Герб Оренбурга История Оренбуржья Герб Орска
Главная О проекте Форум Гостевая книга Обратная связь Поиск Ссылки
Разделы


Библиотека

Видео

Геральдика

Города и села

Живопись

Земляки

Картография

Краеведение

Личности

Музеи

Мультимедийные материалы

Памятники и мемориалы

Разное

Религия

Сигиллатия

Учебные заведения

Фотоальбом

Экспедиции




Религиозно-культурные традиции ислама в структуре российской цивилизации

Е. Я. Нейфельд

Оренбургская губерния в течение всего XIX и начала XX вв. складывалась как полиэтничная. В ней проживали этносы: русские, украинцы, поляки, татары, тептяри, мещеряки, башкиры, мордва, чуваши, немцы, евреи и др. По вероисповеданию здесь большинство населения составляли православные и мусульмане.

В 1845 г. в Оренбургской губернии насчитывалось 659491 мусульман1, в 1848 г. - 710162 человека мусульманской веры, в том числе 8044 составляло духовенство2. К 1856 г. в Оренбургской губернии насчитывалось 1815 мечетей, а во вновь образовавшейся Самарской губернии было 198 мечетей3. В пореформенный период Оренбургская губерния территориально уменьшилась, в ней вместо 12 уездов осталось 5: Оренбургский, Орский, Верхнеуральский, Челябинский и Троицкий. Мусульмане к 1865 г. составляли около 28% населения губернии4. А к 1871г.в губернии было 6467 татар, 182864 башкир, 12111 мещеряков и 11747 тептярей5 - все они исповедовали мусульманскую религию.

Основой религиозно-культурных традиций ислама было слияние духовного и светского начал, политической администрации и религиозной власти. Это способствовало абсолютизации религиозного авторитета, с одной стороны, и снижению значения административно-бюрократической иерархии - с другой. Какие процессы мы наблюдаем в XIX -начале XX вв. в связи с этим в условиях полиэтничности России и, в частности, в Волго-Уральском регионе?

Тептяри. и бобыли в Оренбургской губернии управлялись Губернским Правлением и земской полицией. Среди тептярей еще в 1850 г. было много язычников, поэтому, независимо от их веры, они были поделены все на команды, во главе которых стояли старшины, "избранные из своей среды по приговорам общества с учреждения Земского суда". Ежегодно они платили подушную подать государству, особую подать на содержание Уфимского казачьего полка и другие.

Общее и главное Управление делами мусульман в России как в сфере религиозной, так и в области регулирования некоторых гражданских правоотношений в 1908 г. было сосредоточено в четырех Правлениях по делам мусульман: в двух Закавказских - шиитском и суннитском, в Таврическом и Оренбургском, Все законодательные нормы были сосредоточены в первой части XI тома Свода Российских Законов. Высшим органом Оренбургского Духовного Управления являлось Оренбургское Магометанское (мусульманское - Е.Н.) Духовное Собрание. Оно подчинялось губернатору. Муфтии назначались по представлению Министра Внутренних дел. Членов Духовного Собрания назначали по предложению муфтия. И только приходские имамы и муллы избирались общиной из самых авторитетных мусульман. Утверждало их в должности Губернское Правление, и, чаще всего, они выступали посредниками между светской властью и населением.

В различных жизненных ситуациях среди мусульман вопросы решались по-разному, но чаще всего в обсуждении их участвовали две стороны: светская - в лице губернской администрации и духовная - в лице муфтия или Оренбургского Магометанского Духовного Собрания. Так, в 30-е годы XIX в. был инцидент, когда татары Сеитовской слободы пожаловались в Губернское Правление в связи с самовольным заселением их земель разными переселенцами. Земли эти были куплены жителями Сеитовской слободы у башкир. В этом случае в обсуждении вопроса участвовали лишь светские учреждения власти: МВД, Казенная Палата, Губернское Правление, но право вынести окончательное решение было предоставлено губернатору В.А. Перовскому. Он решил выдать татарам другие земли вместо уже заселенных.

Вопрос о предоставлении права Оренбургскому мусульманскому духовенству рассматривать и решать дела о разделе частной собственности между наследниками был поставлен Министром внутренних дел в связи с обращением к нему мусульман с жалобой на несправедливое решение этого вопроса мусульманским духовенством. Для вынесения решения в обсуждении вопроса участвовали Общее Собрание Сената, а после положительной резолюции их Общее Собрание Государственного Совета. Оно также вынесло свою резолюцию но обсуждаемому вопросу. Об обсуждении и решениях данного вопроса был официально извещен министр финансов и министр юстиции. В окончательном варианте резолюция гласила: 1) право решать дела о частной собственности по мусульманскому обычаю в случае завещания или раздела разрешалось Оренбургскому мусульманскому духовенству "только тогда, когда участвующие в этих делах мусульмане просили об этом", 2) когда просители мусульмане "примут беспрекословно объявленное им решение", а в случае, если "частные лица объявили недовольство на решение духовенства, то рассмотрение этих дел предоставлялось светским судебным местам"6.

Вопрос о порядке присвоения дворянского звания бывшим татарским мурзам и князьям обсуждался по инициативе Оренбургского военного губернатора (по имеющему место инциденту) П.П. Сухтелена (1832 г.). На основании уже имеющихся указов и вновь принятых Сенатом вопрос решался следующим образом: в дворянское звание записывались те татары, которые могли доказать по метрическим книгам, находящимся в Мусульманском Духовном Правлении, о своей принадлежности к роду мурз и князей или тех, кто вступил в российское подданство и, "находясь на службе, приобрели или приобретут чины или ордена". Доказательством дворянского достоинства могли быть и документы о владении наследственными от предков недвижимыми дворянскими имениями. Исполнителями Указа Правительствующего Сената о присвоении дворянского звания татарам были дворянские депутатские Собрания7. В попытке Оренбургского Губернского Правления строго регламентировать строительство мечетей и назначение новых духовных лиц в соответствии с указом и правилами, принятыми по данному вопросу МВД и Главным Управлением Духовными делами иностранных исповеданий, натолкнулись на недовольство со стороны Мусульманского Духовного Собрания и жалобу на них в МВД. МВД отреагировало на это в пользу соблюдения мусульманских традиций и предупредило Оренбургское Губернское Правление о более -внимательном соблюдении их впредь8 вплоть до нарушения правил в вопросах строительства мечетей.

В целом, к концу XIX в. складывается картина постепенного перехода от "мозаичного типа" управления в российской цивилизации к централизованному, но с максимальным учетом религиозно-культурных традиций мусульман.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. ГАОО.Ф.6.Оп.6.Д.12427/б.Х53.
2. Там же.Д.12741/б.Л.135.
3. Там же.Д.13457/3.Л.11.
4. Там же.Д.14045/7.Л.З.
5. Там же.Оп.8.Д.215.Л.13.
6. Там же.Оп.5.Д.11086.Л.1-4.
7. Там же.Д.10389.Л.1-4.
8. Там же.Д.10674.Л.Л.1-25.

 

На главную Обсудить на форуме Версия для печати

Назад

 

Наверх

 

На развитие проекта


1 рубль




Orphus

Система Orphus

Вести с форума


«История Оренбуржья»
Авторский проект
Раковского Сергея
© Copyright 2002–2017