Герб Оренбурга История Оренбуржья Герб Орска
Главная О проекте Форум Гостевая книга Обратная связь Поиск Ссылки
Разделы


Библиотека

Видео

Геральдика

Города и села

Живопись

Земляки

Картография

Краеведение

Личности

Музеи

Мультимедийные материалы

Памятники и мемориалы

Разное

Религия

Сигиллатия

Учебные заведения

Фотоальбом

Экспедиции




Хождения по мукам закончились лишь после войны

7 июня 2005 года (Окончание. Нач. в № 168–171)

ЧАСТЬ 2.

ПЕРЕДЕЛЫВАЛИ ДАЖЕ ФУНДАМЕНТ

Правительственные сроки поджимали строительство. Вышестоящие инстанции требовали заметных результатов. Поэтому случалось, что оборудование устанавливалось еще до того, как у здания появлялись стены, крыша... Спешка, непродуманные технические решения, стремление оправдать надежды вышестоящих инстанций сказывались на всем...

Завод начал работу в декабре 1938 г. Правительственные сроки пуска комбината — 1 июня, 15 и 25 октября — были сорваны из-за невыполнения строительно-монтажных работ подрядчиками. Пусковой период был перенесен на зиму и протекал в невыносимо тяжелых условиях. Свирепствовали 40-градусные морозы, метели, сказывались постоянные перебои в подаче электроэнергии. Результаты пуска были признаны удовлетворительными, хотя не обошлось без замечаний по технике безопасности в цехах. Документы не скрывают горькой правды: предприятие запустили, проигнорировав даже самые насущные требования безопасности трудящихся. Недоделки устраняли уже по ходу работы. Этим занимались сами рабочие цехов. У наиболее ответственных мест появились ограждения, было налажено освещение, хотя и временное. Удивительно, но пуск завода протекал при полном отсутствии специальной диспетчерской связи. В распоряжении дирекции были лишь телефоны. Силами цехов была смонтирована и примитивная сигнализация. Общий план капитальных вложений на 1938 г. был установлен в сумме 113720 руб., выполнено работ на 76812 руб., т. е. выполнение плана составило 67, 6 процента. Отсюда, как говорится, и результат.

Качество строительных и монтажных работ комиссия признала удовлетворительным. Но была сделана оговорка, что по целому ряду отдельных строительных конструкций трестом «Южуралтяжстрой» допущены низкое качество кирпичной кладки, столярных и сантехнических работ, раннее замораживание бетона. Из-за трещин и неравномерной осадки 110-метровой трубы работы приостанавливались два раза в общей сложности на 4 месяца. Пришлось произвести переделку фундамента. Приемочная комиссия отметила неблагоприятное состояние гидроизоляции шлаковых путей плавильного цеха.

Во многом дело тормозило то, что пришлось исправлять дефекты прошлых лет. Строители торопились.

Монтаж оборудования производился в недостроенных зданиях, при отсутствии стен, крыш, вручную без мостовых кранов. Не хватало квалифицированных слесарей и мастеров, работа велась в две и три смены.

Строителей подгоняли: в верхах требовали дать первую плавку к конкретному сроку. Устранением недоработок занялись, лишь когда был отправлен долгожданный отчет. Непродуманность и поспешность действий обернулись удорожанием строительства.

Тяжелый труд требовал хоть какого-то стимула. В то время в стране стало разворачиваться стахановское движение. Его начали внедрять и на орском индустриальном гиганте. Статистика впечатляет. После пуска предприятия прошли считанные месяцы, однако уже в июне 69 стахановцев выполняли нормы на 187 процентов. В следующем месяце отличились 80 человек, превысив нормативы на 190 процентов. В августе в передовиках числились 79 человек, выполнивших нормы на 194 процента. Однако протокол общего собрания рабочих, ИТР, служащих ЮУНК с участием партийных, профсоюзных организаций и представителей подрядных строительных предприятий, промбанка и Госбанка от 9 февраля 1939 г. свидетельствует, что собравшиеся признали работу за 1938 г. неудовлетворительной. Даже в то непростое время, когда свирепствовали репрессии, люди нашли смелость заявить, что «работа протекает в ненормальных условиях. Приходится трудиться в холодных помещениях, без душа... Для устранения этих недостатков нужно лучше заботиться о людях и предоставлять им посильные условия для работы в цехах».

ТРУДНОСТИ ПРЕОДОЛИМЫ

Общее собрание в том же составе признало производственную деятельность неудовлетворительной, и в 1939 г. план валовой продукции был выполнен на 47, 3 процента при себестоимости никеля 206, 3 процента (!). План по капитальному строительству выполнен на 71, 2 процента. Такие результаты стали следствием низкого использования мощностей оборудования и агрегатов, больших потерь металла при техническом процессе, срыва ремонтных работ. Сказались слабая подготовка кадров, плохая организация труда и низкая зарплата работников.

Но самокритикой не ограничились. Решили, что для исправления нужно нарастить темпы соцсоревнования, развивать стахановское движение.

В объяснительной записке к годовому отчету за 1939 г. говорится, что «комбинат вступил в эксплуатацию с большим количеством строительных и механомонтажных недоделок. Вспомогательные и подсобные цеха к этому времени совершенно не были построены. На протяжении 1939 г. завод работал с низким коэффициентом использования мощностей против проектных норм. Имея резервы по всему хозяйству, начиная с рудников и заканчивая электропечным цехом, последние использовались лишь на 23 процента. Снабжение электроэнергией производится с Орской районной электроцентрали, строительство которой закончилось лишь в объеме 1-й очереди. ТЭЦ имеет в настоящее время лишь 1 турбину и 1 действующий котел. Линия передачи ТЭЦ — ЮУНК имеет лишь 1 цепь, а на главной подстанции комбината установлен лишь 1 трансформатор. Такое электроснабжение является ненадежным. Только из-за отсутствия электроэнергии в 1939 г. печи простояли 148, 39 пече-суток, не считая недолгих отключений без предупреждений, приводящих к потерям металла. Часто простаивали печи из-за несвоевременной подачи шихты. Сказывались погодные условия — зимой свирепствовали морозы до 42 градусов. Сдерживалась работа рудников из-за неподготовленности завода к приему большого количества руды.

При проектировании комбината мероприятия по технике безопасности не были предусмотрены. И уже после пуска завода задумались о безопасности рабочих. Вентиляция в цехах комбината была запроектирована неправильно. Комбинат проработал год, но ее так и не наладили. За 1939 г. произошло 156 несчастных случаев, из них смертельных — 8, тяжелых — 3. Трудовая дисциплина оставляла желать лучшего. Прогулы, опоздания, плохая работа транспорта. Поэтому администрация практиковала удержания из зарплаты за время опоздания, не превышающее 21 мин. Если опоздание было на большее время, работника увольняли. Погрузочно-разгрузочные работы, несмотря на большой грузооборот комбината, производились вручную. Есть 5 экскаваторов, но работать на них некому — нет нужных кадров. Потери металла происходят из-за низкого извлечения никеля из технологического процесса, потому что не введены в строй пылеулавливающие устройства. Период освоения завода из-за этого затянулся. Сказывалось отсутствие слаженной работы во всех производственных звеньях комбината, поэтому никеля получалось 35 процентов от плана». В течение 1939 г. на завод устроились 200 человек, уволились 60 процентов, не выдержав тяжелых условий. Впрочем, это не помешало увеличиться числу стахановцев. Если в начале года их было 7, 3 процента от общего числа работников, то в декабре стало 25, 7 процента, т. е. ударно работал каждый четвертый. Некоторые выполняли нормы на 200 процентов. Но передовики, сами того не подозревая, вгоняли себя в непосильное ярмо: руководство то и дело повышало нормы выработки. В отчете говорится: «Благодаря развитию соцсоревнования, стахановского движения и укреплению трудовой дисциплины новые нормы выработки были повышены в марте на 19% и дополнительно с июля по октябрь — еще на 29, 5%». Наряду с ударниками на производстве были и те, кто не мог справиться с выдвигаемыми требованиями. Так, в апреле нормы не выполнили 12, 5 процента рабочих, в мае — 8, 3, июне — 30, 8, июле — 23 процента... в декабре — 28, 3 процента.. Средняя зарплата по комбинату составляла 140 руб.

1940 год был предвоенным. Постепенно налаживалась работа комбината, устранялись недоделки. Однако все это давалось дорогой ценой. В объяснительной записке к годовому отчету за 1940 г. говорится: «Наконец-то оборудовали специальную диспетчерскую связь по всем цехам. На очереди — сигнализация. Количество рабочих на ЮУНК — уже 6142 человека. Из них получил травмы 291 человек. Кроме того, за год произошло 298 профотравлений окисью углерода, 32 из них потеряли трудоспособность. Газом хлора отравились 4 человека, из них 3 утратили трудоспособность. 9 человек отравились сернистым газом, 141 человек получил заболевания глаз от электросварки.

За 1940 г. некачественного никеля выпущена 13831 тонна. Весь бракованный никель реализован потребителям без переделки. В первом полугодии весь никель выпускался бракованным. Начиная со второго полугодия, в результате мероприятий качество никеля поднялось. В IV квартале выпуск никеля высокой марки достиг 96, 3 процента против плановых 50 процентов. Были проблемы с отоплением и вентиляцией. Дефектный проект паровозного депо. Дело брака передано в Ленинградскую прокуратуру. Из-за недоработок в проектах пришлось менять полы (с глинобитных на клинкерные) в РМЦ и с клинкерных на чугунные — в электропечном цехе».

В таком состоянии индустриальный гигант встретил Великую Отечественную войну. Труженикам тыла пришлось взвалить на свои плечи тяжелую ношу. Об устранении проектных недоделок на время пришлось забыть. Комбинат работал как мог, стараясь внедрять новшества, увеличивать качество выпускаемой продукции. Проблемы техники безопасности, неустроенности быта отошли на задний план. Недоработки стали устраняться уже после войны. А в судьбоносное для страны время жизнь людей была подчинена общему делу — ковать Победу.

И. СТАРИКОВА.

(В материале использовались фотографии из архива краеведческого музея. )


  • Статья в формате DJVU

На главную Обсудить на форуме Версия для печати

Назад

 

Наверх

 

На развитие проекта


1 рубль




Orphus

Система Orphus

Вести с форума


«История Оренбуржья»
Авторский проект
Раковского Сергея
© Copyright 2002–2017