Герб Оренбурга История Оренбуржья Герб Орска
Главная О проекте Форум Гостевая книга Обратная связь Поиск Ссылки
Разделы


Библиотека

Видео

Геральдика

Города и села

Живопись

Земляки

Картография

Краеведение

Личности

Музеи

Мультимедийные материалы

Памятники и мемориалы

Разное

Религия

Сигиллатия

Учебные заведения

Фотоальбом

Экспедиции




Близнецы

З. Г. Сафи

Давно живет во мне и не дает покоя желание рассказать о своем дедушке со стороны матери и о случае, связанном с ним, с его семьей. Он был простым неграмотным человеком, но отличался от многих односельчан своим умонастроением, характером, предусмотрительностью во всем. Его трудолюбию не было предела, усталость от труда доставляла ему наслаждение, удовольствие. Любил землю, земледелие и все виды сложного, часто тяжелого крестьянского труда. Все, что бы ни делал, делал основательно, без суеты, но проворно. Все орудия труда, инструменты деда были всегда в порядке и на своих местах. Телеги, роспуски и многое другое были добротные, надежные. Хорошо знал и плотничье дело. В те времена в «моде» были лапти, и он их плел сам. Они, особенно девичьи, были удобны и по-своему красивы. Двор, амбар, кухня, скотопомещения, колодец, ближние и дальние гумна всегда находились в порядке.

Особенно очень серьезно относился к обработке почвы, подготовке семян, своевременному севу и уборке урожая. Пахал он парой лошадей на всю глубину лемеха, захватывая нешироко, чтобы лошадям было не в тягость. Плуг умел регулировать так, что за ним можно было идти, чуть держась за рукоятки. Управлял лошадьми вожжами. Лишь при проведении первой борозды ему кто-нибудь помогал. На его наделах урожаи зерновых культур всегда намного превышали соседние. «Секрет» был в том, что семенной материал он хранил отдельно, его несколько раз провеивал, перед посевом прогревал («оживлял»). Сеял он вручную, умел делать так, чтобы зерна ложились не густо и не пусто, иначе, говорил дед, стеблям нечем будет питаться или не к чему прислоняться. Дедушка, в отличие от всех, выращивал картофель, огурцы, лук, чеснок. Он любил говорить, что земля как человек — и есть, и пить хочет. Поэтому он не ленился ее кормить (перегной был в достатке), а на огороде и поить.

Кроме пары лошадей в его хозяйстве были корова, телка, овцы и куры. Все обстояло хорошо. Семья: бабушка, дедушка и их три дочери жили счастливо. Но было одно «но» — малоземелье. В те времена земля принадлежала обществу-миру, и она в нашей местности раз в 8–10 лет делилась на наделы по числу «мужских душ». В семье дедушки «мужская душа» была одна единственная. Бабушка и их дочери права на землю не имели. У брата дедушки, как это бывает в жизни, дело обстояло наоборот. У него было пятеро сыновей и одна дочь. С согласия общества (мира) он уступил брату одну «мужскую душу» и вопрос о земле и сеноугодьях у него в какой-то мере был решен. Вот так жила семья дедушки.

Бабушка? Она была мудрая, умная женщина. Сама, без посторонней помощи (и помогать то было некому), научилась читать и писать. Об этом знало все село. Пользовалась уважением в селе. Лицо свое никогда ни перед кем не закрывала. Считала это позором, оскорбительным для женщин. Но ее примеру следовать не могли. Была несуеверна. Спасла многих детей от сиротства, женщин от вдовства. Называли ее Нурлыаби (Нурлы аби — как одно слово), т.е. «Лучистая бабушка». Была рукодельница. Мастерству учила своих дочерей. Дедушка сделал, светлую пристройку к дому, установил своей конструкции удобный ткацкий станок. И мастерицы в свободное время ткали девушкам, будущим невестам и многим другим всевозможные изделия: полотенца с узорами различных размеров, намазлык (для молитвы-намаза — Р.С.), ашъяулык (платок, надеваемый при еде — Р.С.) и специально особо красивые вещи в качестве приданного для девушек-невест.

Вся жизнь семьи дедушки с утра до вечера, часто и в вечернее время всегда в любое время года была посвящена труду. Все шло хорошо. Но однажды неожиданно пришла беда, разрушившая установившийся нормальный ход жизни. Вот об этом сейчас особый рассказ.

В хозяйстве дедушки были две лошади, обе рыжей масти: «Рыжуха» и «Рыжик» по каким-то причинам получившие русские имена. Обе лошади всегда ухоженные, сытые, сильные, на работе были не заменимы. Несколько лет назад после окончания весеннего сева Рыжуха к великой радости семьи благополучно ожеребилась: принесла двух жеребят, здоровых, красивых с «готовыми» приметами. У обоих во лбу белые звездочки, задние ножки от щиколотки до копыт белые. Приходили любоваться соседские мальчишки. Всем было как-то и радостно и весело. Без раздумий жеребята получили имена Рыжик и Рыжуха. В хозяйстве появились две Рыжухи и два Рыжика. На семейном совете единогласно было решено жеребят вырастить на замену старшим. Время работало на семью деда.

В летнее время у нас, как повсюду в деревнях, на ночь лошадей отводили в ночное. На ночное дедушкиных лошадей с жеребятами вместе со своими лошадьми брали соседские ребята или один из сыновей брата. Там собиралась целая ватага ребят. Когда однажды они собирались ложиться спать, с лошадьми произошло что-то неожиданное: ржание, бег… . Более взрослые из ребят не растерялись, развели костер, все подняли шум-крик. Лошади животным чутьем поняли опасность, — оказывается, пришла волчья стая. Жеребцы и более крепкие лошади-мерины «организовали оборону» — жеребят и более слабых лошадей взяли в круг, спасли. Непрекращающийся костер, шум-крик, «схватка» лошадей привела к тому, что волки были отогнаны.

Прошло какое-то время. Все успокоились. Лошади вновь разбрелись. Но тут подстерегала другая опасность. Среди кустов, где паслись лошади, своего череда ждали конокрады, они также помешали волкам, а потом увели несколько лошадей.

Проснувшись рано утром, ребята пошли к лошадям. Многие тут же поймали своих и отправились домой, другие после долгих поисков, не найдя своих лошадей, со слезами на глазах, тоже вернулись домой. Не был найден и дедушкин Рыжик. Во время суматохи жеребята Рыжик и Рыжуха, видимо, разбрелись в разные стороны. Лошади отделились друг от друга и не успели вновь соединиться. Это сыграло роковую роль. Рыжик — лошадь крепкая, крупная, статная оказалась в руках конокрадов. Утром все село узнало о случившимся. Пропало более 10 лошадей. Были поиски, долгие поиски, безрезультатные. Пошатнулось хозяйство дедушки, осталась одна взрослая лошадь. Жила надежда — вырастут жеребята, конечно, не сегодня завтра.

Он жил надеждой, что Рыжик найдется. И с тех горьких дней носил в кармане своего камзола два «паспорта-справки» на Рыжика и Рыжуху. И каждый раз при поездке на извоз или куда-либо брал с собой эти паспорта. Для них он сшил выделанный из овечьей кожи «бумажник» для хранения «пачпортов». «Не тяжесть, а вдруг понадобится» — рассуждал дедушка. Время не стояло на месте. Прошло более двух лет. О пропавших лошадях позабыли. Жеребята дедушки росли, были стригунками, стали старше и потихоньку превратились в рабочих лошадей.

Однажды в зимнюю пору из нашего села отправился обоз с зерном одного купца — хлеботорговца на элеватор на станции г.Бугуруслан. В обозе был и дедушка со своей Рыжухой. На мосту через реку Кинель встретились два обоза. Встречные везли в город лес-кругляк. И здесь на середине моста возникло чудо. Вдруг из встречных обозов стремительно и с ржанием ринулись-кинулись друг к другу две лошади! Это были те дедушкины близнецы Рыжик и Рыжуха, родные брат и сестра. Происходило небывалое, потрясающее, трогательное. Встреча после долгой разлуки! Они ликовали, сделали бы что-то невероятное, но мешали концы оглобель, дуги, мешало то, что они оба были в упряжке. Люди на ближайших санях оцепенели. Даже дедушка, все это время ждавший встречу с Рыжиком, растерялся. Прошли мгновения, он пришел в себя. Обнял голову лошади и, не стесняясь никого, заплакал от этого счастья и радости.

Оба обоза стояли. Движение на мосту прекратилось. Подъезжавшие с обеих сторон подводы образовали «хвост». В это время со стороны станции ехал в город какой-то полицейский чин в сопровождении конницы полицейских. Так как путь был перегорожен, он приказал одному из подчиненных узнать причину. Тот доложил. Тогда этот человек, оказавшийся начальником уездной полиции, заинтересовался этим случаем и сам подошел к месту происшествия. Быстро расспросив и выяснив в чем дело, приказал обоим мужикам (хозяину той лошади и дедушке) следовать на своих лошадях в город в полицейское управление. (Это здание и сейчас стоит на своем месте на углу Ленинградской и Революционной улиц — там сейчас поликлиника). Один из полицейских был оставлен для их сопровождения. Мешки с зерном с саней дедушки быстро были уложены на одни, а бревна того мужика на другие сани. Путь для проезда был открыт. Дедушка на всякий случай попросил одного из односельчан поехать с ним в город. Расстояние от моста до полицейского управления было небольшое. Лошадей оставили на привязи у управления. Односельчанин остался около лошадей. Обоих мужиков привели в кабинет начальника. Тот оказался человеком опытным, понятливым и решил допросить их, не отделяя друг от друга, надеясь, что кто-то из них непременно выдаст себя. Начал он с того мужика: кто он, откуда он, куда следовал в обозе, чья та лошадь и т.д. Мужик без запинки рассказал о себе, и как-то спотыкаясь, говорил о лошади. Никакого документа на лошадь у него с собой не было, а есть ли таковой, даже не знал. Дедушка при этом молчал, хотя понимал, что тот говорит неправду. Об этом говорила реакция в поведении деда на ответы того мужика. Потом начальник обратился с такими же вопросами к дедушке, спросил когда, где и что случилось с той лошадью. Дед плохо владел русским языком, однако суть дела объяснил. Отвечая, он часто произносил слово «канкрат» (конокрад).

«А у тебя, князь (так в те времена в насмешку обращались к татарам), есть паспорт этой лошади?» — обратился к деду начальник. Растерявший от неожиданности дед совсем забыл о «пачпортах», через мгновение пришел в себя и ответил: «Есть, есть, бар, бар.» Расстегнул свой бешмет, камзол и достал из внутреннего кармана «бумажник». Отдал его исправнику. Там были паспорта Рыжика и Рыжухи, завернутые в жесткую бумагу от пачки чая. Прочитав их, начальник полиции как-то уверовал в дедушкину правоту. Однако решил сличить данные в справке с натурой и приказал одному из подчиненных пойти к лошадям и проверить. Прошло несколько минут, и тот доложил, что данные в натуре и в справке совпадают. После этого исправник без проволочек рассудил: «Лошадь, князь, твоя, забери ее со всей упряжью…, а ты, конокрад, может не конокрад, побудешь тут у нас, разберемся кто ты есть». Дедушка не знал, как выразить свою радость и благодарность за то, что так быстро и справедливо решил этот начальник. Перемешивая русские и татарские слова, много раз повторял: «Спасибо, рахмат…»

Вышел из здания полицейского управления, подошел к лошади, еще раз обнял голову Рыжика. А Рыжик и Рыжуха все продолжали «разговоры»…

Дедушка и его односельчанин решили, что теперь самое лучшее не задерживаться. Никуда не заходя и не заезжая, тронулись домой. Они оба были одного мнения: всякое может случиться.

Лишь при выезде из города сделали остановку у одного магазина. Дедушка купил подарки бабушке и дочерям.

В селе уже знали о встрече лошадей. Многие вспоминали, что дедушка всегда верил в возможность возвращения Рыжика.

Вместе с Рыжиком в семью, хозяйство дедушки вернулись радость, счастье и уверенность в благополучии. Все вошло в свое русло, жизнь стала бить ключом. Рыжик получил новое имя — «Табылдык» (Найденыш). Его дала улица.

1980 г.

Рассказ прислал и снабдил комментариями Р. Сафи. 01.07.1999 г.

 

На главную Обсудить на форуме Версия для печати

Назад

 

Наверх

 

На развитие проекта


1 рубль




Orphus

Система Orphus

Вести с форума


«История Оренбуржья»
Авторский проект
Раковского Сергея
© Copyright 2002–2017

В интернет-магазине KidMax продается детская обувь для мальчиков . Зарубежные бренды обуви.