Герб Оренбурга История Оренбуржья Герб Орска
Главная О проекте Форум Гостевая книга Обратная связь Поиск Ссылки
Разделы


Библиотека

Видео

Геральдика

Города и села

Живопись

Земляки

Картография

Краеведение

Личности

Музеи

Мультимедийные материалы

Памятники и мемориалы

Разное

Религия

Сигиллатия

Учебные заведения

Фотоальбом

Экспедиции




Источник: http://sup-idea.com/

В

А :: Б :: В :: Г :: Д :: Е :: Ж :: З :: И :: К :: Л :: М :: Н :: О :: П :: Р :: С :: Т :: У :: Ф :: Х :: Ц :: Ч :: Ш :: Щ :: Э :: Ю :: Я

ВАЙКАТРИО (Вайхатрио), Гемродж-Мундас - индийский купец в Раиме (1849).

"7 августа прибыл из Бухарии в Раимское укрепление неизвестный человек, называвший себя индейским уроженцем города Мултан Гемродж-Мундасом Вайкатрио, в препровождении двух киргизцев, и просил провожать его от укрепления до колодцев Акджулпаса. Удостоверившись, что Вайкатрио действительно торговец, что видно из имеющегося у него вида..., я отпустил его..., и он с двумя киргизцами, прибывшими с ним из Бухарии, 8 числа

поутру отправился в дальнейший путь в крепость Орскую" (Из рапорта Я.Я.Дамиса генералу В.А.Обручеву).

28-летний брамин Вайкатрио в прошлые годы бывал и жил в Санкт-Петербурге, Астрахани и других городах России, мог разговаривать на русском языке, был достаточно образован в разных науках, проявлял серьезный интерес к внешней политике Российской империи, Великобритании, государств Востока. (ГАОО, ф.6, оп.10, д.6166).

Об индийском госте Шевченко мог услышать по окончании второго плавания по Аральскому морю и прибытии в Раимское укрепление, где о Вайкатрио помнили и рассказывали многие. Когда Бутаков со своими сотрудниками, в т.ч. Шевченко,прибыл в Оренбург, индеец находился еще здесь. Так что сведения раимские могли подкрепиться впечатлениями оренбургскими.

ВАЛОВ, Никита Ермолаевич - делопроизводитель хозяйственого комитета 4-го учебного карабинерского полка в Нижнем Новгороде, губернский секретарь.

В прошлом кантонист, он путем самообразования достиг известности как учитель, а затем - опытный полковой хозяйственник. О нем тепло вспоминает В.Н.Никитин в своих "Воспоминаниях" ("Русская старина", 1906, сентябрь-октябрь).

Валов был участником встречи с Т. Шевченко на квартире отставного поручика Огурцова; об этой встрече (и его позиции) сообщает крестник Валова Никитин (соответствующая запись цитируется в посвященной ему статье).

ВАН-ПУТЕРЕН, Дмитрий Иванович - нижегородский врач.

Служил хирургом ("оператором") врачебной управы, врачом Мариинского института благородных девиц, выполнял также врачебные обязанности в Дворянском институте.

В Нижнем Новгороде Ван-Путерен принадлежал к кругу знакомых Т. Шевченко; в Москве, в первые дни по приезде туда поэта, оказывал ему медицинскую помощь. (V, 189, 210, 211; VI, 213).

ВАРЕНЦОВ, Александр Петрович - директор Нижегородской ярмарочной конторы и ярмарочного театра.

Дослужившись до чина капитана лейб-гвардии Преображенского полка, Варенцов перешел на гражданскую службу; впоследствии он был статским советником и камер-юнкером. В 1848, еще офицером, женился на княжне Софье Федоровне Голицыной ("Род князей Голицыных", составил Н.Н.Голицын. Том 1, СПб, 1892, стр.220).

Шевченко был знаком и дружен с А.П.Варенцовым в Нижнем Новгороде. В его дом он приходил, чтобы послушать "машинной музыки" (V, 165), рисовать портрет жены и сына хозяина (V, 166, 167). Варенцов привлек Шевченко к подготовке благотворительного спектакля (V, 178). Встречались они и в театре (V, 184).

ВАРЕНЦОВ, Виктор Гаврилович (1825-1867) - фольклорист, этнограф и педагог.

Варенцов происходил из семьи чиновника. Окончив с золотой медалью Вятскую гимназию (1841), он, оставшийся круглым сиротою, несмотря на нужду, поступил в Казанский университет и закончил его со степенью кандидата русской словесности (1845). Затем служил учителем словесности в Перми, Пензе, Саратове. К саратовским годам жизни (1854-1857) относится знакомство Варенцова с Н.Г.Чернышевским, место которого в Саратовской гимназии он занял.Там же сблизился с Н.И.Костомаровым. 16 марта 1857 Варенцов был назначен инспектором Дворянского института в Нижнем Новгороде. На этом посту служба продолжалась недолго.21 ноября того же года его утвердили адъюнктом по кафедре русской словесности Казанского университета. К тому времени он уже снискал себе известность как фольклорист и переводчик. В последующие годы,с выходом в свет "Сборника русских духовных стихов" (СПб, 1860) и "Сборника песен Самарского края" (СПб, 1862), Варенцов стал в ряд с видными русскими фольклористами А.Н.Афанасьевым, Ф.И.Буслаевым, П.И.Якушкиным и др. Большую и плодотворную работу вел он как педагог и организатор народного просвещения в Самаре, Керчи, Одессе. Человек прогрессивных взглядов, Варенцов старался служить народу в течение всей жизни. (Его деятельности посвящены статьи и публикации в журналах: "Русская старина" - 1903, декабрь, стр.515-522; 1904, февраль, стр.445-451; "Детский сад", 1867, №№ 7-8, стр.307-308).

Т. Шевченко познакомился и сдружился с Варенцовым в 1857 г. в Нижнем Новгороде. Его имя неоднократно вспоминает Шевченко в Дневнике и письмах. (V, 151, 154, 156, 159, 162, 172; VI, 182, 183, 186).

Из публикаций на эту тему отметим статью Ф.Л.Гольдина "Про знайомство Т. Г. Шевченка з В.Г.Варенцовим" ("Радянське лiтературознавство", 1967, № 3, стр.54-56).

ВАРЕНЦОВ, Николай Михайлович - московский купец второй гильдии.

Варенцов происходил из старинной купеческой семьи и являлся почетным гражданином Москвы. Жил он в доме Четверикова - в четвертом квартале Басманной части. ("Справочная книга о лицах, получивших на 1873 год купеческие свидетельства по 1 и 2 гильдиям в Москве", стр.89).

Мы сообщаем эти сведения в связи с дневниковой записью Т. Шевченко от 24 марта 1858: "В 8 часов вечера отправились к купцу Варенцову, музыканту и любителю искусств. Тут встретился я с некоторыми московскими художниками и музыкантами и, послушавши Моцарта, Бетговена и других великих представителей слышимой гармонии, в 11 часов удалились во свояси, дивяся бывшему". (V, 218). Это была одна из наиболее приятных встреч поэта дней пребывания его в Москве.

ВАРЕНЦОВ, Петр (?) Александрович - сын А.П. и С.Ф.Варенцовых (род. около 1852 г.).

16-19 ноября 1857 Шевченко рисовал его портрет, характеризуя сие "милое чадо" достаточно нелестно: "Мальчик лет пяти, избалованный, будущий собачник, камер-юнкер и вообще человек дрянь". (V, 166).

Портрет неизвестен. Не установлена судьба и самого Варенцова-младшего.

ВАРЕНЦОВА, Софья Федоровна, урожд. Голицына (1830-1893) - жена А.П.Варенцова, старшая сестра князя В.Ф.Голицына.

Шевченко бывал в нижегородском доме Варенцовых, писал портрет Софьи Федоровны и ее сына. В Дневнике дан словесный портрет "м(адам) Варенцовой". "Плотная кавалергард-мадам. Ничего женственного..." (V, 166). Поэт называет ее "гусароподобной", "неуклюжей Бобелиной" (V, 167).

Портрет Софьи Федоровны работы Шевченко неизвестен.

ВАСИЛЬЕВ - бухгалтер Астраханского комитета общественного призрения.

Имя "сего почтенного старичка" упоминается Т. Шевченко в записях Дневника за 12 и 13 августа 1857 г. в связи с предпринятыми им поисками книги М.Рыбушкина "Записки об Астрахани". Васильев, к которому поэт ходил за книгой специально, "желаемой книги" в эти дни так и "не сообщил". (V, 104).

ВАСИЛЬЕВ, Алексей Степанович - гарнизонный инженер-прапорщик Раимского укрепления.

"Устройство форта (Кос-Арала - Л. Б.) поразило меня своей оригинальностью. Гарнизонный инженер, разбивавший его, рассчитав линию огня..., придал форту фигуру треугольника, которого каждый бок имел 20 сажен длины; тем не менее почти все постройки он поместил внутри форта. Бруствер был сделан из местного материала, то есть из сыпучего песку, и обшит камышом. Казармы и все службы были построены также из камыша и небольшого количества серого кирпича..." (А. И. Макшеев. "Путешествие по Киргизским степям и Туркестанскому краю", стр.54).

Васильев (род. в 1816 году) был одним из офицеров, с которыми Шевченко познакомился в бытность свою в Раимском укреплении. Э.Нудатов называет его среди тех, чьи портреты рисовал поэт-художник. Портрет Васильева неизвестен. Однако сохранились зарисовки строений Раима и Кос-Арала, в создании которых деятельно участвовал гарнизонный инженер.

В Раиме Васильев жил еще в течение ряда лет. В январе 1850 г. в местной церкви состоялось бракосочетание его с А.П.Максимовой, дочерью покойного чиновника 8-го класса. (ГАОО, ф.173, оп.11, д.186).

ВАСИЛЬЕВ, Андрей Васильевич - письмоводитель конторы Новопетровского военного полугоспиталя.

Службу здесь Васильев начал не позднее 1852 года в чине коллежского регистратора; в 1857-м - губернский секретарь. (ГАОО, ф.173, оп.11, д.234-а).

Один из героев истории, которая в июньские-июльские дни 1857 весьма занимала обитателей небогатого событиями Новопетровского укрепления - истории "о том, как... раскроил лоб чубуком тесть своему будущему зятю", иными словами - как расстроилась свадьба дочери губернского секретаря Васильева и пьяницы подпоручика Чирца.

Шевченко посвятил перипетиям этой истории немало страниц своего Дневника. (V, 17, 18, 20, 51, 52, 60). Описания ее проникнуты разящей иронией и, одинаково зло высмеивая "зятя" и "тестя", поэт делает далеко идущие выводы о тех, кто, по воле судьбы, составляет "цвет общества" во многих "гнездилищах безграничных мерзостей", какими являлись военные крепости и поселения.

ВАСИЛЬЕВ, Иван Дмитриевич - рядовой 4-го Оренбургского линейного батальона, участник экспедиции А. И. Бутакова в 1849 году, герой стихотворения Т. Шевченко "Ну що б, здавалося, слова...", написанного на Кос-Арале.

Упомянув в стихотворении Островную, поэт сделал примечание: "Оренбург.губ." (II, 105-106).

Островная - точнее Островное - относится к числу первых украинских поселений, образованных в Оренбургской губернии в начале XIX века. Основателями села явились потомки первых черкас (бывших украинских казаков), которые, основав Кинель-Черкасскую слободу, обратились в канцелярию Оренбургского казачьего войска с просьбой о принятии их в казачье сословие и, в связи с этим, вскоре были переведены - частично - в урочище "Островные речки" на правобережье р.Урал. Это произошло в 1812 или 1813 гг. Уже в 1817 Островное насчитывало 513 жителей обоего пола. (С.А.Попов. "Из истории поселения украинцев в Чкаловской области". Сб. "Великая дружба". Чкалов, 1954, стр.65).

В июне 1847 г., следуя из Оренбурга в Орскую крепость, Шевченко проезжал через Островное: здесь была сделана остановка на ночь. Описания села, впечатления от встреч с его жителями, от бесед с ними содержатся в повести "Близнецы". (IV, 99-100).

"Земляком из Островной" назвал поэт встреченного на Аральском море матроса, чья песня вызвала в нем глубокие чувства, растрогала до слез.

Кто этот человек? Из множества фамилий и имен участников экспедиции А. И. Бутакова (см. Абизаров) только одна фамилия и одно имя совпадают с обозначенными в "ревизских сказках" села Островное. В списках 1834 г. здесь значится Васильев Дмитрий Михайлович, сыну которого - Ивану - тогда было одиннадцать лет (ГАОО, ф.98, оп.2, д.57, л.452). Имя Ивана Васильева как раз и называется в числе участников плавания на шхуне "Константин".

Ко времени встречи с Шевченко ему было двадцать шесть и на службе он находился уже не один год.

Выяснение имени "земляка из Островной" и времени его службы на шхуне "Константин" позволяет уточнить датировку стихотворения, относя его не ко второй половине 1848 года, а к 1849-му. Во время поездок в село дополнительных сведений о "матросе из Островной" собрать не удалось.

ВАСИЛЬЕВ, Николай Александрович - астраханский военный губернатор и главный командир Астраханского порта, контр-адмирал.

До назначения на этот пост (октябрь 1853) служил начальником штаба Кронштадтского порта. В должность вступил 29 ноября того же года. (РГАВМФ, ф.283, оп.2, д.2755, лл.4, 15).

Васильев приезжал в Новопетровское укрепление в бытность там Шевченко. В 1856 он дважды был здесь одновременно с академиком К.М.Бэром, который совершал заключительный объезд Каспийского моря.

С именем Васильева Шевченко связывает в Дневнике трагикомическую историю с назначением его в почетный караул для встречи высоких гостей: "ежели не великого князя Константина Николаевича, то непременно адмирала Васильева, губернатора астраханского". Предстоявший и не состоявшийся визит, о котором невесть как распространились слухи, поставил Шевченко в строй и заставил снова пережить тяжкие часы муштры. (V, 53, 72-73).

В дальнейшем, уже будучи в Астрахани, поэт поинтересовался, где живет извесный ему "представитель верховной власти" и здание "поразило своей дисгармонией", как, впрочем, и вся Астрахань - "дрянь, никуда не годный портовый город". (V, 97-99).

ВАСИЛЬЕВ, Прокофий - матрос первой статьи, участник экспедиции по изучению и описанию Аральского моря.

На службе в 45-м флотском экипаже (Астрахань, Каспий) находился с 1840 года; матросом первой статьи стал в 1845-м; на Арал, а до того в Оренбург, был назначен в январе 1848-го в группе матросов третьей роты под началом унтер-офицера Садчикова.

Участвовал в обоих плаваниях (1848, 1849), а также зимовал на Кос-Арале, вместе с Т. Шевченко.

ВАСИЛЬЕВА, Анна Андреевна - дочь губернского секретаря А.В.Васильева. (ГАОО, ф.173, оп.11, д.234-а).

"Героиня", а точнее жертва "балаганной" истории, которая разыгралась в предсвадебные для девушки дни. Не щадя своим пером ее жениха - А.В.Чирца и отца - А.В.Васильева, Шевченко очень бережно пишет о невесте, положение которой, при всей "водевильности" событий, оказалось весьма незавидным. С гневом заносит он на страницы Дневника рассказ о гнусной процедуре, которой началось, по требованию отца, "следствие над женихом и невестой" - медицинском освидетельствовании ее в присутствии понятых, с пошлыми остротами лекаря и грубыми насмешками приглашенных. "Мерзость!" - бросает Шевченко в лицо тем, кто презрел и честь, и совесть. (V, 60).

Как убеждает просмотр метрических книг Новопетровского укрепления за 1857-й и последующие годы, злополучная свадьба так и не состоялась.

ВАСИЛЬЕВА, Екатерина Николаевна (1829-1877) - актриса Нижегородского театра.

Воспитанница Московской театральной школы, она выступала на сцене с детских лет и ко времени приезда в Нижний Новгород (1857) имела в своем репертуаре ряд крупных ролей ( в том числе Софьи в "Горе от ума"). В этом городе ею были созданы многие образы "драматических любовниц", выдвинувшие актрису в число ведущих членов труппы. В начале 60-х годов Васильева вышла замуж за актера и режиссера В.М.Трусова. Вскоре, однако, его оставив, она выехала в Казань. Среди ролей, сыгранных Васильевой-Трусовой в разные годы, - леди Макбет, Офелия, Катерина в "Грозе", Аида в "Парижских нищих" и др.

Т. Шевченко внимательно следил за игрой молодой артистки. (V, 148, 151, 165, 191). Заботой о ее будущем проникнуты замечания, сделанные в его статье "Бенефис г-жи Пиуновой, января 21 1858 года". (VI, 318). Однако эти замечания вызвали полемику в той же губернской газете, повлекли всевозможные закулисные сплетни.

ВЕЙДЕМАН, Карл Иванович - старший учитель Астраханской гимназии.

Прикомандированный к экспедиции К.М.Бэра, заменивший в ней досрочно выбывшего из ее состава Н.М.Семенова, Вейдеман посещал Новопетровское укрепление в 1855-1856 гг.; побывал он здесь и в 1857-м, уже по собственному желанию. В экспедиции Карл Иванович исполнял обязанности младшего естествоиспытателя, в частности изучал составы вод, их химические качества.

О посещении им Мангышлака свидетельствует запись в Дневнике за 18 июля 1857 - правда, Вейдеман представлен в ней расплывчато. "Учитель словесности (?) при астраханской гимназии, пользующийся свободным каникулярным временем, и чуть ли еще не земляк мой", "может быть и действительно ученый, потому что вместе с Данилевским и другими участвовал в экспедиции Бэра" (V, 74-75) - это и есть Вейдеман, наслышанный о Шевченко значительно раньше и, по всему судя, проникшийся к нему уважением.

Из переписки о Вейдемане

От директора училищ Астраханской губернии: "Вследствие предписания г.управляющего Казанским учебным округом от 27 минувшего апреля за № 1287 о прикомандировании по 1 января 1856 года старшего учителя вверенной мне гимназии Карла Вейдемана помощником к Вашему превосходительству (К.М.Бэру - Л. Б.) при исследовании Вами каспийского рыболовства, с освобождением его на семь месяцев от прямых обязанностей по гимназии и с оставлением при нем получаемых по должности окладов, честь имею уведомить..., что с 15 числа сего мая 1855 г.Вейдеман прекратил свои занятия по гимназии и командирован мною в экспедицию для исполнения возлагаемых на него по оной обязанностей...".

Годом позже, в 1856: " Старший учитель вверенной мне гимназии Вейдеман уволен мною от занятий по гимназии на две недели для совершения с Вами поездки <...> Сообщая об этом Вашему превосходительству, я имею честь покорнейше просить не задерживать г.Вейдемана <...> далее двух недель, потому что <...> по времени приближения годичных экзаменов Вейдеману необходимо повторить с учениками пройденное в течение года".

(Архив Академии наук - Петербургское отделение, ф.129, оп.1, д.569, л.20-21, 27-27 об.).

ВЕЙМАРН, Александр Владимирович - командир Нижегородского учебного карабинерного полка, генерал-майор.

Знакомство Т. Шевченко состоялось благодаря Н.К.Якоби. 3 октября 1857 г. в Дневнике появилась запись: "Генерал Веймарн замечателен тем, что он не похож на русского генерала, а похож вообще на прекрасного простого человека".

Благодаря содействию Веймарна, из окна его полковой казармы художник рисовал Архангельский собор; дома у генерала он встретился с декабристом И.А.Анненковым.

ВЕЛЬЯМИНОВ-ЗЕРНОВ, Владимир Владимирович (1830-1904) - русский ученый-востоковед, впоследствии академик по отделу восточных языков.

В 1854-1856 гг. Вельяминов-Зернов состоял при Оренбургском и Самарском генерал-губернаторе "для занятий по пограничной части". Выехал из Оренбурга 12 мая 1856 г., получив четырехмесячный отпуск для поездки в Петербург; более к прежнему месту службы не вернулся, так как четыре месяца спустя был назначен в Азиатский департамент Министерства иностранных дел. (ГАОО, ф.6, оп.6, д.12848).

Вельяминов-Зернов упоминается в письме Б. Залеского, отправленном 8 июня 1856 в Новопетровское укрепление. Сообщая о продаже художественных работ Шевченко, Залеский об одной из них писал: "Купил этот кусок Вельяминов-Зернов, в одно же время с Бюрно оставивший Оренбург навсегда, ориенталист и страшный любитель всего восточного". ("Листи до Т. Г. Шевченка", стр.85).

Исходя из этого, названного человека можно отнести к числу заочных знакомых поэта-художника.

ВЕНГРЖИНОВСКИЙ, Аркадий Николаевич - надзиратель школы для киргизских детей при Оренбургской Пограничной комиссии, коллежский секретарь.

Родился в 1818 году, происходил из обер-офицерских детей. В штрафах и под судом не был. Утверждение о его принадлежности к польским ссыльным - ошибочно.

По окончании Подольской гимназии Венгржиновский был определен в штат Проскуровской градской полиции (1833-36), затем служил в Проскуровском земском суде (1836-40), в Подольской палате государственных имуществ (1840-41) и Винницком окружном управлении (1841-42). По личному желанию переехал в Тобольск, где в 1843-45 гг. являлся смотрителем заведений Тобольского приказа.

В апреле 1845, согласно прошению, получил, вслед за М.В.Ладыженским, перевод в Оренбургскую Пограничную комиссию, а тут - назначение надзирателем школы для киргизских детей. Много было им сделано для лучшей организации этой школы, для создания ее учебной базы.

В декабре 1849 Венгржиновский подал прошение о предоставлении ему четырехмесячного отпуска "для свидания с родственниками и для приискания места службы". Получив отказ, подал в отставку и в июне 1850 выехал из Оренбурга. (ГАОО, ф.6, оп.10, д.6057-б).

Для отставки Венгржиновского были, однако, и более серьезные причины. В "Описи секретным делам, производившимся от лица председателя Оренбургской Пограничной комиссии", нам встретились названия двух дел, к сожалению, пока не отысканных: "О пересылке государственному преступнику Родзевичу писем якобы чрез чиновника комиссии Венгржиновского" (апрель 1849) и "Об учреждении за губернским секретарем Венгржиновским строгого негласного наблюдения" (июнь-август 1850). Уже по названиям этих дел можно судить о том, почему и как выехал он из Оренбурга. (ГАОО, ф.6, оп.10, д.6902).

Прояснили ситуацию другие архивные дела (6060, 6153). Оказывается, его вина заключалась в том, что через него шла переписка политического арестанта Ф.Рудевича и, таким образом, чиновник был уличен "в непозволительных своих с арестантом сим отношениях". Только через семь месяцев после заявления Венгржиновского об отставке ходатайство было удовлетворено; по распоряжению Обручева, за ним было учреждено "строгое негласное наблюдение".

Знакомство Шевченко с Венгржиновским произошло зимой 1849-1850 и вскоре перешло в дружбу. Оно продолжалось и после их разлуки. Нам известно лишь одно письмо Шевченко к Венгржиновскому (VI, 70). Но имя его с теплотой вспоминается во многих письмах к Б. Залескому, написанных в 1853-57 (VI, 90, 91, 93, 102, 104, 107, 111, 122, 124 и др.). С помощью Венгржиновского Шевченко возобновил прерванные связи с В.Н. Репниной, которая включилась в хлопоты об облегчении его участи. Через оренбургского друга, поселившегося в Одессе, были проданы на Украине некоторые художественные произведения, присланные окольными путями из Новопетровского укрепления. А. Венгржиновскому подарил Шевченко свой автопортрет, который долгое время хранился им как память о поэте (т.8, л.47).

"Один из наших больших приятелей и искренних опекунов среди бед солдатской жизни" - так характеризовал Венгржиновского Б. Залеский. ("Листочки до вiнка на могилу Шевченка в XXIX роковини його смертi", Львов, 1890, стр.48).

О Венгржиновском

"...Имею в виду, что коллежский секретарь Венгржиновский есть уроженец западных губерний и что содержащийся здесь в Оренбурге политический арестант Рудзевич писал к родственникам своим письма без ведома начальства и в одном из них просил отвечать на имя помянутого Венгржиновского, чем самым этот чиновник и заподозрен в непозволительных своих с арестантом сим отношениях, кроме которого в Оренбурге находится значительное число лиц, высланных сюда по политическим же делам из Царства Польского и западных губерний, то я потребовал от Пограничной

комиссии сведения, какие причины заставляют его ехать в вышеозначенные губернии..."

(1849; ГАОО, ф.6, оп.10, д.6060, л.111-112).

ВЕРНЕР, Томаш (Фома) - рядовой, а с 1849 г. - унтер-офицер 4-го Оренбургского линейного батальона.

За то, что, будучи учеником гимназии в Варшаве, Вернер "читал сам и раздавал читать другим запрещенные книги для возбуждения против правительства, доказывал возможность восстания и искал знакомства с ремесленниками, чтобы наклонить их к участию в мятеже при первом возможном случае", его в 1844 наказали розгами и отдали рядовым в Отдельный Оренбургский корпус. (В.А.

Дьяков. "Деятели русского и польского освободительного движения", стр.38).

В 1848 г. Вернер, по ходатайству А. И. Бутакова, был прикомандирован к возглавляемой им Аральской экспедиции "для геологических исследований"; во время плавания этого и последующего годов состоял в экипаже шхуны "Константин".

"Я поручил одному из своих подчиненных, унтер-офицеру Вернеру, собирать... образцы горных пород, измерять толщу пластов, наклонность их и направление; он же собирал растения, с корнями и цветом, по инструкции, сообщенной мне покойным адмиралом Ф.Ф.Беллинсгаузеном". (А. И. Бутаков. "Сведения об экспедиции, снаряженной для описи Аральского моря, в 1848 г.". "Вестник Императорского Русского Географического Общества на 1853 год", отд.VII, стр.4-5).

Вот один из эпизодов работы Вернера: "Тотчас же после обеда команды, я послал на берег вооруженную партию с рядовым Вернером (бывшим студентом Варшавского Технологического Института, взятым мною собственно для этих исследований), чтобы рыть ямы... Пройдя около 5 верст..., рядовой Вернер... нашел пласт угля, толщиною в 1 фут и прекрасного качества". (А. И. Бутаков. "Дневные записки...", стр.16).

Офицерский чин Вернер получил не позднее конца 1853. В приказе по корпусу, датированном маем 1854, говорится уже о переводе прапорщика Вернера из девятого во второй линейный батальон. В октябре 1856 он был произведен в подпоручики, с увольнением от службы "по домашним обстоятельствам". (ГАОО, ф.6, оп.12, д.1044, л.115; д.1388, л.5).

Знакомство Шевченко с Томашем Вернером произошло скорее всего еще в Орской крепости, перед выходом транспорта к Аральскому морю. Рождение дружбы между ними относится ко времени совместной их службы в составе описной экспедиции. В период плавания они, по воспоминаниям А. И. Макшеева, жили в одной каюте, а между плаваниями, по свидетельству Э.В.Нудатова, в одной джуламейке. Здесь Шевченко нарисовал портрет Т.Вернера (т.8, л.48).

Еще находясь на Арале, Бутаков обратился к начальнику 23-й пехотной дивизии генерал-лейтенанту Толмачеву с рапортом о прикомандировании к нему в Оренбурге как Шевченко, так и Вернера.

Рапорт от 22 апреля 1849 гласил: "В команде вверенных мне судов находятся 4-го линейного батальона унтер-офицер Фома Вернер и рядовой Тарас Шевченко. Первый был мною взят в прошлогоднее плавание по предложению г. подполковника Матвеева для исследования каменного угля, которого признаки были найдены на северо-западном берегу Аральского моря, и для геологических и ботанических наблюдений, причем он оказался весьма полезным, ибо честь открытия пласта каменного угля принадлежит ему, - а

последний был назначен его высокопревосходительством господином корпусным командиром для снимания видов в степи и на берегах

Аральского моря. Оба они будут мне необзодимо нужны по возвращении в Оренбург: унтер-офицер Вернер для окончательного составления геологического описания берегов и классифицирования долженствующих быть отправленными в С.-Петербург образцов горных пород и ботанических экземпляров, а рядовой Шевченко - для окончательной отделки живописных видов, чего в море сделать невозможно, и для перенесения гидрографических видов на карту после того, как она будет составлена в Оренбурге..." ("Тарас Шевченко. Документи та матерiали...", стр.166).

На основании полученного разрешения, Шевченко и Вернер сотрудничали, продолжая дружить, и в Оренбурге. Последние их встречи состоялись весной 1850, когда поэт был арестован, а его друг вновь отправился на Аральское море продолжать поиски угля.

Томаш Вернер изображен на рисунке А. Ф. Чернышева, запечатлевшем Шевченко среди польских ссыльных, причем его знакомство с некоторыми поляками произошло, как можно предположить, при деятельном посредничестве Вернера.

Имя Вернера упоминается в письмах Т. Шевченко к их общему другу Б. Залескому - от 6 июня 1854 и от 10 февраля 1855. (VI, 102, 111).

Что касается январского письма 1854 (VI, 92), то в нем говорится, как можно предположить, не о Вернере, а о Ф.М. Лазаревском (поздравление вызвано его назначением в Петербург).

Вернер в то время находился далеко от Оренбурга, на Богословском заводе, где располагался девятый линейный батальон; Шевченко, который внимательно следил за передвижениями друзей, об этом знал.

Переписка Шевченко и Вернера могла иметь место, но до нас не дошла.

ВЕСЕЛОВСКИЙ, Владимир Павлович - молодой нижегородский чиновник, член губернской археографической комиссии.

Принадлежал к семье, близкой к литературно-музыкальным кругам (писателю Мельникову-Печерскому, историку музыки Улыбышеву и др.). Сам он впоследствии был женат на "кузине" Лермонтова - родной сестре А.П.Шан-Гирея Екатерине Павловне.

Т. Шевченко познакомился с Веселовским на музыкальных вечерах в Нижнем Новгороде. "Вечер провел у милейшего юноши виртуоза-виолончелиста Весловского..." - записал он в Дневнике (V, 187). В написании фамилии допущена ошибка ("Весловский").

ВИДДЕР, Карл Густавович - федьдъегерь военного министерства, подпоручик.

Происходил из австрийских подданных, принявших присягу на верность России. В фельдъегерском корпусе служили три брата Виддеры. О службистском рвении Карла свидетельствует его поведение после того, как он узнал от младшего брата, Николая, о растрате им казенной суммы. Брата он не пощадил, подведя его под трибунал и самый суровый приговор (см.далее).

По приказу дежурного генерала Главного штаба Виддер был назначен специально "для доставки к командиру Отдельного Оренбургского корпуса рядового Шевченко".

Приняв опального поэта в арестантской комнате Инспекторского департамента 31 мая, сей чин фельдъегерского корпуса доставил его в Оренбург к 11 часам вечера 9 июня 1847 г. (Датировка уточнена в статье М.Моренца "Коли Т.Шевченка було вiдправлено на заслання?" - "Радянське лiтературознавство", 1967, № 10, стр.72-74).

Виддер упоминается в официальной переписке об отправке и доставке Шевченко в Оренбург. Не раз писал о нем сам поэт. В 1857, проезжая мимо Симбирска, он вспомнил как вез его в солдаты "фельдъегерь неудобозабываемого Тормоза": "Он меня из Питера на осьмые сутки поставил в Оренбург, убивши только одну почтовую лошадь на всем пространстве". (V, 123).

Неизменно упоминаемый биографами, фельдъегерь Виддер олицетворяет собой начало невольничьего периода жизни Шевченко, длившегося многие годы.

Виддер о Виддере.

"...Вверенного мне корпуса подпоручик Виддер донес, что он заметил брата своего фельдъегеря Виддера в каком-то расстроенном состоянии и что по спросу его о причине он ему сознался, что бывши дежурным в Инспекторском департаменте Военного министерства 21-го прошлого сентября месяца получил из казначейства оного два пакета для доставления на почту, но означенных денег в почтамт не сдал, в рассыльной же книге сделал расписку чиновника почтамта, а деньги издержал, уверяя по крайности...

... Со дня такого поступка он мучился совестью и страхом о наказании, совершенно растерялся и впал в уныние. Такое состояние вскоре заметили братья его, которым он тотчас сознался в своем поступке и, отдавая им оставшиеся 265 руб. и документы, просил довести о случившемся до сведения начальства, что ими было и исполнено..."

(1862, РГВИА, ф.395, оп.299, д.287, л.9-10).

ВИЛЬДЕ, Николай Евстафьевич (Карл Густавович) (1832-1896) - чиновник особых поручений при Нижегородском генерал-губернаторе, артист-любитель.

Эта "служебная" характеристика относится к 1857-1858 гг. В дальнейшем Вильде, питомец Петербургского университета, службу оставил и полностью посвятил себя театру. В Малом театре, где он играл в 1863-1888 гг., после непродолжительного периода работы в провинциальных труппах, им были сыграны роли Чацкого, Гамлета, Бориса Годунова. Активно участвовал в работе "Артистического кружка", руководимого А.Н.Островским, с которым познакомился еще в 1857 в Нижнем. Снискал Вильде известность также как драматург, автор пьес "Арахнея", "Преступница" и других.

Знакомство Т. Шевченко с Вильде, в то время двадцатипятилетним чиновником, состоялось в Нижнем Новгороде. Судя по характеру записи в Дневнике от 6 марта 1858 г., они встречались нередко; в доме его мог поэт общаться с людьми, преданными искусству. Сам Вильде не только ценил талант Шевченко-художника, но и был посвящен в планы. На прощанье он подарил ему "несколько миниатюрных медальонов, копии с известных скульптурных произведений, древних и новых, сделанных разными художниками", которые тот принял, как "милый и умный подарок". (V, 209).

Вильде может быть причислен к тем нижегородским знакомым Шевченко, чьи портреты, ныне неизвестные, он мог рисовать. В связи с этим требуют изучения фонд Вильде и другие фонды в Государственном Центральном театральном музее.

ВИТКОВСКИЙ, Каэтан - рядовой 4-го Оренбургского линейного батальона.

Происходя из крепостных крестьян, Витковский был отдан на военную службу за то, что "знал о предполагавшемся в 1849 году в Вильне возмущении, согласился принять в нем участие и подговаривал к тому других". В солдатах он служил с 1850 и лишь в 1857 получил первое поощрение - право выслуги. (В.А.Дьяков. "Деятели русского и польского освободительного движения", стр.40).

Витковский значится в "Списке нижним чинам, поступившим в 4-ю роту Оренбургского линейного № 5 батальона за различные преступления"; здесь он в 1850 находился одновременно с Шевченко. (ИЛ, ф.1, д.489).

ВЛАДИМИРОВ А. - артист Нижегородского театра.

Уроженец Костромской губернии, актер провинциальных театров на протяжении многих лет, по амплуа своему комик, он выступал на сцене Нижнего Новгорода в ролях различного плана, вплоть до трагических.

Т. Шевченко ценил Владимирова и как артиста, и как человека. Он писал, что "в нем видно и развитие и необыкновенное понимание искусства" (VI, 317), называл одним из "львов здешней сцены", "честным артистом", своим любимцем", бывал у него дома, ездил с ним за город. (V, 169, 172, 174, 190, 204, 206, 207).

ВОЗНИЦЫН, Яков Осипович - капитан волжского парохода "Сусанин".

Происходил из дворян Тверской губернии, где за родителями его числилась 51 "душа". Двенадцатилетним, в 1835 году, поступил в морской кадетский корпус. До средины пятидесятых годов плавал по Балтийскому и Черному морям. "По случаю войны с Венгрией" в 1849 был "в сухопутном походе гвардии к западным границам империи". (РГАВМФ, ф.406, оп.3, д.345, № 81, д.365, № 96).

В августе 1856 лейтенант Возницын получил увольнение из 8-го флотского экипажа для службы на коммерческих судах общества "Меркурий". ("Памятная книжка Морского ведомства на 1857 год", стр.261).

Т. Шевченко свел знакомство с Возницыным на пароходе "Князь Пожарский". Сообщив о предстоящей поездке в свое поместье "по случаю освобождения крепостных крестьян", он, по словам Шевченко, "хотя и либерал, но, как сам помещик, проговорил эту великолепную новость не с удовольствием", что явно охладило его интерес к капитану "Сусанина". (V, 123).

Их встречи впоследствии могли иметь место и в Нижнем Новгороде.

ВОЛКОНСКИЙ, Сергей Григорьевич (1788-1865) - декабрист, член Союза Благоденствия и Южного общества.

Осужденный по первому разряду и по конфирмации приговоренный к 20 годам каторги, Волконский отбывал ее в Нерчинских рудниках. С 1835 жил на поселении - сначала в Петровском Заводе, потом в с.Уриковском близ Иркутска. По амнистии 1856 получил разрешение вернуться в Европейскую Россию.

Т. Шевченко был, несомненно, наслышан о Волконском еще в Нижнем Новгороде, куда декабрист заезжал незадолго до его прибытия. Приехав в Москву, Шевченко был сначала обрадован подаренным ему портретом Волконского, а затем, еще более, встречей, состоявшейся в доме Кошелевых. "Кротко, без малейшей желчи рассказал он мне некоторые эпизоды из своей 30-летней ссылки..." - занес Шевченко в Дневник 25 марта 1858. (V, 215, 218).

ВОЛХОНСКИЙ, Федор Николаевич - врач, воспитанник Киевского университета (выпуска 1857 года).

Вместе со своим однокашником П.П.Малюгой Волхонский получил назначение на службу в Иркутск. По пути в Сибирь молодые врачи заехали в Нижний Новгород, где встретились с Т. Шевченко. "Они едут в звании медиков заслуживать казне за воспитание" - отметил поэт это посещение в записи Дневника 18 февраля 1858. Посещение земляками, да еще молодыми, было для него событием приятным. (V, 202).

Более подробных сведений о Ф.Н.Волхонском (в Дневнике - Волконском), а равно о посещении названными лицами Шевченко в нашем распоряжении нет.

ВОРОНОВ, Михаил (Михайла) - матрос первой статьи, участник экспедиции по изучению и описанию Аральского моря.

В 45-м флотском экипаже (Астрахань, Каспий) служил с 1840. Первой статьи был удостоен незадолго перед отправкой на Арал, в группе под командой унтер-офицера Клюкина. Шевченко и Воронов вместе провели плавание 1848 г. После первой навигации матрос из состава экспедиции выбыл (причина неизвестна).

Т. Г. Шевченко. Портрет В. П. Воронцова
Т. Г. Шевченко
Портрет В. П. Воронцова
1852

ВОРОНЦОВ, Владимир Петрович - подпоручик 1-го Оренбургского линейного батальона.

В Новопетровском укреплении Воронцов служил до 1852 года, затем был переведен в 8-й Оренбургский линейный батальон, откуда в 1853, в чине штабс-капитана, получил увольнение "по домашним обстоятельствам". Вскоре он был назначен бугурусланским городничим. (ГАОО, ф.6, оп.12, д.1044; "Адрес-календарь Оренбургского края на 1853 год", стр.233; "Адрес-календарь Оренбургского края на 1854 год", стр.403).

О добрых, дружеских отношениях между Шевченко и Воронцовым существует ряд свидетельств современников.

Сослуживец по Новопетровскому укреплению подпоручик Фролов сообщил, что Шевченко нарисовал портрет Воронцова, "которого очень любил". ("Киевский телеграф", 1876, № 53).

Более подробные сведения мы находим в рассказе жены Воронцова (тогда уже покойного), которая, живя в Орске, сообщила в 1895-1896 журналисту А.И.Матову о некоторых обстоятельствах знакомства поэта и офицера, оказавшихся в одно время на Мангышлаке. Из ее рассказа становится известным, что во время строительства Новопетровского укрепления Воронцов заведовал "материальной частью", а в дальнейшем являлся одним из офицеров роты, в которой служил Шевченко.

"... Воронцов... не был поклонником фухтелей и шпицрутенов. Это был человек просвещенный, с хорошими порывами, артист в душе и при всем том мягкий и добрый начальник. Он великолепно рисовал акварелью и масляными красками, любил восхищаться беспредельной песчанной степью и зеркальной гладью Каспийского моря... Стихи Шевченко он впоследствии добросовестно заучивал наизусть и долго их помнил. Разумеется, ссыльный солдат и командир-художник очень скоро узнали друг друга и сошлись, насколько было возможно "сойтись" начальнику с подчиненным при тогдашнем воинском режиме... Сам Воронцов, под тем или другим предлогом, нередко брал с собой Шевченко, и они уходили в степь, за крепостную стену. Здесь обыкновенно наскоро натягивалась грунтовка, появлялись кисти и краски, и два художника на полной свободе отдавались своей общей страсти..." (Газ. "Камско-Волжский край", 1897, № 318).

Портрет В.П.Воронцова, выполненный Шевченко, обнаружен в недавние годы.

ВОРОНЦОВА, Екатерина (отчество неизвестно) - жена В.П.Воронцова. (ГАОО, ф.6, оп.10, д.6262).

Со слов Воронцовой, жившей тогда в Орске и находившейся уже в преклонном возрасте, были записаны в 1895-96 гг. цитированные выше воспоминания о службе Шевченко на Мангышлаке. Несмотря на отдаленность событий во времени, на прошедшие с тех пор десятки лет, память ее сохранила многое. Это тем более удивительно, что все рассказанное она наблюдала не сама, а знала только по рассказам мужа.

Объективности ради следует, однако, отметить, что ко времени встречи журналиста А.Матова с Е.Воронцовой уже были опубликованы воспоминания Е.Косарева, Н. Савичева и других, в связи с чем не исключено их использование при подготовке рассказа Воронцовой к печати. Тем не менее свидетельства ее заслуживают внимания. Первая их публикация осуществлена в газете "Камско-Волжский край" (1897, № 318).

ВОРОНЦОВ, Василий Эмильевич - бывший уральский золотопромышленник, впоследствии работник золотых промыслов.

С дореволюционных лет до 1935 года им сохранялись тринадцать документов, кем-то похищенных из Орского архива и непосредственно касающихся Т. Шевченко. Впоследствии они были переданы уральцами на Украину. Ныне документы находятся в фондах Института литературы им.Т. Г. Шевченко в Киеве.

ВОТЯКИ. Бытовавшее во времена Т. Шевченко, а ныне устаревшее название удмуртов - одной из народностей Оренбургской губернии, узнанных им в годы солдатчины.

ВРОБЛЕВСКИЙ, Еремей (Евстахий) - рядовой 4-го Оренбургского линейного батальона.

В солдаты Отдельного Оренбургского корпуса Вроблевский был отдан в 1849 г. за связи с Кирилло-Мефодиевским товариществом, установленные еще во время его учения в Киевском и Харьковском университетах.

Сослуживец Т. Шевченко в бытность его в Раимском укреплении, Вроблевский умер там в 1850-м. (ГАОО, ф.173, оп.11, д.186).

А :: Б :: В :: Г :: Д :: Е :: Ж :: З :: И :: К :: Л :: М :: Н :: О :: П :: Р :: С :: Т :: У :: Ф :: Х :: Ц :: Ч :: Ш :: Щ :: Э :: Ю :: Я

На главную Обсудить на форуме Версия для печати

Назад

 

Наверх

 

На развитие проекта


1 рубль




Orphus

Система Orphus

Вести с форума


«История Оренбуржья»
Авторский проект
Раковского Сергея
© Copyright 2002–2017