Герб Оренбурга История Оренбуржья Герб Орска
Главная О проекте Форум Гостевая книга Обратная связь Поиск Ссылки
Разделы


Библиотека

Видео

Геральдика

Города и села

Живопись

Земляки

Картография

Краеведение

Личности

Музеи

Мультимедийные материалы

Памятники и мемориалы

Разное

Религия

Сигиллатия

Учебные заведения

Фотоальбом

Экспедиции




Охота пуще неволи

16 июня 2005 года

(Продолжение. Нач. в № 185–188)

В ПОИСКАХ ОЗЕРА

За переездом после краткого перекура решили ехать без остановок до Светлого. На АЗС мы остановились одни. Шофер, поприветствовав двух девчат — хозяек заправки, залил полный бак, и мы тут же отъехали.

При въезде в поселок нас встретил чернявый парень лет 25–30.

— Институтские! — поприветствовал приехавших он. — Давно вас ждем. Хотели уже навстречу ехать. Хлеб подходит, два дня назад контрольные покосы сделали.

Через час, пообедав в совхозной столовой наваристым борщом и гуляшом с макаронами, утолив жажду компотом из сухофруктов, мы, довольные и сытые, сидели в тенечке на свежевыструганных скамейках, дожидаясь своего старшего, который вместе с управляющим и его заместителем по общим вопросам {так он представился нам при знакомстве) заседал в конторе, решая вопросы предстоящей битвы за хлеб. Вскоре сюда подошли еще несколько поселковых жителей. В основном молодые люди. После общего знакомства управляющий огласил свое решение.

Сейчас, — объявил, — приехавшие помощники будут определены в общежитие. К каждому стажеру прикрепляется комбайнер-наставник.

И он показал в сторону пришедших мужчин.

— А затем по ходу дела многие встанут за штурвал комбайна самостоятельно. С баней пока туго, но обещаю наладить через день-два.

Минут через двадцать к нам подошел сияющий старший и, довольно потирая ладони, объявил погрузку.

— Через тридцать минут приедем на место. Через 16 километров будет поселок Ак-тасты, а потом уже небольшое озеро Сай-Су («овражное») и дальше Балкабинские озера.

«Почему Балкабинские, ведь по карте озеро называется Бел-купа?» — возник вопрос — А если ошибочка произошла? Вместо «Бая» записали «Бел». Ладно, разберемся».

По накатанному дну сухого озера мы ехали, словно по асфальту. «Почему на почве нет соли?» — заинтересовался я. Наверное, первоначальное название озера было не Ак-туз-ты, а Аз-тоз-ты. Тогда правильно будет название «Аз» (мало), «тоз» (соль), выходит, «малосоленое озеро». Там, в Иргизской стороне, два Актасты и здесь еще одно. Сколько еще белокаменных и малосоленых кулей будет? И опять же, с «Бел» (Бал) купой неувязка. Надо узнать подробней.

Неожиданно камыши расступились, и мы выехали на степной островок. Рядом с юртой чабана находились тырлы (стоянки для овец). Из юрты вышел чабан.

— Кого ищешь? — спросил он у водителя.

— Озеро ищу, — ответил Паша.

— Бел-Купа называется.

— Воды здесь всегда много, — ответил чабан, — и Бел-коба есть, и Сарык-коба, и Мал-коба.

— Нам Бел-копа надо, — подтвердил я по-казахски. — Управляющий Шамиль сказал, что Матбай знает, Матбай покажет.

Матбай спокойно прореагировал на мои знания его родного языка. Сам он, хотя и с акцентом, но довольно сносно говорил по-русски:

— Бал-коба большой, Бал-коба далеко.

— Как далеко? — перебил его Виктор. — Шамиль сказал, километров 25–30.

— Ие, ие, — согласно закивал чабан. — Матбай пешком ходил — далеко пешком, лошадью немножко близко будет, а машиной совсем рядом. Половина часа хватит.

Мы облегченно вздохнули.

— Как ехать, расскажи, — попросил я аксакала.

— Ехать прямо надо. Дождик нету, быстро машиной едешь.

Действительно, все дальнейшее следование у нас прошло благополучно. Но, когда мы подъехали к большому чистоводу, на берегу которого стояла дерновая землянка, крытая тростником, нас встретили два аборигена и набросились на сидевших в кабине шофера и старшего.

— Зачем сюда ехал? Сюда ходить нельзя. Здесь запретная зона, камышитовая фабрика. Будешь птичку стрелять, камыш подпалишь. В другое место ходи. Здесь Бал-коба...

Пастухи еще долго распространялись о планах пятилетки и прибыли, которую они приносят стране, сплетая из камыша и тростника маты (матрацы). Я был согласен с хозяевами. Мне приходилось видеть страшную картину пожара на тростниковых озерах. Огонь лисицей пробирается между подсохшей порослью трав и камыша. Сухие верхушки, как порох, вспыхивают и с артиллерийским залпом взвиваются вверх. Как пулеметная дробь, трещит сгорающий тростник, с криком вьются над своими гнездовьями птицы. А, не дай Бог, в это время пожар застанет кого-то на воде. Спастись можно только на больших чистоводах, выплыв на середину. И если не сгоришь, то задохнешься от жары и дыма,

Аргументы нашего старшего, что мы, опытные охотники, и патроны снаряжаем только просаленными огнебезопасными пыжами, не действовали. Я уже хотел предложить Виктору перебраться на другое место, но он неожиданно разрядил обстановку, достав из кармана спортивный судейский свисток. Услышав устрашающую трель, аборигены приумолкли. Наш старший тут же перешел в наступление.

— А ну, Николай, доставай лодку, быстро с Юрой накачайте.

Еще успеем на вечернюю зорьку выскочить. А ты, Виктор, палатку ставь, у шофера лопату возьми, готовь кострище да чаек вскипяти. Я с Геннадием — на воду, на лапшу стрельнуть хочется.

Бабаи, как мы позднее стали их называть, услышав звуки насоса, подошли поближе к лодке. Она уже начинала приобретать форму. Сине-красно-голубая лодка с боевого гидросамолета грузоподъемностью полтонны и чем-то похожая на пирогу американских туземцев, вызвала у них необыкновенное удивление.

Пошептавшись о чем-то между собой, казахи вскоре ушли, а мы отправились провожать на озеро охотников. Кому плыть первому, решили по жребию. Водитель и старший были вне конкуренции, я уступил место молодым, но они захотели побродить с ружьями вдоль берега.

Вскипятив чайник, я установил палатку, под днище ее подстелил сухого камыша, вокруг прокопал канавки для стока воды, если пойдет дождь. Достал из чехлов спальные мешки. Костерок чуть дымился. Не в силах больше ждать, я побрел к озеру. Вскоре из прибрежных камышей раздались шаги охотников, а затем показались и они сами. У каждого из них были по две-три птицы. Своей радостью поделились и ходившие по воду водитель с Виктором:

— Жаль, что сразу не выплыли в чакан, пуляли по мелочи. Подранок как упадет в камыш, так, считай, пропал. За одним погонишься, целая стая пролетит над головой. Но утка здесь, видать, непуганая. Как солнце село, крупняк пошел. А мы под конец их только и стреляли. Закусив привезенной снедью, приняв вечерние сто граммов, попив чайку и покурив, охотники начали укладываться спать. «В ночь как бы дождь не пошел, — думал я, — с казахстанской стороны опять грозовые тучи заходят. Не дай Бог, ливень, мы из этого болота не выберемся».

— Большой дождь нужен, чтобы промочить такую почву. Она, бедная, местами аж потрескалась, — как бы услышав меня, сказал Геннадий.

Утром в небе еще мерцали редкие звезды. Двое опять уплыли на большую воду. Обработав уток, мы с Юрой пошли в разные стороны. Геннадий взялся сварить лапшу по-сибирски.

В. ДЫРБОВ.

(Продолжение следует. )


  • Статья в формате DJVU

На главную Обсудить на форуме Версия для печати

Назад

 

Наверх

 

На развитие проекта


1 рубль




Orphus

Система Orphus

Вести с форума


«История Оренбуржья»
Авторский проект
Раковского Сергея
© Copyright 2002–2017