Герб Оренбурга История Оренбуржья Герб Орска
Главная О проекте Форум Гостевая книга Обратная связь Поиск Ссылки
Разделы


Библиотека

Видео

Геральдика

Города и села

Живопись

Земляки

Картография

Краеведение

Личности

Музеи

Мультимедийные материалы

Памятники и мемориалы

Разное

Религия

Сигиллатия

Учебные заведения

Фотоальбом

Экспедиции




А.В. Ганин Поход на Форт Александровский. Судьба оренбургских казачьих частей Южной армии

Труды научной конференции "Ломоносов-2001". История/ Отв. ред. А.Ю. Андреев. М., 2001. С.77-79.

Одним из малоизвестных, но любопытных эпизодов гражданской войны в России является полное приключений отступление уральских и оренбургских казаков с территории Уральского казачьего войска на Форт Александровский на Каспийском море.

В начале сентября 1919 года оренбургские казачьи части I Оренбургского казачьего корпуса Южной армии (около двух тысяч человек) с линии Ташкентской железной дороги отступили на запад – на соединение с уральскими казаками, действовавшими в составе Уральской отдельной армии. Действиями оренбургских казаков руководил генерал-майор Генерального Штаба И.Г. Акулинин. Решение генерала Акулинина отступать на запад, а не на восток, как большая часть войск Южной армии, объяснялось успехами войск А.И. Деникина и надеждой на скорое соединение с ними уральских казаков.

I Оренбургский казачий корпус вошел в состав Уральской отдельной армии и прикрывал ее правый фланг в районе города Уил. 11 ноября 1919 г. уральским командованием корпус был расформирован, а его части направлены на фронт под Лбищенском. В Уиле из всего корпуса был оставлен лишь Оренбургский дивизион (командир - полковник Исаенко). Один из офицеров дивизиона, И. Ширяев, впоследствии вспоминал, что дивизион был оставлен за несколько сотен верст от основных сил Уральской армии без надежды на получение продовольствия и подкреплений. Жалование никому не платили. Довольствие заключалось в ¾ фунта мяса и 1 фунте черной несеяной муки в сутки, чай и сахар не выдавался. К наступлению холодов в войсках не имелось зимнего обмундирования. Среди казаков началась эпидемия тифа, и вскоре количество заболевших превысило количество оставшихся в строю. Единственные радостные новости изредка приходили с Юга России об успехах войск А.И. Деникина, наступавших на Москву.

После расформирования I Оренбургского казачьего корпуса И.Г. Акулинин, оставшись без должности, уехал на Северный Кавказ, чтобы привлечь внимание южнорусского командования к уральскому фронту. По-видимому, вместе с И.Г. Акулининым на Кавказ выехала целая группа оренбургских казаков, впоследствии ушедшая с ним по Военно-Грузинской дороге в Грузию. Казаки были интернированы в Поти, а потом перебрались в Крым, к Врангелю.

В результате падения Гурьева (5.01.1920) Уральская отдельная армия, куда, как уже говорилось, были включены и оренбургские казаки из состава I Оренбургского казачьего корпуса, оказалась прижатой к замерзшему Каспийскому морю. Во избежание окружения и уничтожения, командующий армией атаман В.С. Толстов повел войска (всего до 15 тысяч человек) по пустынному восточному берегу Каспийского моря на юг. Оренбургский дивизион из Уила, чтобы не потерять связь с Уральской армией, отошел сначала на Доссорские нефтяные промыслы, а затем соединился с частями армии в районе Жилой Косы – рыбацкого поселка на берегу Каспия. Первоначально планировалось переправить войска на Кавказ из Жилой Косы, однако в связи с тем, что море возле поселка замерзло на 30-40 верст, это оказалось невозможным и пришлось отступать дальше, оставив в Жилой Косе много больных и раненых.

От Жилой Косы на тысячу верст до самого Форта Александровского почти не было населенных пунктов, что создавало угрозу голода для армии. По этой причине красные и не преследовали казаков. Однако киргизы (местное население) нападали на отдельные группы казаков, грабили и убивали их. Дорога шла возле моря с изрезанной многочисленными лиманами береговой линией, что сильно затрудняло движение. В начале января в этом районе бывает сильнейший ветер при 40˚ морозе. Во время похода в числе первых замерз командир Оренбургского дивизиона полковник Исаенко. От ветра казаки прятались под фургонами, грелись возле верблюдов или выкапывали специальные ямы. Подобные нечеловеческие условия озлобляли людей. Например, когда один казак замерзал в яме, вырытой для защиты от ветра, но еще подавал признаки жизни, ему крикнули, чтобы он замерзал поскорее и давал место другим. Когда он замерз, тело выбросили из ямы, а его место занял следующий.

Продовольственная проблема решалась таким образом: воду добывали из льда, который растапливали в котелках на огне, а пищу готовили, бросая в котелки куски теста. Только перед Фортом на 300 верст, по приказу помощника атамана Толстова, отправленному по радио из Гурьева 2 января 1920 года незадолго до его падения, через каждые 50 верст было заранее заготовлено по три кибитки с продовольствием и фуражом, а при кибитках, по приказу, должны были находиться два воинских чина и один надежный киргиз. Эта мера значительно облегчила положение армии на последнем этапе похода.

После двухмесячного похода до Форта дошло не более 3 тысяч человек (по некоторым подсчетам, до 75 % дошедших было обморожено), остальные погибли в пути от мороза, тифа и голода. Из Форта Александровского остатки армии предполагалось перевезти на Северный Кавказ – к А.И. Деникину. Однако в порт Петровск на западном берегу Каспия, в связи с отступлением войск Деникина, удалось переправить только раненых, больных и обмороженных. Около 1900 человек остались на восточном берегу Каспия, так как Петровск был занят красными. Известия об отступлении Деникина были неожиданной новостью, до этого казаки знали лишь об успехах белых на юге и допускали даже мысль о занятии ими Москвы. Казаки Оренбургского дивизиона были эвакуированы на Кавказ, так как большинство из них было обморожено. Они попали во Владикавказ, где оставались, за некоторым исключением, до прихода красных.

5 апреля 1920 года в Форте высадился десант с кораблей красной Волжско-Каспийской флотилии. Остававшимся в Форте частям был предъявлен ультиматум о капитуляции, в случае принятия которого всем сдавшимся гарантировалось сохранение жизни. Большинство казаков, обессилевших в результате тяжелого похода, приняло ультиматум. Красным сдались 2 генерала, 27 офицеров и 1600 нижних чинов. Кроме того, ими была захвачена Войсковая казна (24 ящика серебра). 214 казаков и гражданских лиц во главе с атаманом В.С. Толстовым накануне сумели вырваться из Форта и уйти на юг – к границам Ирана. Сдавшиеся в плен под большевистские гарантии генералы были вскоре расстреляны, сведения о судьбе остальных сдавшихся пока неизвестны.

Очевидец писал: "Как ты пустынна и голодна, степь! Сколько ты поела молодых жизней! Из тысячей, вошедших в твою пасть, вышли...десятки. Эти лучшие люди, столько боровшиеся за вековую славу своего Войска, ...принесли свои головы сюда для того, чтобы закопать их под твоими снегами и не видеть опозоренной родины. Да поможет вам вечный покой и вечная слава, рыцари!".

  1. Государственный архив Российской Федерации. Ф. 4131. Оп.1. Д. 5. Л. 31об.
  2. Ширяев И. До Александровского форта. Воспоминания казака-оренбургца//Казачьи Думы. София. 1923. №№ 13-14.
  3. Акулинин И.Г. Уральское казачье войско в борьбе с большевиками//Белое дело. Берлин. 1927. Кн. 2. С. 143-147.
  4. Толстов В.С. От красных лап в неизвестную даль (поход уральцев). Константинополь, 1922.

 

 

На главную Обсудить на форуме Версия для печати

Назад

 

Наверх

 

На развитие проекта


1 рубль




Orphus

Система Orphus

Вести с форума


«История Оренбуржья»
Авторский проект
Раковского Сергея
© Copyright 2002–2017