Герб Оренбурга История Оренбуржья Герб Орска
Главная О проекте Форум Гостевая книга Обратная связь Поиск Ссылки
Разделы


Библиотека

Видео

Геральдика

Города и села

Живопись

Земляки

Картография

Краеведение

Личности

Музеи

Мультимедийные материалы

Памятники и мемориалы

Разное

Религия

Сигиллатия

Учебные заведения

Фотоальбом

Экспедиции




Царица степей

№ 75-77 (21123-125) от 16 марта 2005 года

Реки всегда притягивали к себе людей, суля и пропитание, и надежную защиту от врагов. Не случайно, когда в нашем степном краю было решено заложить крепость, сделано это было при впадении в Урал сразу нескольких рек: Ори, Большого Кумака и Елшанки. А ведь некоторые считают, что город был заложен неудачно, так как его окружают десятки рек, озер, стариц.

Хотя все эти водоемы в те времена являлись естественными преградами для агрессивных кочевых племен. И, прежде чем начать строительство крепости, сюда посылались знающие люди. Гора Преображенская тоже выбрана не случайно, ведь у проживавших вокруг строившегося города степняков лодок и других плавсредств не было, а если они решались наносить вред, то оказывались под прицелом ружей солдат. Имелись у пришедших сюда россиян и другие преимущества. Орск (тогда еще Оренбург) являлся форпостом Российской империи. Он должен был оборонять ее окраины от набегов азиатов. В частности, джунгаров, которые уже успели нанести казахским джузам очень большой урон. Не будь на слиянии Ори и Урала нашего города, разве могли бы развиваться такими бурными темпами Новотроицк, Гай, Светлый, Ясный, Медногорск, Кувандык? Орск стал главной базой для строителей, геологов, изыскателей, шахтеров, хлеборобов, которые обжили этот обширный край, сделали его не только уральской житницей, но и крупным индустриальным районом нашей страны.

Название реки Орь присутствовало в слове «Оренбург», то исчезая, то снова появляясь. Свое начало эта река берет на Мугоджарской возвышенности и более 380 километров бежит по холмам и степям, чтобы влиться в объятия Урала. Летом тихая и спокойная спускается она с гористого плато. Рыбаков, которые направляются в верховье Ори, ждет обилие рыбы. Вытащить сома килограммов на 10–12 или чуть поменьше, щуку, крупного сазана, леща, хорошего язя едут из Орска, Актюбинска, Новотроицка, Светлого, Ясного, где есть свои не менее привлекательные места, но Орь есть Орь. Рыба здесь водится отменная. И если повезет, то такие экземпляры попадаются, что расскажи — не поверят. Но мне-то, надеюсь, читатель поверит, ведь я не собственными подвигами хвастаюсь, а о родной и любимой реке орчан рассказываю. Собственно, особой удачей выделиться не могу. А вот товарищи и знакомые — другое дело. Например, известный фотограф-профессионал И. Гергель редко возвращался из этих мест без богатого улова. Сомят, как он рассказывал, весом 10–15 килограммов он ловил на крючок часто. Крупных рыбин в 5–10 и более килограммов вытаскивал здесь и еще один мой земляк В. Литвинов. Даже его супруга однажды поймала здесь сома весом более 19 килограммов.

Однажды рыбачили мы на одном из плесов Ори. По невысокому травянистому обрыву мы шли со спиннингами. Сделали по нескольку забросов, но все были холостыми. За поворотом реки обрывистый берег переходил в песчаную отмель, над которой кружились десятки чаек и ворон. Подойдя ближе, мы увидели валявшуюся у берега серую тушу какого-то животного.

«Ну, вот какой-то казах своего бычка ищет, а он здесь чаек кормит», — сказал мой спутник. Подойдя к «утопггеннику» ближе, мы остановились в растерянности: бычок оказался более чем наполовину обклеванной тушей сома. Длина рыбины, судя по скелету, достигала двух метров. Если судить по размерам туши, живым он мог весить не менее 60–70 килограммов. Местные жители говорили, что видели такие экземпляры нередко, но ловить их никто не пытался. Мясо такой рыбы не едят.

Течет Орь, переговаривается с берегами, заросшими камышом, рассказывает им различные истории о людях обживавших эти края более тысячи лет назад. Кто они были? Сарматы, савроматы, гунны, скифы, тюркские или угро-финские племена? В русских литературных источниках XVIII века окончания хребта Южного Урала именовалось Малгазир или Мальгазир. Близкое к этому слову можно подобрать Малга-жир (зир), т. е. с казахского это будет «земля скотская» (животных).

У Ори десятки больших и малых притоков, почти все они носят казахские названия. Точный перевод их скрыт веками или таится в легендах, домыслах, предположениях. Усложняется это еще и тем, что местные жители мало интересуются переводом с родного языка, а русские, нанося их на карты, не могут точно передать названия гор, населенных пунктов, водоемов и других объектов, допускают искажения. Поэтому я и акцентирую внимание читателей на этом. Для краеведов и этимологов, открывателей таинств древности здесь большое поле деятельности.

Самым большим притоком степной красавицы является водообильная река с названием Ор-Кара (Карасы-Ор). То, что «Ор» по-казахски «река», мы уже знаем, а слово «Кара» может иметь значения «непроточная», «черная», «старая».

Второй приток имеет чисто русский вариант — Дубырка. Здесь дело происходило так. После реформы Столыпина в начале прошлого века из России сюда переехало много малоземельных крестьян. Земли-то им здесь выделяли — не скупились, а вот жить было негде. Копали землянки, накрывали их камышом, тростником, хворостом (чилигой). Зимы стояли суровые, снежные. Топливом служили все те же камыш, чилига, тала, навоз. Многие не перенесли трудностей и гибли на чужбине — «давали дуба». Но это только одна из версий...

Следующий приток — речка Мамыт, где тоже начинали обживаться новоселы, — имеет более интересную историю. На берегах селились казахи. Слово «Мамыт» на русский язык не переводится, потому что при нанесении на карту оно искажено. Звучать это имя должно «Ман-ит». «Ман» (казах.) — «большой, главный, старший человек». «Ит» (казах.) — «собака». Легенда повествует, что один богатырь подрался с другом. В битве Ман-Ит был серьезно ранен и пополз зализывать раны к своей родне. Там, где он полз, остались кровавые пятна. Это сейчас определяют как выступления бурого железняка или других металлов.

Если следовать вниз по течению Ори, то у совхоза «Полевой» мы достигнем границы России с Казахстаном. Условно она проходит по речке Мамыт.

Следующий населенный пункт на правом берегу Ори — Ащибутак. В переводе с казахского слово означает «кисло-горький приток (родник)».

С этой же стороны в Орь в районе совхоза «Солнечный» впадает река Камсак. «Камсаклы» (казах.) — «камышовое». Затем с правой и левой стороны реку Орь пополняют Тюльки-байка («лисий барин»), Куянга — «заячья». Зайцев здесь много.

Приближаясь к Орску, степная царица Орь пополняется еще двумя речками, а вот у села Можаровки она делает почти круг и вырывается на простор Орского плато. Село Можаровка стоит на правом берегу Ори и имеет свою непростую историю. Когда здесь стали обживаться русские поселенцы, на берегу обнаружили несколько казахских мазарок (кладбищ). На белых камнях арабской вязью сделаны ритуальные надписи.

Минуя селение Тукай, Орь вскоре врывается в небольшое ущелье у подошвы яшмовой горы Полковник, пробегает под мостом автострады Орск-Актюбинск, огибает жилые массивы биофабрики, бежит мимо садов-огородов орчан. Обогнув здания старых боен и окраин Форштадта, Орь сбавляет скорость своего течения и вливается в объятия заждавшегося ее великана Урала. Разговор у нее с батюшкой Уралом будет долгим, аж до самого седого Каспия.

 

В. ДЫРБОВ

 

На главную Обсудить на форуме Версия для печати

Назад

 

Наверх

 

На развитие проекта


1 рубль




Orphus

Система Orphus

Вести с форума


«История Оренбуржья»
Авторский проект
Раковского Сергея
© Copyright 2002–2017