Герб Оренбурга История Оренбуржья Герб Орска
Главная О проекте Форум Гостевая книга Обратная связь Поиск Ссылки
Разделы


Библиотека

Видео

Геральдика

Города и села

Живопись

Земляки

Картография

Краеведение

Личности

Музеи

Мультимедийные материалы

Памятники и мемориалы

Разное

Религия

Сигиллатия

Учебные заведения

Фотоальбом

Экспедиции




Охота пуще неволи

15 июня 2005 года

(Продолжение. Нач. в № 177–180)

БЕЛЫЙ КАМЕНЬ

Этого дня я ждал как большого праздника. На сентябрь попросил свое руководство перенести мой календарный отпуск.

Виктор Ерохов, сам заядлый охотник, хорошо знал мое страстное желание побывать на озерах с загадочными названиями Бел-купа и Сар-купа. В один из дней он позвонил:

— Завтра меня с группой студентов посылают старшим в целинные края на уборку урожая. Дают бортовую машину. Хочешь поехать, к утру будь готов. Еще со мной едут три человека. Если не раздумают, то составят для тебя хорошую компанию. Обратно я вас привезу дней через 5–6. А пока собирайся.

Шутка сказать, за такой короткий срок собраться на целую неделю.

— Может, отказаться? — посоветовался я с братьями. — Не смогу так быстро подготовиться.

— Чего там не сможешь, возьми четыре буханки хлеба, пряников к чаю, заварки, пачку сахара, картошки, лапши или вермишели, чашку, ложку, пачку соли.

— Ружья, патроны, — продолжил я, ободренный поддержкой.

Вдохновленный и окрыленный близостью давней цели, я до конца дня успел сделать почти все по закупке харчей, даже догадался заклеить проеденный мышами болотный сапог. Вечером, вернее, до полуночи, мы с братом смогли зарядить самодельной дробью (литушкой) больше сотни патронов. Попробовал на вес свой походный сундучок. Он оказался неподъемным. «Ничего, — ободрял я себя, — не на себе тащить, машина довезет, зато не пропаду с голоду».

Спать я, можно сказать, и не ложился, как был во всем снаряжении, прикорнул на диванчике у телефона. На рассвете он зазвонил.

В кузов старенького «ГАЗ-52» с фанерной будкой набились человек пятнадцать. На выбоинах пассажиров подбрасывало чуть ли не до потолка, но надежные скамейки удерживали наши тесно сомкнутые ряды.

Наконец показались дома Ащебутака. «Кисло-соленая ветка», — перевел я надпись на указателе. Это название селения, совхоз именуется «Солнечный». У самого поселка миновали переезд железнодорожной магистрали Орск-Светлый, а потом, спустившись к речке, которая зовется Тылькебайка, остановились. Перекусили малость.

Далее дорога шла по полям, но была довольно сносной. Мы курили, смотрели на пролетавших птиц, у самого села Курнаковка переехали тянущуюся в сторону Домбаровки речку Кугутык («камышовая»). Завернули в сельский магазин. Здесь почти все ехавшие и в кабине, и в «салоне» попробовали по стаканчику казахстанского фруктово-ягодного, купили несколько арбузов и дынь.

— Дальше до самого Буруктала едем без перекуров, — предупредил всех шофер. Однако через 3–4 километра путь нам преградила стоявшая поперек дороги «Волга». Остановивший нас человек подошел, о чем-то заговорил с водителем, который полез под свое сиденье и что-то стал там искать.

— Домкрат ребятам надо, баллон задний пробило, машину занесло, как еще не перевернулись. Сейчас баллон сменим и поедем.

— А зачем домкрат-то? — спросил кто-то из студентов. — А ну, ребята, поможем!

Несколько парней подняли правую сторону «Волги». Пробитый баллон сняли, поставили запасной; подтянули гайки. Вскоре легковушка покатила в сторону видневшейся на холме треноги.

— Я с этими хлопцами давно знаком, местные они, — пояснил водитель. — Один из них — охотинспектор, остальные — браконьеры. Думали поживиться за наш счет, и никакой домкрат им не нужен был. А тут видят, нас целый отряд, да и взять со студентов нечего, вот и прикинулись пострадавшими.

Машина тронулась, но уже минут через 40 остановилась опять у юрты чабана. Ребята проголодались, принялись обедать.

Тем временем я успел познакомиться с казахом. Звали его Сат-бай. Общий язык мы нашли.

— Давай заходи, гостем будешь, вечером баран, овечка домой придет, резать будем, гостя угощать, — предложил хозяин.

— Некогда нам, аксакал, торопимся, там комбайны механизаторов ждут. Хлеб убирать надо. Ты нам дорогу до совхоза укажи.

— Это можно, — согласился он. — Сейчас дорога озером пойдет, потом Бадпак будет, туда ехать не надо рядом с маленькой дорогой. Потом скоро другой такой «тырло» (стоянка) будет, где я барана держал. Через пять километров большое озеро Актасты-куль. «Белый камень озеро» — русское название. Дальше еще один Актосты-куль. Потом большая — большой Кара-куль.

— Придется ночевать в степи, — грустно резюмировал водитель.

— Нет, Паша, темнит что-то чабан, — не согласился я, запугивает он просто нас, оставить ночевать хочет. Давай поедем, лучше в степи ночевать. Боюсь я этого Сатбая. Имя-то у него нехорошее: «Сат-бай» — значит, продажный барин или торговый барин. Казахи могли зарезать барана, а потом свалить грех на охотников.

Так и сделали. И, оказалось, не зря. Лужу, где буксовал какой-то грузовик, легко объехали по тростнику. От прежней стоянки чабана дорога пошла в гору, и уже через час мы оказались у берега реки.

ИРГИЗ — ЗЕМЛЯ ПТИЦ

Так вот ты какой, полусказочный край Иргиз, край птиц и озер! Самой реки сразу мы и не увидели. Берега ее, как и всех степных озер, заросли камышом и тростником. Ближе к середине ютились утиные табунки, пролетела стая лебедей. Молодые отличались от родителей темно-серым цветом.

— Смотрите, черные лебеди, — удивился самый молодой из охотников Юра. — Нас в школе учили, что такие птицы только в Австралии водятся.

— Наши черныши уже через пару месяцев побелеют, — объяснил я ему. — А вот японских или афганских уток ты здесь увидеть сможешь, да и балхашских пеликанов тоже.

После непродолжительного перекура, взяв курс на юг, мы двинулись по хорошо накатанному пути.

— А куда дорога ведет? — поинтересовался член нашей команды Николай.

— В Среднюю Азию, — ответил ему шофер.

«Ну, кажется, попали мы в переделку», — испугался я. На карте Оренбургской области мы быстро нашли Иргиз и поселок Богоявленский, рядом с которым берет начало эта река. Выходило, что до Буруктала от Иргиза, где стояли, километров 75–80, а от Светлого до поселка Первомайского, куда Виктор должен был доставить своих студентов, было всего 40–50 километров.

— Это мы часа за три сделаем, — обрадовался водитель. — Только бы в Светлом заправиться.

И снова потянулась степная дорога без деревца, поселков, только кусты густой чилиги. Порой слетит с придорожного валуна орел-стервятник, зависнет в стороне над дорогой, сторожа степных зверьков, и опять бескрайние просторы.

— Смотри, олени! — вдруг закричал один из студентов. Стадо стройных рогачей, поднимая облако пыли, пересекало нам дорогу.,

— Не олени, сайгаки это, — поправил его кто-то. — Можно назвать их и степными антилопами.

Через две-три минуты пыль рассеялась, красавцев-рогачей уже не было видно.

— Мало их стало нынче, а ведь лет 15–20 назад стада голов в двести и больше бродили в этих местах. Постоянное место пребывания сайгаков вообще-то прикаспийские и южно-казахстанские степи. В тех краях они обычно проводят зиму, с наступлением весны сайгаки, джейраны и газели продвигаются на юго-запад. Встречаются в Адамовском, Светлинском и других районах нашей области. В засушливые летние месяцы заходят в кваркенские степи. Истребляются сайгаки безбожно. Самый страшный их враг — человек. Значительный урон антилопам наносит и волк. Он следует за большими стадами, подбирает больных и изможденных, старается отбить от табуна молодых.

Догнать в степи здорового сайгака волк практически не может. У хищника мала для этого скорость, да и выдыхается он быстрее. Отбив молодых или маток с оленятами, серые разбойники стараются загнать их в овраги с чилигой, Ну, а люди бьют их загонами из засады или со светом фар автомобиля.

Наша машина пересекла овраг и на бугре уперлась еще в одну дорогу, идущую с запада. Снова остановка. Если судить по карте, то мы остановились на пересечении иргизской и актюбинской дорог.

— Теперь я вспомнил, — обрадовался Геннадий. — Мы приехали с севера, вот эта дорога.

И он ткнул пальцем на две красные ленточки вдоль железной дороги, идущей в сторону Светлого.

— А вот эта, — указал он рукой, вправо идет из Актюбинска в поселок Талды-Сай, который стоит на Иргизе. Я предлагаю держать на Талды-Сай, а затем, переехав железную дорогу, рванем на Буруктальский, затем в Светлый.

Примерно через полчаса справа показался неглубокий овраг, обрамленный таловыми рощицами. Вскоре и сам поселок появился.

— Талды-Сай, — объяснил я своей компании, — «тальниковый овраг или лощина». Здесь где-то, видимо, есть родник, являющийся истоком бывшей реки.

В. ДЫРБОВ.

(Продолжение следует. )


  • Статья в формате DJVU

На главную Обсудить на форуме Версия для печати

Назад

 

Наверх

 

На развитие проекта


1 рубль




Orphus

Система Orphus

Вести с форума


«История Оренбуржья»
Авторский проект
Раковского Сергея
© Copyright 2002–2017