Герб Оренбурга История Оренбуржья Герб Орска
Главная О проекте Форум Гостевая книга Обратная связь Поиск Ссылки
Разделы


Библиотека

Видео

Геральдика

Города и села

Живопись

Земляки

Картография

Краеведение

Личности

Музеи

Мультимедийные материалы

Памятники и мемориалы

Разное

Религия

Сигиллатия

Учебные заведения

Фотоальбом

Экспедиции




Оренбуржье в первой половине XIX века

  1. НАРОДЫ КРАЯ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОИНЕ 1812 г.
  2. ОЖИВЛЕНИЕ БОРЬБЫ ПРОТИВ ЦАРИЗМА
  3. ХОЗЯЙСТВЕННОЕ РАЗВИТИЕ КРАЯ И КЛАССОВАЯ БОРЬБА В 30–50-х гг.
  4. ОРЕНБУРГСКИЙ КРАЙ В КОЛОНИЗАТОРСКОЙ ПОЛИТИКЕ РУССКОГО ЦАРИЗМА
  5. КУЛЬТУРА КРАЯ

1. НАРОДЫ КРАЯ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОИНЕ 1812 г.

Начало войны. Известие о нашествии Наполеона на Россию всколыхнуло в крае и народы, и войска. Правитель края князь Г. С. Волконский, распространяя на русском и татарском языках царский манифест о войне, призывал население к готовности постоять за Родину всеми силами.

Крепостные рабочие горнозаводских предприятий с чувством долга перед Родиной изготовляли для армии артиллерийские орудия, ядра, гранаты, картечь. Русские и башкирские крестьяне Челябинского, Троицкого и Стерлитамакского уездов выработали на своих ткацких станках 61 тыс. аршин сукна, достаточного для полного обмундирования 10 тыс. рекрутов. Для армии было закуплено до 40 тыс. лошадей; 5 тыс. лошадей отдали башкиры и калмыки. Все пожертвования на войну и в пользу воинов составляли в крае 900 тыс. рублей.

Без ропота и волнений, обычных для мирного времени, русские, татарские, чувашские и мордовские крестьяне уходили в рекруты с сознанием необходимости спасать Родину. Из Оренбуржья было направлено в армию около 40 тыс. человек.

В боевых действиях 1812 г. оренбуржцы принимали активное участие. Тептярский полк под командованием майора Темирова воевал с момента вероломного вторжения Наполеона. 16 июня эта часть сожгла мост через р. Вилию, уничтожила Виленский арсенал, не оставив врагу ничего. 27 июля между Молевым болотом и Лешнею башкирские конники и казаки атаковали французов с такой силой, что те потеряли более половины своего кавалерийского корпуса. В Бородинской битве участвовали Оренбургский и Казанский драгунские, а также Рыльский и Уфимский пехотные полки, вышедшие из Оренбуржья. Батальоны Оренбургского и Уфимского полков сражались на левом фланге батареи генерала Н. Н. Раевского. Отброшенная ими французская дивизия потеряла убитыми 3 тыс. человек. Многие воины были представлены главнокомандующим М. И. Кутузовым к награде.

Оренбуржцы участвовали в контрнаступлении, в партизанских операциях Дениса Давыдова, в боевых действиях совместно с калужскими ополченцами. Известия об отваге оренбуржцев приходили от самого главнокомандующего. М. И. Кутузов в одном из писем губернатору Г. С. Волконскому писал: «…Вы не можете представить… с какой храбростью наши воины, в том числе казаки и некоторые башкирские полки, поражают их (французов)».

В заграничном походе. В составе русских армий, двинувшихся в 1813 г. за границу, находились и сформированные в Оренбуржье 8 казачьих, 15 башкирских, 2 тептярских полка и полк калмыков. Атаманский казачий полк вместе с башкирами, тептярями и калмыками штурмовал крепость Данциг. Другие полки участвовали в «битве народов» под Лейпцигом, в сражениях при Веймаре, Ганау и Франкфурте-на-Майне. Они же в составе отряда генерала А. И. Чернышева брали Берлин. В 1814 г., действуя на французской территории, оренбуржцы в составе русских и союзных армий брали Париж.

В жестоких битвах за правое дело жертвовали собою во имя мира народов и независимости Родины люди нашего края. Из 102 конно-казачьих полков действующей русской армии 32 были сформированы в Оренбуржье.

2. ОЖИВЛЕНИЕ БОРЬБЫ ПРОТИВ ЦАРИЗМА

Народные волнения. После войны налоговый гнет, повинности и барщина обрушились на крестьян с новой силой. Крестьяне все чаще выражали свои, как писали тогда, «неповиновения властям уже от целых обществ». С 1813 по 1825 г. в Оренбуржье произошло более двадцати восстаний помещичьих и заводских крестьян, длившихся иногда по нескольку лет.

Царские указы 1822–1823 гг. о дозволении государственным крестьянам селиться на свободных землях в Сибири и о ссылке туда беглых народная молва истолковала как право всех крестьян на свободные земли по Уралу, за Уралом и даже на Сыр-Дарье. Летом 1825 г. более трех тысяч крестьян многих губерний, покинув своих помещиков, силой пробивались через пикеты в г. Уральск. «Сии люди,— писал оренбургский полицмейстер,— не укрываются, а бредут целыми колоннами, даже вооруженные, и являются сами к начальству. Многие из них просят наказать их поспешнее плетьми и сослать в Сибирь на поселение… Все сии люди имеют отменно упрямый, возмутительный дух, который гораздо опаснее и вреднее, нежели их самый побег, и дух сей распространяется далее и далее подобно заразе».

Отзвуки движения декабристов. Оренбургский край до середины 30-х гг. оставался местом массовой политической ссылки. Ссыльные, в их числе солдаты Семеневского полка, общаясь с населением, невольно становились пропагандистами свободолюбивых идей. В 20-е гг. в Оренбурге и в крепостях на линии появилось немало и местных «вольнодумцев». Военный губернатор сообщал, что они распространяли «нелепые и противные для правительства слухи».

Рядовой семеновец Михаил Мягков передал оренбуржцам слова декабриста Сергея Муравьева-Апостола, сказавшего перед смертью: «Что засеяно, то вырастет, хотя бы и дождя не было».

О тайных обществах в России, о восстании декабристов и их горестной судьбе знали некоторые офицеры Оренбургского корпуса.

Сосланные в разные места Оренбургского края декабристы П. А. Бестужев, Ф. Г. Вишневский, Н. П. Кожевников, А. В. Веденяпин, Н. Г. Смирнов, А. А. Фок, А. А. Жемчужников и другие находились под строгим надзором. Начальство опасалось их влияния на офицерскую молодежь и солдат Оренбургского корпуса, которые страдали от томительной и тяжкой муштрь от недостатка пищи, от жестоких телесных наказание.

Оренбургское тайное общество. В конце XVIII в. в Оренбурге было основано «Новиковское общество», званное так по имени известного русского просветителя Н. И. Новикова.

По сообщениям жандармов, общество предполагало «изменить монархический образ правления России, внушить нижним чинам и простому народу как мысли о свободе и равенстве, так и ненависть к правлению и царствующей династии… поднять знамя бунта и объявить Россию свободною». Общество намеревалось лишить свободы военного губернатора и его чиновников, избрать из своей среды храброго военачальника, поднять в городе знамя, как символ начавшегося восстания, приобщить к Оренбургскому гарнизону казачьи войска и линейные батальоны. Восставшие должны были двинуться из Оренбурга на Казань, увлекая по пути своих приверженцев, способных носить оружие.

Подавление восстания на Сенатской площади и казнь декабристов 13 июля 1826 г. возбудили «жажду мщения» у оренбургских декабристов, во главе которых стоял поэт П. М. Кудряшев, но они были преданы прежде, чем успели что-либо предпринять. Оренбургское общество выдал разжалованный из юнкеров в рядовые и сосланный в декабре 1826 г. из Петербурга в Оренбург И. И. Завалишин. Войдя в доверие к младшим офицерам — членам общества, он узнал их устав, списки членов общества и в своих доносах открыл командующему корпусом «важный государственный секрет». Под стражу было взято 33 человека. П. М. Кудряшев, потрясенный пережитым, вскоре скончался.

Закованные попарно в кандалы и примкнутые к железному пруту оренбургские декабристы 27 сентября 1827 г. начали свое мучительное шествие на каторгу в Сибирь. «Прощаясь с городом, мы,— вспоминал позднее В. П. Колесников в своих «Записках несчастного…»,— пропели гимн некогда в патриотических мечтах сочиненный незабвенным Кудряшевым».

3. ХОЗЯЙСТВЕННОЕ РАЗВИТИЕ КРАЯ И КЛАССОВАЯ БОРЬБА В 30–50-х гг.

Социальные отношения и хозяйство. Утвердившееся в крае с XVIII в. военно-феодальное принуждение тормозило развитие материального производства. Военная служба и повинности отрывали массу людей, особенно казаков и башкир, от общественно полезного труда.

Горная промышленность Оренбуржья (34 завода) давала около 2 млн. пудов чугуна. Она основывалась по-прежнему на крепостном труде и рутинной технике. Илецкий соляной промысел, где за полвека трудом каторжников было добыто 43 млн. пудов соли, развивался слабо.

В крае проживало 2,5 млн. человек. Основная масса населения Оренбуржья занималась сельским хозяйством. Общий земельный фонд в крае достигал 35 млн. десятин, но засевались из них едва 4 млн. В урожайные годы валовой сбор хлеба составлял 70–80 млн. пудов.

Степные просторы позволяли развивать скотоводство (коневодство, овцеводство). Этим занимались казахи, башкиры и казаки. И хотя в крае насчитывалось более 10 млн. голов скота, степное скотоводство было малопроизводительным. Зимние бураны, гололедица и бескормица губили миллионы голов скота.

В собственности помещиков находилось 1283 тыс. десятин земли. Крепостные крестьяне (239 тыс. душ) обрабатывали 759 тыс. десятин для себя и 488 тыс. десятин земли для помещиков. Однако жестокая эксплуатация крестьян посредством неограниченной барщины и оброка не повышала доходности имений.

В тяжелом положении находились также государственные и удельные крестьяне.

Народные волнения и восстания. Указы правительства о передаче многих тысяч государственных крестьян в министерство уделов с целью увеличения доходов царской фамилии вызвали среди крестьян Оренбуржья возмущение. В 1835 г. десятки тысяч крестьян и башкир Уфимского, Белебеевского, Троицкого и Бирского уездов вместе с заводскими крестьянами, вооружившись чем попало, свергали сельские и волостные власти, громили их канцелярии, уничтожали дорожные столбы, мосты и переправы, не желая идти «под барина». Восстание подавили регулярные войска. Из 427 осужденных — 17 были сосланы на каторгу, 34 — на поселение в Сибирь и 234 человека отправлены в солдаты.

В 1836–1838 гг. под руководством Исатая Тайманова и акына Махамбета Утемисова восстали казахи Внутренней орды, доведенные до отчаяния грабительскими действиями хана Джангира и его приспешников. Восстание, подавленное вооруженной силой, заставило правителей края поставить вопрос об упразднении ханской власти в орде.

Антифеодальную борьбу крепостники подавляли оружием и судом. По приговорам Оренбургской судебной палаты с 1841 по 1850 г. было наказано в губернии за антикрепостнические действия и выступления 4663 человека.

4. ОРЕНБУРГСКИЙ КРАЙ В КОЛОНИЗАТОРСКОЙ ПОЛИТИКЕ РУССКОГО ЦАРИЗМА

Волнение в Казахстане. Хивинский поход. В целях ликвидации всякой государственности у нерусских народов царизм упразднил в Казахстане ханскую власть. Ее заменили султаны-правители с двухсотенными казачьими отрядами при них. Все это, а также строительство новой укрепленной линии от Орска до Троицка, сократившей территорию кочевья, озлобило казахскую феодальную знать. В 1838–1846 гг. в Казахстане развернулось антинародное феодально-монархическое движение султана К. Касымова, поощряемое кокандским и хивинским ханами.

Ответной мерой на вторжение британской армии в Афганистан и ограбление русских караванов хивинцами явился Хивинский поход оренбургского военного губернатора В. А. Перовского в 1839–1840 гг. Исключительно суровая зима с глубоким снегом и степными морозами обрекла поход пятитысячного отряда на полную неудачу.

5. КУЛЬТУРА КРАЯ

Народное образование. В начале XIX в. в губернии имелось 5 городских училищ, преобразованных в 20-е годы в уездные. Приходские училища были открыты в Илецкой Защите в 1821 г., в Оренбурге — в 1832 г. Первые 32 сельские приходские школы открылись в 1843–1844 гг. На каждую из них расходовали в год 250 рублей, собираемых с крестьян. В школах обучали простейшей грамоте, счету и закону божьему.

Все остальные учебные заведения, за исключением училища земледелия и лесоводства и фельдшерской школы в Оренбурге, были строго сословными (гимназия, Неплюевский кадетский корпус, девичье и юнкерское училища, казачьи школы). Элементарное религиозно-светское обучение детей татар и башкир проводилось в школах при мечетях. К 1860 г. в губернии насчитывалось 220 учебных заведений, 329 учителей и около 10 тыс. учащихся.

Научные экспедиции. Развитие материального производства в стране и англо-русское соперничество в Средней Азии стимулировали углубленное изучение оренбургских степей, Казахстана и Средней Азии. С 1734 по 1848 г. в губернии действовали 42 различные экспедиции. Наиболее важными были те из них, которые во главе с учеными разведывали недра, открывали природные богатства (А. Гумбольдт, Г. Карелин, Э. Эверсман, А. Бутаков). Многое было сделано по географическому и историко-этнографическому изучению губернии.

В Оренбурге при Неплюевском кадетском корпусе в 1830 г. открылся музей, организатором которого был друг Адама Мицкевича ссыльный польский революционер, ученый и поэт Ф. К. Зан. Ко времени приезда А. С. Пушкина в Оренбург в музее насчитывалось более 3 тыс. естественно-исторических и этнографических экспонатов.

Литература и искусство. В 20-е гг. в Оренбурге зарождается общественная и литературная жизнь. В нее включаются как местные, так и заброшенные сюда судьбой писатели, передовые чиновники, учителя.

Первым оренбургским писателем, как говорил П. П. Свиньин, «певцом картинной Башкирии, быстрого Урала и беспредельных степей киргиз-кайсацких» был П. М. Кудряшев, военный чиновник.

В произведениях С. Т. Аксакова нашли отражение природа и быт нашего края.

Плодотворно работал здесь в Оренбурге В. И. Даль. С 1833 г. он за восемь лет пребывания создал прекрасные повести о жизни казаков, башкир («Башкирская русалка») и казахов («Майна», «Бикей и Мауляна»); неустанно собирал лексический материал для своего знаменитого словаря. За перевод с немецкого языка ученого труда Э. Эверсмана «Естественная история Оренбургского края» и за ценнейшие к нему комментарии Российская Академия наук присвоила В. И. Далю ученое звание члена-корреспондента.

Особое значение имело посещение Оренбурга 18–20 сентября 1833 г. А. С. Пушкиным. Цель его путешествия — «проверить мертвые документы о Пугачеве рассказами очевидцев». «Оренбургские записи» д. С. Пушкина, сделанные им в разных местах края, встречи с современниками «славного мятежника» (Ириной Бунтовой в Бердах и Дмитрием Пьяновым в Уральске), знакомство с памятниками старины послужили дополнительным материалом для «Истории Пугачева» и «Капитанской дочки».

Иным путем попал в Оренбургский край украинский революционный демократ, поэт и художник Т. Г. Шевченко. Сосланный в Оренбуржье рядовым в 1847 г. на 10 лет со строжайшим запрещением писать и рисовать, Шевченко все-таки написал здесь около 130 стихотворений и поэм, 20 повестей (на русском языке). Все его творчество проникнуто революционной непримиримостью к крепостничеству и царизму.

Также рядовым на 10 лет был сослан в Оренбургский корпус в 1849 г. поэт А. Н. Плещеев. Сохранив демократические убеждения и после ссылки, поэт высказывался за необходимость решительных преобразований в стране. По возвращении в Москву в 1858 г. он поместил в журнале «Русский вестник» свою повесть «Пашинцев», в которой разоблачал оренбургских взяточников и казнокрадов.

Изобразительное искусство было представлено в Оренбуржье приезжими и местными художниками. Первые зарисовки Оренбурга и его окрестностей (1824 г.) принадлежат путешественнику, издателю журнала «Отечественные записки» П. П. Свиньину. Позднее художник-пейзажист В. М. Штернберг, участвовавший по приглашению В. И. Даля в Хивинском походе, сделал немало зарисовок из жизни казахов и уральских казаков.

Оренбуржец А. Ф. Чернышев, окончивший Академию художеств, создал целую галерею видов родного города, картины («В Оренбургской степи» и другие), портреты, групповой рисунок ссыльных поляков и Т. Г. Шевченко. В Аральской экспедиции, в Оренбурге и на Мангышлаке многое сделал и соученик Т. Г. Шевченко по Академии художеств Чернышев. Ему принадлежат более 300 рисунков и ряд портретов.

Любительские спектакли и концерты в Оренбурге проводились уже в 20–30-х гг. В них принимали участие В. И. Даль, композитор А. А. Алябьев. Гастроли профессиональных артистов относятся к концу 50-х гг., когда здание манежа перестроили под театр.

Дальнейшее хозяйственное и культурное развитие Оренбуржья тормозилось крепостным правом. Решительная ликвидация его стала очередной задачей народов России.

Литература

  1. «История родного края». Учебное пособие для 8–10-х классов средней школы. Челябинск, Южно-Уральское книжное издательство, 1988. 176 с. с ил.

На главную Обсудить на форуме Версия для печати

Назад

 

Наверх

 

На развитие проекта


1 рубль




Orphus

Система Orphus

Вести с форума


«История Оренбуржья»
Авторский проект
Раковского Сергея
© Copyright 2002–2017