Герб Оренбурга История Оренбуржья Герб Орска
Главная О проекте Форум Гостевая книга Обратная связь Поиск Ссылки
Разделы


Библиотека

Видео

Геральдика

Города и села

Живопись

Земляки

Картография

Краеведение

Личности

Музеи

Мультимедийные материалы

Памятники и мемориалы

Разное

Религия

Сигиллатия

Учебные заведения

Фотоальбом

Экспедиции




Оренбургская губерния во второй половине XVIII века

  1. Начало разложения феодально-крепостнического строя
  2. Развитие хозяйства края
  3. Усиление крепостнического гнета. Обострение классовой борьбы
  4. Крестьянская война 1773–1775 гг. под предводительством Е. И. Пугачева
  5. Оренбургский край после Крестьянской войны
  6. Развитие культуры в XVIII веке

1. Начало разложения феодально-крепостнического строя

Новые черты развития страны. Во второй половине XVIII в. Россия вступила в период разложения феодально-крепостнической системы и формирования капиталистического уклада. Значительно возросло земледельческое производство прежде всего за счет освоения окраин. Развивалась промышленность, основанная на применении как крепостного, так и вольнонаемного труда. Усиливалось проникновение товарно-денежных отношений в экономику страны, шло формирование всероссийского рынка. Складывались новые, капиталистические отношения, обретая уровень социально-экономического уклада.

На пути этих новых явлений стояли крепостнические порядки, тормозившие развитие страны. Нарастало противоречие между развивающимися производительными силами и старыми производственными отношениями. Оно вызывало обострение социальных антагонизмов и нарастание классовой борьбы, подъем общественного освободительного движения.

Новые черты социально-экономического развития проявлялись и в развитии Оренбургского края, представлявшего тогда отдаленную слабозаселенную окраину России.

Территория и население края. Оренбургская губерния во второй половине XVIII в. занимала обширную территорию Южного Урала, Приуралья и части Казахстана. Ее границы доходили на севере до р. Камы, на востоке — р. Тобола, юге — Каспийского моря, западе — р. Волги. Губерния включала территорию нынешних Оренбургской, Челябинской, восточной части Куйбышевской областей, Башкирской АССР, части Татарской АССР и части Казахской ССР.

Власть в крае принадлежала губернатору. В его руках находилось управление войсками и гражданским населением, Яицким и Оренбургским казачьими войсками, Башкирией и Казахстаном. Губернская администрация насаждала и усиливала режим военно-феодального угнетения, жестоко подавляла народные движения.

Население края было сравнительно немногочисленным. По переписи 1762 г. на обширной территории губернии проживало 472 тыс. человек (без казахов). Около половины составляли государственные крестьяне и близкие к ним категории крестьян. Помещичьи и заводские крестьяне насчитывали 70 тыс. человек. Все крестьяне относились к податному населению, так как платили государственные и иные подати и выполняли различные повинности.

Губерния отличалась высоким удельным весом (39%) неподатного населения. К нему относились яицкие и оренбургские казаки, башкиры, калмыки. Но они несли тяжелую военную службу — военную барщину. Дворяне, чиновники и священники были освобождены от податей и имели другие привилегии. Дворяне составляли менее одного процента жителей, но сосредоточили в своих руках власть, огромные земельные владения, эксплуатировали трудовое многонациональное население края.

Русские насчитывали здесь в 60-х годах 250 тыс. человек, и их численность с каждым годом возрастала в связи с наплывом переселенцев. Татар вместе с близкими к ним тептярями и мишарями было 112 тыс., башкир — 100 тыс., казахов — 80 тыс. В губернии проживали также украинцы, мордва, чуваши, марийцы, калмыки. К концу XVIII в. (1795 г.) население губернии достигло 760 тыс. человек, то есть увеличилось по сравнению с 60-ми годами на 300 тыс. Такой большой прирост за сравнительно короткий срок (30 лет) объяснялся большим притоком переселенцев.

Переселение крестьян. Основание Оренбурга и устройство укрепленной пограничной линии положило начало широкому движению переселенцев в Оренбургский край. Сотнями и тысячами устремлялись сюда в поисках свободной земли и лучшей доли беглые, различные «сходцы», люди, «не помнящие родства», и поселялись здесь, несмотря на запрещения и преследования властей. Они записывались в казаки, государственные крестьяне.

В середине XVIII в. началось массовое переселение в край государственных крестьян из Среднего Поволжья. Непомерные подати и повинности, угроза насильственного обращения в христианство нерусских крестьян, растущее малоземелье вынуждали переселенцев устремляться в Оренбургский край. Этими переселенцами — татарами, русскими, мордвой, чувашами — были основаны многие селения на территории современных Бугурусланского, Северного, Абдулинского, Пономаревского, Шарлыкского и других районов. За два дсятилетия после образования губернии сюда переселилось только из Казанской губернии 57 тыс. человек. По темпам заселения Оренбургская губерния опережала тогда многие другие окраины.

Возникновение помещичьих имений. Во второй половине XVIII в. началось разложение феодально-крепостнического строя в России. Чтобы ослабить остроту земельного вопроса в центре страны, спасти крепостные имения от надвигающегося упадка, многие помещики из внутренних губерний переселяются в Заволжье и другие многоземельные окраины.

С середины XVIII в. в Оренбургской губернии начинается интенсивное формирование помещичьего землевладения. Дворяне за службу в военных гражданских учреждениях получают свободные казенные земли. Указом 11 февраля 1736 г. правительство разрешило дворянам и офицерам «у башкирцев покупать и крепить за себя» земли. Воспользовавшись этим указом, помещики и заводовладельцы начали широко скупать за бесценок башкирские земли, не останавливаясь перед обманом, спаиванием, подкупом. В памяти народной долго сохранялись предания о расхищении башкирских земель алчными помещиками и горнозаводчиками. Одно из них гласило, что помещик получил у башкир за малую плату столько земли, сколько успеет пробежать за день, но погиб от слишком быстрого бега.

Одним из первых в крае завел имение капитан И. Л. Тимашев. За 1570 руб. он купил у башкир огромную территорию площадью более 150 тыс. десятин в красивейшей местности (ныне — в Тюльганском, Саракташском и Сакмарском районах). Здесь были основаны с. Никольское, Ташла, Городки, Троицкое, Ивановка, Ключи, в которых поселены крепостные крестьяне, переведенные помещиком из внутренних губерний. Много дворянских «гнезд» возникло в Бузулукском и Бугурусланском уездах. Среди них имения Аксаковых, Державиных, Карамзиных, Булгаковых, Куроедовых, Племянниковых. Помещичья колонизация насаждала крепостничество в крае.

2. Развитие хозяйства края

Новые черты социально-экономической жизни. Заселение края способствовало развитию его хозяйства. Трудом коренных жителей и переселенцев осваивались плодородные земли, богатства недр, развивались земледелие и скотоводство, металлургическая промышленность, ширилась внутренняя и международная торговля, усиливался переход кочевого башкирского населения к оседлости и земледелию. Постепенно шло проникновение товарно-денежных отношений в народное! хозяйство губернии, вызывая разложение крепостни ческих порядков.

Земледельческое освоение. В ходе крестьянской колонизации началось быстрое освоение края. Распахивалась веками не тронутая целина, расширялись посевы, особенно в Бузулукском, Бугурусланском и Челябинском уездах. Основной зерновой культурой была рожь. Сеяли также пшеницу, овес, ячмень. До конца XVIII в. преобладала переложная система землепашества, при которой через 10–12 лет участок пашни заменяли новым. Постепенно внедрялось трехполье, особенно в северной зоне губернии. Урожайность была невысокой. Сборы хлебов составляли 30–32 млн. пудов, что уже превышало годовую потребность населения. Часть хлеба поступала на рынок.

Скотоводство составляло главное занятие башкир, казахов, калмыков. Они разводили лошадей, овец, вели кочевое хозяйство. Башкиры занимались также бортничеством и охотой. Постепенно башкиры и калмыки начинали заниматься земледелием, перенимали у русских крестьян приемы обработки почвы, сельскохозяйственный инвентарь.

Становление промышленности. Богатства недр Южного Урала способствовали возникновению горнозаводской промышленности. За период 1744–1760 гг. в Оренбургской губернии было построено 15 медеплавильных и 13 железоделательных заводов. Они были расположены на территории нынешней Башкирской АССР. Некоторые из медеплавильных заводов использовали руду с Каргалинских медных рудников, расположенных в 60 км севернее Оренбурга. Заводы принадлежали частным владельцам из дворянства и купечества — Демидовым, Твердышеву, Мясникову, Мосолову и другим. На заводских и вспомогательных работах трудились крепостные. Жестоко эксплуатируя их, заводчики увеличивали выпуск продукции и наживали огромные прибыли. В 1797 г. на заводах губернии было произведено 1 млн. 375 тыс. пудов чугуна и железа и 39 тыс. пудов меди. Южноуральские заводы вносили значительный вклад в производство металлов в стране.

Важное место в хозяйстве края занимал Илецкий соляной промысел. Месторождение илецкой соли было известно давно. С 1753 г. стал действовать казенный промысел. Для его охраны от набегов кочевников на следующий год построили укрепление Илецкую Защиту (ныне г. Соль-Илецк). На разработке соли трудились ссыльные и каторжники (до 200 человек). Ежегодная Добыча соли составляла 500 тыс. пудов. Илецкая соль отличалась высоким качеством.

Развивались в губернии и другие отрасли промышленности — мукомольная, кожевенная, салотопенная, винокуренная. В 60-х годах появился пуховязальный промысел.

Южный Урал стал крупным промышленным районом страны.

Торговые связи со Средней Азией. Рост сельскохозяйственного и промышленного производства способствовал развитию внутренней и внешней торговли, втягиванию края в систему всероссийского рынка. В городах и крупных селах возникали ярмарки и базары, на которых шла торговля местными и привозными товарами.

К концу XVIII в. важным предметом торговли стал хлеб. У государственных крестьян и помещиков его покупали для снабжения воинских частей и горнозаводского населения. На меновых дворах Оренбурга и Троицка хлеб продавался казахам.

Оренбургский край с самого начала своего существования играл важную роль в развитии торгово-экономических, дипломатических и культурных связей России с народами казахских степей и Средней Азии, служил своеобразным «окном», «вратами» в Азию. В 1749–1754 гг. у Оренбурга на левобережье Яика был сооружен для торговли с азиатскими купцами Меновой двор. Он представлял собой внушительных размеров четырехугольное кирпичное сооружение (длина каждой стороны стены составляла 430 м). Внутри находилось 246 лавок и 140 амбаров. В них с весны до поздней осени шла оживленная торговля, преимуществ венно меновая, то есть безденежная. Торговали российскими котлами, металлической и деревянной посудой, хлебом, выделанной кожей, тканями, среднеазиатскими халатами, шелками, коврами, фруктами.

Казахи Малого жуза пригоняли для обмена многочисленные стада лошадей и овец, привозили шкурки корсаков и других степных зверей. Торговые обороты из года в год росли и приносили большой доход. Только от сбора торговых пошлин на Меновом дворе в казну поступало ежегодно до 40–47 тыс. рублей.

В зимнее время городская и внешняя торговля Оренбурга сосредоточивалась на Гостином дворе, построенном в центре города одновременно с Меновым двором. Торговля с Востоком шла также через Орскую и Троицкую крепости и некоторые другие пункты края.

3. Усиление крепостнического гнета. Обострение классовой борьбы

Ухудшение положения крепостных крестьян и рабочих. Во второй половине XVIII в. резко возросла феодальная эксплуатация трудящихся. Помещики, заводчики, феодальное государство увеличивали подати и повинности, доводили до предела закрепощение крестьян и заводских работных людей. Крепостное право, по определению В. И. Ленина, тогда «ничем не отличалось от рабства».

Наиболее угнетенной и бесправной частью населения Оренбургского края были крепостные помещичьи и заводские крестьяне. Помещики стремились повышать доходность имений. Они широко торговали хлебом, занимались винокурением, сукноделием. Все это вызывало усиление эксплуатации крестьян.

В слабо заселенном Оренбургском крае помещики, как правило, имели много земли, но мало крепостных. Поэтому, чтобы вовлечь свои обширные земельные владения в хозяйственный оборот и получать больше дохода, владельцы почти повсеместно применяли барщинную систему эксплуатации. Оброчных крестьян в губернии было крайне мало. Испытывая острую нехватку крепостных рабочих рук, помещики до предела увеличивали размеры повинностей крестьян. На барщине крестьяне трудились 3, а во многих имениях — 4, 5, и даже 6 дней в неделю. Оброчные платежи крестьян за вторую половину XVIII в. возросли в 2–3 раза. Увеличение барщины и оброка вело к разорению крестьянских хозяйств.

В помещичьих имениях края царили безудержный произвол и издевательства крепостников. Генеральша Эттингер насмерть засекла дворового человека. Крайней жестокостью отличался бугурусланский помещик Куроедов. Писатель С. Т. Аксаков в «Семейной хронике» правдиво описал его зверства. Помещик для избиения крестьян применял специальные ременные плетки — «кошки» с узлами на концах. Во время истязаний он «время от времени пошучивал с несчастной жертвой, покуда она еще могла слышать».

В крайне угнетенном и бесправном положении находились заводские работные люди и приписные крестьяне. Они трудились по 12–14 часов в день «в тяжких заводских работах», получая ничтожную плату. Заводчики и приказчики, как отмечалось в жалобе демидовских крестьян, «немилостиво били батожьем и кнутьями, многих крестьян смертельно изувечили».

Угнетение нерусских народностей. Среди нерусских народностей также увеличивался феодальный гнет. Резко ухудшила положение башкир и других нерусских народностей края крепостническая помещичья и заводская колонизация. Она сопровождалась расхищением башкирских земель, ростом налогов и повинностей. Башкир заставляли выполнять строительную, подводную, постройную, дорожную и другие повинности, а также привлекали к несению военной службы на пограничной линии. Произвол властей, взяточничество, незаконные поборы разоряли трудовой люд, вызывали нескончаемые жалобы на «крайнее изнеможение, разорение и гибель». Росло повсеместное недовольство и протест, усиливалось национально-освободительное движение.

В Башкирии вслед за выступлением 1735–1740 гг. вспыхнуло в 1755 г. восстание под руководством Батырши. В начале 70-х годов назрело новое массовое выступление трудового населения Башкирии.

Яицкое казачество накануне Крестьянской войны. Во второй половине XVIII в. ухудшилось положение и рядового казачества. Яицкий войсковой атаман и старшина заставляли казаков работать на рыбной ловле и наживали ежегодно до 20 тыс. рублей. Недовольных казаков по приказу атамана наказывали плетьми, ссылали в Сибирь.

В январе 1772 г. началось волнение среди яицкого казачества. Казаки послали правительству жалобу о том, что пять лет им не дают денежного и хлебного жалования. Они просили восстановить прежние казачьи вольности. Доставивших жалобу жестоко наказали. Тогда казаки поднялись с оружием в руках, разбили карательный отряд генерала Траубенберга. Генерал, войсковой атаман Тамбовцев и наиболее ненавистные старшины были убиты. Вскоре восстание было жестоко подавлено правительственными войсками генерала Фреймана. Казацкий круг, выборная должность атамана и войсковая канцелярия были упразднены. Яицкое войско было полностью подчинено власти оренбургского губернатора. Участники восстания жестоко наказаны кнутом и сосланы в сибирскую каторгу. Но и после восстания на Яике было неспокойно. Назревало еще более мощное народное движение.

4. Крестьянская война 1773–1775 гг. под предводительством Е. И. Пугачева

Е. И. Пугачев

Руководитель Крестьянской войны 1773–1775 гг.
Е. И. Пугачев

Оренбургский край — главный очаг Крестьянской войны. Крестьянская война под предводительством Е. И. Пугачева зародилась и развернулась в Оренбургском крае не случайно. Она была связана с особенностями социально-экономического развития этой обширной окраины страны. В ходе интенсивного заселения края приток беглого люда, самовольных переселенцев создавал «скопление бунтующих сил». Феодальное государство, помещики и горнозаводчики захватным путем расширяли дворянское землевладение, насаждали крепостнические порядки и учреждения. В результате вольные переселенцы не получали здесь земли и воли и снова попадали в ярмо крепостного права. Особую остроту противоречий создавало переплетение социального и национального гнета, наличие заводских работных людей и казачества.

Первый этап Крестьянской войны. 17 сентября 1773 г. волнение яицкого казачества переросло в восстание. Его возглавил выходец из донских казаков Емельян Иванович Пугачев, объявивший себя императором Петром III.

С целью вовлечения в восстание масс казачества в этот же день был обнародован первый пугачевский манифест. Он отражал заветные чаяния казачества — владение рекой Яиком, землями, получение денежного жалования и хлебного провианта, сохранение старой веры.

Повстанческий отряд численностью около 200 человек двинулся на Яицкий городок (ныне г. Уральск), но взять его не смог и направился вверх по течению Яика к Оренбургу. Начался первый, оренбургский, этап Крестьянской войны. Он был самым длительным — с 17 сентября 1773 г. по 2 апреля 1774 г. Здесь первым крупным укреплением на пути повстанцев был Илекский городок. Его жители 21 сентября встретили Пугачева хлебом-солью, колокольным звоном и вступили в ряды повстанцев. Успех под Илекским городком был первой и очень важной победой Пугачева. Удвоилась численность повстанческих сил, возрос авторитет движения.

25 сентября восставшие штурмом взяли крепость Рассыпную, на следующий день — Нижнеозерную. 27 сентября под Татищевой крепостью в ожесточенном сражении были разбиты правительственные войска бригадира X. Билова. В ходе боя отряд оренбургских казаков во главе с сотником Тимофеем Ивановичем Падуровым, бывшим депутатом Уложенной комиссии, перешел на сторону Пугачева. Падение Татищевой открыло дорогу к Оренбургу. Овладев без боя Чернореченской крепостью, Каргалинской (Сеитовой) слободой и Сакмарским городком, повстанческие отряды (2500 человек при 20 орудиях) в полдень 5 октября подошли к губернскому центру.

Пушка повстанцев

Пушка пугачевцев

Осада Оренбурга. Гарнизон города насчитывал около 3 тыс. солдат и казаков и 70 пушек. Узнав о приближении отрядов Пугачева, губернатор И. А. Рейнсдорп приказал укрепить вал, углубить ров, сжечь мосты на р. Сакмаре, приготовить артиллерию. Казачье предместье Форштадт в целях безопасности было сожжено, а его население переведено в крепость. Не сумев взять город штурмом, пугачевцы приступили к длительной его осаде. «Не стану зря тратить людей, — говорил Пугачев, — выморю город мором». Губернатор, видя ненадежность гарнизонных войск, явное сочувствие горожан Пугачеву и активные действия повстанцев, решил поступать только «оборонительно». Осада Оренбурга продолжалась почти полгода: с 5 октября 1773 г. по 23 марта 1774 г.

18 октября повстанческая армия покинула свой первоначальный лагерь на казачьих лугах у озера «Коровье стойло» восточнее Оренбурга и перешла к горе Маяк, а затем в связи с ранними холодами в Бердскую слободу, в 7 верстах от города, насчитывавшую около двухсот дворов.

В доме бердинского казака Константина Ситникова была устроена «золотая палата» (обитая внутри золотистой фольгой — «шумихой»), где жил Пугачев. В начале ноября в Бердах образовалась Военная коллегия — штаб восстания. Она руководила повстанческой армией, осуществляла ее комплектование, обучение, снабжение вооружением и продовольствием, управляла освобожденными районами.

Крестьянская армия непрерывно пополнялась новыми отрядами крестьян, казаков, заводских работных людей, башкир, татар, калмыков. Численность ее к марту 1774 г. выросла до 20 тыс. человек. По свидетельству участника восстания члена Военной коллегии казака И. Творогова, народ «с радостию со всех сторон стекался... и в короткое время одних башкирцев пришло к нам тысячи с две, а крестьян — великое множество».

Успехи повстанцев. На помощь осажденному Оренбургу царское правительство направило войска. Большой отряд под командованием генерал-майора В. А. Кара двигался со стороны Бугульмы. 9 ноября 1773 г. у Деревни Юзеево (ныне в Шарлыкском районе) Кар был разбит повстанцами во главе с Овчинниковым и Зарубиным-Чикой. 13 ноября у горы Маяк под Оренбургом была одержана еще одна победа. Окружен и взят в плен отряд (1200 человек с 15 орудиями и большим обозом) полковника П. М. Чернышева. Солдаты перешли на сторону повстанцев, а Чернышев и офицеры казнены.

Однако отряду правительственных войск под командованием бригадира А. И. Корфа, двигавшемуся из Верхнеозерной крепости, в это же время удалось вступить в Оренбург для подкрепления осажденного гарнизона (2400 человек с 22 орудиями). На следующий день, 14 ноября, Рейнсдорп двинул этот отряд против повстанцев, но, встреченный огнем артиллерии, он спешно вернулся в крепость.

Портрет Е. И. Пугачева, выполненный маслом в селе Илеке в 1973 году художником-самоучкой по портрету Екатерины II. На обратной стороне написано: «Емельян Пугачев родом из казацкой станицы нашей православной веры, принадлежит той веры Ивану сыну Прохорову. Писан лик сей 1773 г. сентября 21 дня». Оригинал храниться в Московском историческом музее

Портрет Е. И. Пугачева, выполненный маслом в селе Илеке в 1973 году художником-самоучкой по портрету Екатерины II. На обратной стороне написано: «Емельян Пугачев родом из казацкой станицы нашей православной веры, принадлежит той веры Ивану сыну Прохорову. Писан лик сей 1773 г. сентября 21 дня». Оригинал храниться в Московском историческом музее

Расширение восстания. Пламя Крестьянской войны охватывало все новые и новые районы. В октябре в руки восставших перешли крепости по р. Самаре — Переволоцкая, Новосергеевская, Сорочинская, Тоцкая. На борьбу поднимались крепостные крестьяне губернии. Этому способствовала агитация восставших. В октябре 1773 г. в селе Ляхово собравшимся на сход помещичьим крестьянам этого и соседнего села Михайловка, или Карамзиха (ныне с. Преображенка Бузулукского района) был зачитан указ Пугачева, полученный поверенным крестьян Леонтием Травкиным. Указ жаловал крестьян «рекою и землею, травами, денежным жалованием и хлебным провиантом... и вечною вольностию». Под влиянием этой агитации крестьяне отказывались подчиняться помещикам.

Началось восстание в Башкирии. Башкирские отряды вливались в армию Пугачева. В ноябре 1773 г. у деревни Биккулово в составе башкирского отряда на сторону Пугачева перешел Салават Юлаев. 14 ноября он отличился в сражении под Оренбургом с войсками, сделавшими вылазку из осажденного города, и получил от Пугачева чин полковника. В декабре Салават Юлаев сформировал в северо-восточной части Башкирии большой повстанческий отряд и успешно воевал с царскими войсками в районе Красноуфимска и Кунгура. Под Уфой в середине ноября образовался новый повстанческий центр, руководимый яицким казаком Иваном Зарубиным-Чикой. Восставшие осадили Уфу. Под Челябинском действовали повстанческие отряды казака Ивана Грязнова.

Сподвижник Пугачева Афанасий Соколов-Хлопуша был направлен на горные заводы Южного Урала и организовал там изготовление вооружения для повстанческой армии. Во главе отряда работных людей и илецких казаков Хлопуша 20 ноября 1773 г. занял Ильинскую крепость на Яике и подошел к крепости Верхнеозерной, но взять ее ему не удалось. В феврале 1774 г. отряд Хлопуши захватил Илецкую Защиту.

В районе Бузулука возник крестьянский повстанческий отряд под руководством Ильи Арапова. Отряд двинулся по р. Самаре и 25 декабря 1773 г. занял город Самару. К восстанию присоединились и жители Бугурусланской слободы. Их атаманом Пугачев назначил Гаврилу Давыдова.

Антикрепостнический характер восстания. Пугачевское восстание с самого начала имело антикрепостническую направленность. Начатое яицкими казаками восстание очень быстро переросло в широкую Крестьянскую войну, в которой активно участвовали крепостные и государственные крестьяне, заводские работные люди, нерусские народности. Восставшие боролись за освобождение от крепостной зависимости и угнетения, стремились получить землю и истребить угнетателей-дворян. В сентябре 1773 г. в Илекском городке, в самом начале восстания, Пугачев публично заявил: «А у бояр села и деревни отберу».

Требования восставших четко сформулированы в пугачевских манифестах и указах. В манифесте, написанном 1 декабря 1773 г. в Бердской слободе «во всенародное известие», Пугачев жаловал народ землями, водами, лесами и вольностью, призывал «казнить смертью» помещиков и вотчинников «как сущих преступников закона... а дома и все их имение брать себе в награждение».

Поражение Пугачева под Татищевой и Сакмарским городком. Размах народного восстания вызвал серьезное беспокойство правительства. В декабре 1773 г. на подавление Крестьянской войны были направлены крупные отряды правительственных войск. Они заняли Самару, Бугуруслан, Бузулук. Регулярные войска под командованием генерала П. М. Голицына спешно двигались на Оренбург, который был на грани сдачи. Среди гарнизона и населения города усиливался голод, Росло недовольство.

Пугачев, узнав о приближении царских войск, вывел навстречу им повстанческие силы и укрепился в Татищевой крепости. Вместо сгоревших деревянных стен был сооружен вал из снега и льда, установлены пушки. 22 марта 1774 г. под Татищевой произошло ожесточенное сражение. В течение шести часов повстанцы упорно отбивали натиск атакующих регулярных войск, но были разбиты. Пугачев потерял 2 тыс. человек убитыми, 4 тыс. ранеными и пленными, всю артиллерию и обоз. Это было первое крупное поражение восставших. 24 марта в бою под Уфой был разбит повстанческий отряд Зарубина-Чики.

Пугачев, преследуемый царскими войсками, с остатками своих отрядов спешно отступил в Берду, а оттуда — к Сеитовой слободе и Сакмарскому городку. Здесь 1 апреля 1774 г. в ожесточенном бою повстанцы снова были разбиты. В плен попали Т. Падуров, М. Шигаев, И. Почиталин и другие видные сподвижники Пугачева. Сам Пугачев с небольшим отрядом ушел через Ташлу в Башкирию.

В Оренбурге и многих селениях края каратели учинили жестокую расправу с пленными повстанцами. Для устрашения народа в деревнях и казачьих станицах были установлены «виселицы, колеса и глаголи». В июне 1774 г. в Оренбурге казнен сподвижник Пугачева А. Соколов-Хлопуша.

Поражение Крестьянской войны. Пламя Крестьянской войны, несмотря на усилия карателей, весной и летом 1774 г. разгорелось с новой силой. Оно охватило Башкирию, Урал, Поволжье. Здесь развернулись события второго (со 2 апреля по 17 июля 1774 г.) и третьего (с 18 июля 1774 г. до весны 1775 г.) этапов Крестьянской войны. На борьбу поднялись крепостные крестьяне поволжских губерний, работные люди заводов Урала, нерусские народности Приуралья и Среднего Поволжья. Всего в Крестьянскую войну была втянута огромная территория с населением 3 млн. человек. На Пугачева работало 64 горных завода.

Движение приобрело необычайно широкий размах и серьезно угрожало господству крепостников-дворян.

Сконцентрировав крупные военные силы, царское правительство жестоко подавило Крестьянскую войну. Под Царицыном 24 августа 1774 г. Пугачев потерпел окончательное поражение, а спустя две недели он был схвачен заговорщиками и выдан царским властям.

После длительного следствия 10 января 1775 г. в Москве на Болотной площади были казнены Е. И. Пугачев, Т. И. Падуров и другие видные вожди восстания. В Уфе казнили Ивана Зарубина-Чику. Салавата Юлаева и его отца Юлая Азналина жестоко били кнутом во многих селениях Башкирии и сослали на каторжные работы в Рогервик на Балтийском море. Массовые репрессии в Приуралье и Поволжье продолжались до лета 1775 г. Царизм жестоко мстил восставшему народу.

5. Оренбургский край после Крестьянской войны

Укрепление позиций дворянства. Крестьянская война пошатнула военно-феодальный режим. Чтобы не допустить повторения «пугачевщины», царизм стал спешно принимать меры по укреплению позиций дворянства как в центре, так, в особенности, и на окраинах.

В Оренбургском крае увеличивается раздача казенных земель в виде «всемилостивейших пожалований» офицерам, чиновникам, казачьим старшинам, участвовавшим в подавлении Крестьянской войны. В 1798 г. в губернии началось генеральное межевание земель. Оно закрепило за помещиками все их земли, включая и самовольно захваченные у башкир и казны.

Правительство поощряло дворянско-помещичью колонизацию края. В последней четверти XVIII в. усилилось переселение помещиков и их крестьян в губернию, особенно в Бузулукский и Бугурусланский уезды. Здесь образовался район самого большого в крае скопления помещичьих имений. За последнюю четверть XVIII в. в Оренбургской губернии образовалось 150 новых дворянских имений. Общая численность помещиков в губернии к началу XIX в. составляла 546, а крепостных крестьян — 68 тыс. человек.

Политика по отношению к казачеству и нерусским народам. Задачам искоренения «крамолы», «умиротворения» была подчинена и политика царского правительства по отношению к казачеству и нерусским народностям Оренбургского края. Чтобы вытравить из сознания народа память о событиях грозной «пугачевщины», правительство указом от 15 января 1775 г. р. Яик переименовало в Урал, а Яицкое казачье войско — в Уральское. Было строжайше запрещено упоминать даже имя Пугачева.

Стремясь подчинить казачество своим интересам, превратить его из зачинщика народных движений в карательную силу, царизм, опираясь на казачью атаманско-старшинскую верхушку, делает некоторые уступки казачьему управлению и вместе с тем постепенно реформирует казачество на армейский лад. Казачьим верхам предоставляются офицерские чины и дворянство, право владеть крепостными людьми.

Царское правительство способствовало проникновению крепостничества среди нерусских народностей края. Указом 22 февраля 1784 г. было закреплено одворянивание местной национальной феодальной верхушки. Татарским и башкирским князьям и мурзам разрешено воспользоваться «вольностями», выгодами и преимуществами российского дворянства, включая и право владеть крепостными, правда, только мусульманского вероисповедания. Самыми крупными из мусульманских помещиков были Тевкелевы, наследники известного переводчика и дипломата, впоследствии генерала Тевкелева. В их владении было более тысячи крепостных татар и башкир.

Однако, опасаясь новых народных выступлений, царизм не решился полностью закрепостить нерусское население края. Башкиры и мишари были оставлены на положении военно-служилого населения. В 1798 г. было введено кантонное управление в Башкирии. В образованных 24 областях-кантонах управление осуществлялось на военный лад.

Административные преобразования. Крестьянская война 1773–1775 гг. показала слабость административного управления на окраинах. Царизм в спешном порядке преобразовал его. В 1775 г. последовала реформа, по которой осуществлялось разукрупнение губерний: вместо 20 стало 50. Вся власть в губернских и уездных учреждениях находилась в руках местного дворянства.

В конце 1781 г. вместо Оренбургской губернии было образовано Уфимское наместничество с центром в Уфе. Во главе наместничества стоял генерал-губернатор. В декабре 1796 г. Уфимское наместничество было упразднено, а создана Оренбургская губерния в составе 10 уездов с центром в Оренбурге. Но в 1802 г. губернским городом стала Уфа, а численность уездов достигла 12. Военный же губернатор находился в Оренбурге. Такое административное деление просуществовало до середины XIX в.

Народные волнения. После подавления Крестьянской войны 1773–1775 гг. не наступало «умиротворения» Оренбургского края. Борьба трудящихся здесь, как и по всей стране, продолжалась. Ее порождали нарастающий крепостнический гнет и ухудшающееся положение трудового люда в условиях разложения феодального строя.

Народ не смирился с мыслью о поражении Пугачева. Упорно ходили слухи, что «Пугачев жив», что «на место Пугачева есть другой — Максим Железо, или Железняков». Передавались рассказы об атамане Заметаеве (Метелкине): «Пугачев попугал дворян, а Заметаев их окончательно выметит».

В 1779–1781 гг. вспыхнуло волнение приписных крестьян Авзяно-Петровских металлургических заводов Демидова. Крестьяне отказывались платить недоимки, исполнять заводские работы, требовали возврата их в привычное крестьянское состояние.

С 1796 г. начался резкий подъем борьбы помещичьих крестьян за освобождение от крепостной зависимости и переход в казенное ведомство. В Оренбуржье наиболее крупные волнения произошли в имениях помещика Тевкелева в 1797–1799 гг., Нагаткиной в 1797 — 1805 гг. и др.

Оренбуржцы в войнах второй половины XVIII в. Главной обязанностью оренбургских и яицких (уральских) казаков была военная служба по охране Оренбургской пограничной линии. Ежегодно на линию назначалось по 4–5 тыс. человек с 20–25 орудиями. Отряды казачьих и регулярных войск посылались также в качестве конвоя с торговыми караванами в глубь казахских степей. Царское правительство стремилось использовать казаков и для подавления народных движений. Но нередко казаки, особенно яицкие, не соглашались выполнять подобные распоряжения. В 1771 г. яицкие казаки отказались преследовать калмыков, решивших уйти за пределы России. В 1769 г. многих яицких казаков насильно отправили на службу в Кизляр в связи с начавшейся войной с Турцией.

В 1790 г. оренбургские казаки впервые приняли участие во внешних войнах. В войне России со Швецией участвовала команда из 150 оренбургских казаков под командованием секунд-майора Мертваго. Эти воины были награждены медалью «За службу, храбрость и мир со Швецией».

С мая 1798 по март 1800 г. в заграничном походе Русской армии участвовал восьмисотенный отряд уральских казаков во главе с атаманом. В войнах второй половины XVIII в. сражалось в составе регулярной русской армии и немало крестьян-оренбуржцев, взятых в рекруты. Участие оренбуржцев в военных походах и войнах отразилось в исторических песнях:

Мы Балканы грудью брали,

Все враги от нас бежали...

Сам Суворов приезжал,

Нас с победой поздравлял, —

пелось в одной из них.

6. Развитие культуры в XVIII веке

Фольклор народов края. Оренбуржье отличалось богатством устного народного творчества многонационального населения. В разнообразных по форме и содержанию произведениях отражались многие важные события исторической жизни народов края — трудная доля местных крестьян и переселенцев, захваты земель помещиками, казачья служба и военные походы, борьба против притеснителей народа. Особенно широко были распространены народные песни и предания о крестьянских и казачьих восстаниях, о народных заступниках — Степане Разине, Кондратии Булавине, Емельяне Пугачеве.

Емельян ты наш, родной батюшка!

На кого ты нас покинул.

Красное солнышко закатилось, —

говорилось в одной из народных песен, сложенных после поражения Пугачевского восстания.

Ярким выразителем интересов и чаяний башкирского народа был поэт-герой Салават Юлаев. В своих песнях и стихах он воспевал любовь к родине, непримиримость к врагам трудового народа:

Страшных пыток не забудем.

Подымай, народ, мечи!

Мир и правду мы добудем!

Эй, джигит, на бой скачи!

Творчество Салавата Юлаева сформировалось под влиянием освободительной борьбы башкирского народа и особенно Крестьянской войны 1773–1775 гг., активнейшим участником которой он был. Поэтические произведения Салавата Юлаева обогатили башкирский фольклор и породили многочисленные народные песни и сказания о нем самом.

Широкое распространение среди башкир и казахов имела народная повесть «Куз-Курпяч». В ней воспевались подвиги славного башкирского батыра, его любовь к прекрасной казахской девушке Баяне. В начале XIX в. крепостной дворовый человек помещика Тимашева Тимофей Савельевич Беляев перевел повесть на русский язык. В 1812 г. она была издана в Казани отдельной книжкой. Это было первое в России издание произведений башкирского народного творчества.

Первые школы. В XVIII в. было положено начало школьному образованию в Оренбургском крае. В 1737 г. открыты первые школы в Самаре, Уфе, Челябинске. Они готовили канцелярских служащих, писарей, переводчиков. В 1748 г. в Оренбурге при губернской канцелярии открылась школа для детей ссыльных. Обучали российской грамоте, письму, арифметике, нотному пению. С 1746 по 1760 г. в Оренбурге существовала школа младших военных инженеров.

Новый этап в развитии просвещения в крае связан с проведением школьной реформы 1786 г., которая предусматривала создание в России определенной системы учебных заведений. В 1789 г. в губернии были открыты: в губернском городе Уфе четырехклассное Главное народное училище и в уездных городах Оренбурге, Челябинске и Мензелинске — малые народные училища (двухклассные). В 1794 г. челябинское малое народное училище было переведено в Бузулук, а Главное училище — из Уфы в Оренбург, ставший вновь центром губернии. В четырех этих училищах в конце XVIII в. обучалось 186 учеников.

В Сеитовой (Каргалинской) слободе, при мечети Менового двора, в некоторых крупных башкирских, татарских селениях создавались школы для детей нерусских народностей.

Исследователи края. Начало научного изучения природных богатств и народов края положила Оренбургская экспедиция во главе с известными учеными И. К. Кириловым и затем В. Н. Татищевым. Участники экспедиции составили первые карты края, изучали руды и минералы, растительный и животный мир.

Великий русский ученый М. В. Ломоносов проявлял интерес к Оренбуржью. В 1748 г. он провел анализ илецкой соли и сделал вывод о ее высоком качестве. М. В. Ломоносов поддерживал оренбургского исследователя П. И. Рычкова, высоко оценил его работы. По предложению Ломоносова Академия наук в 1759 г. избрала П. И. Рычкова первым своим членом-корреспондентом.

П. И. Рычков

П. И. Рычков — первый член-корреспондент Российской Академии наук, первый историк и естествоиспытатель Оренубургского края

Петр Иванович Рычков (1712–1777) был выдающимся историком и географом Оренбургского края. Он прибыл в край в составе экспедиции И. К. Кирилова и прожил здесь до конца своей жизни. В 1759 г. Рычков опубликовал работу «История Оренбургская», в которой описал историю образования края, добровольное вхождение в состав России Малого казахского жуза, деятельность Оренбургской экспедиции, основание Оренбурга и пограничной линии.

В 1762 г. опубликован главный труд П. И. Рычкова «Топография Оренбургская». Это своеобразная энциклопедия края, описывавшая его природу, хозяйство, историческое прошлое. Перу исследователя принадлежат также многочисленные статьи — о земледелии, пчеловодстве, заводской промышленности, торговле, древностях.

П. И. Рычков, будучи начальником Илецкого соляного промысла, способствовал его развитию, составил его исторический очерк. Он построил два медеплавильных завода, положил начало пуховязальному промыслу, разработал проект расширения торговли России со Средней Азией и Индией.

Немалый вклад в исследование края внесли три научные экспедиции, организованные в 1768–1774 гг. Академией наук. Экспедициями руководили известные ученые П. С. Паллас, И. И. Лепехин, И. П. Фальк.

Писатели. С Оренбургским краем XVIII в. связаны некоторые русские писатели. Поэт Г. Р. Державин в детские годы с 1750 по 1754 г. жил с родителями в Оренбурге. Он владел имением в Бузулукском уезде (с. Державине) и считал себя оренбуржцем. В своих произведениях он неоднократно обращался к киргиз-кайсацким (казахским) мотивам.

Уроженцем Оренбургской губернии был известный писатель и историк Николай Михайлович Карамзин (1766–1826). По мнению ряда исследователей, он родился в деревне Михайловой (Карамзихе) Бузулукского уезда (ныне с. Преображенка).

Пушкин в Оренбурге

Пушкин в Оренбурге

Баснописец Иван Андреевич Крылов в детстве с 1772 по 1775 г. жил в Яицком городке и Оренбурге. Он был очевидцем осады Оренбурга пугачевцами и позднее рассказал об этом А. С. Пушкину, работавшему над «Историей Пугачева».

С Оренбургским краем тесно связаны жизнь и творчество писателя Сергея Тимофеевича Аксакова. Он родился в 1791 г. в Уфе, а вырос в имении деда в селе Аксаково (ныне Бугурусланского района). Аксаков глубоко полюбил и воспел в своих произведениях природу родного Оренбуржья. «Семейная хроника», «Детские годы Багрова-внука», «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии» и другие книги писателя вошли в фонд классической русской литературы. Для оренбуржцев они являются также ценным источником изучения природы и исторического прошлого нашего края.

Архитектура. Строительство Оренбурга и военной укрепленной линии способствовало развитию архитектуры. Оренбург и некоторые другие города губернии строились по оригинальным планам, учитывавшим их особенности как форпостов на юго-восточном рубеже страны и центров торговли с Востоком.

Своеобразными сооружениями Оренбурга были Меновой двор (не сохранился) и Гостиный двор (в измененном виде — здание шелкокомбината). Они придавали городу неповторимый облик крупной «международной ярмарки».

Среди произведений храмового зодчества выделялись Спасо-Преображенский и Введенский соборы в Оренбурге (не сохранились) и церковь в селе Державине, построенная в 1799 г. крепостными мастерами и расписанная по заказу поэта столичными художниками.

 

Литература:

  1. «История родного края». Учебное пособие для 8–10-х классов средней школы. Челябинск, Южно-Уральское книжное издательство, 1988. 176 с. с ил.

На главную Обсудить на форуме Версия для печати

Назад

 

Наверх

 

На развитие проекта


1 рубль




Orphus

Система Orphus

Вести с форума


«История Оренбуржья»
Авторский проект
Раковского Сергея
© Copyright 2002–2017