Герб Оренбурга История Оренбуржья Герб Орска
Главная О проекте Форум Гостевая книга Обратная связь Поиск Ссылки
Разделы


Библиотека

Видео

Геральдика

Города и села

Живопись

Земляки

Картография

Краеведение

Личности

Музеи

Мультимедийные материалы

Памятники и мемориалы

Разное

Религия

Сигиллатия

Учебные заведения

Фотоальбом

Экспедиции




Исковский А.Е. О доме Тимашева и пребывании Александра Первого в Оренбурге 1824 г.

Малоизвестные сведения из заметки М.Л. Юдина дополнены мемуарами лейб-медика хирурга Д.К. Тарасова о недолгом пребывании императора Александра I в Оренбурге во время путешествия по Империи. Как видно из заметки в «Оренбургском листке» провинциальных историков будоражит вопрос «в каком доме ночевал Государь?», а из воспоминаний очевидца Д.К. Тарасова становиться понятно, что и как видели столичные путешественники. Здесь приведен фрагмент мемуаров, касающийся Оренбургской губернии.

«Оренбургский листок» №15 1899 г. 11 апреля

М.Л Юдин

Историческая справка

В №14 «Тургайских Областных Ведомостей» в заметке хроникера о пособии от городской Думы Ученой Архивной комиссии, между прочим говорится, что Оренбургской Ученой Архивной комиссией «чрез собрание письменных фактов, устных преданий и рассказов старожилов давно установлен факт пребывания в доме Ладыгина Императора Александра I–го и поэта Пушкина, но комиссия не могла установить того же факта относительно Императора Александра II».

Принимая участие в заседаниях Архивной Ученой комиссии, мы слышали там совершенно обратное: установлен факт пребывания в доме Ладыгина, бывшем Тимашевых, поэта А.С.Пушкина в 1833 году и Императора Александра II-го в бытность его наследником в 1837 году. Из архивных данных положительно известно, что и поэт и наследник-цесаревич останавливались в квартире военного губернатора В.А. Перовского, который, по рассказам старожилов, помнящих приезд цесаревича, жил в доме Тимашева, ныне Ладыгина. Это находит себе подтверждение и в архивных данных, из которых видно, что Перовский в тридцатых годах не пользовался казенной квартирой, а получал квартирные деньги, хотя с другой стороны из дела канцелярии Оренбургского военного губернатора за 1833 год усматривается, что двухэтажный каменный дом, на месте нынешнего здания Казенной палаты, принадлежавший до 1816 года Соляной экспедиции и занимавшийся затем под квартирование военных губернаторов, в 1833 году еще был в полной исправности и на отопление и освещение его, как квартиры военного губернатора, испрашивались еще при жизни графа Сухтелена (предшественника) необходимые суммы из Земского сбора. Надо полагать, что Перовский, прибывши в Оренбург в июне 1833 года, не захотел жить в доме, где умер его предшественник Сухтелен, а поселившись временно в загородном губернаторском доме (на месте нынешнего Архиерейского), перешел затем в частную квартиру.

Что касается пребывания в доме Ладыгина (бывшем Тимашева) Императора Александра I в 1824 году, то это ничем не подтверждается. Напротив, из записок почетного лейб-хирурга Д.К. Тарасова (гл.12 «Русская старина» 1872 г., март) видно, что в доме Тимашева во время пребывания Александра I в Оренбурге, квартировали сам лейб-хирург Тарасов и с ним лейб-медик баронет Виллие и нет никакого указания на то, что тут же вместе с ними квартировал и Император, относительно квартирования которого есть косвенное указание, и это вполне вероятно, что он имел пребывание в квартире военного губернатора Эссена, занимавшего вышеупомянутый казенный дом на берегу реки Урал.

«Русская старина» март, 1872 г. стр.355

Записки почетного лейб-хирурга Д.К. Тарасова, гл.12, 1824-25 г.г., сообщил А.Д. Тарасов

В начале августа 1824 года при дворе разнесся слух, что его Величество отправиться в путешествие внутрь Империи. 12-го августа объявлено, чтоб особы свиты Его Величества готовы были к выезду с Государем в путешествие.

Заметить следует, что Государь, в своих путешествиях по Империи, почти всегда старался объезжать Москву мимо. Гг. придворные объясняли это тем, что его Величество тяготился обременительными представлениями, которые он по необходимости должен был принимать в древней столице своей. По этой причине маршрут до Рязани был назначен чрез Псковскую, Смоленскую, Тверскую, Калужскую, Московскую и Тульскую губернии,  по дорогам самым уединенным.

Александр I
Александр I

В Самаре Государь ночевал 8-го сентября, а 9-го выехал в Оренбургскую губернию и ночевал в Бузулуке. Отсюда путешествие продолжалось до самого Оренбурга пограничной линией по необозримой степи, на коей в нескольких местах устроены так называемые крепости, для содержания небольшого гарнизона. По неимению населения, 10-го сентября Император ночевал среди степи в калмыцкой кибитке, а равно и для всей свиты были приготовлены кибитки, обедали в открытой степи.

11- го сентября государь прибыл в Оренбург и был встречен военным губернатором генералом Эссеном.

Император делал смотр войскам оренбургского корпуса. Пехотой остался вполне доволен и значительное число рядовых назначил в гвардию, по росту их и благовидности. Но смотр иррегулярных войск был чрезвычайно любопытен. Этими войсками командовал полковник Тимашев1, в доме коего мы с баронетом Виллие квартировали. Все это войско было собрано в степи близ Оренбурга и расположено отрядами на обширном пространстве в некотором порядке. Государь с Эссеном и полковником Тимашевым объехал сначала все эти разнообразные отряды степных войск, потом, остановясь на возвышенном месте, приказал Тимашеву скомандовать, чтоб они прошли церемониальным маршем мимо Его Величества.

Едва полковник Тимашев успел произнести командование, как все группы этих разнородных войск, на степных конях своих, пустились во весь карьер, без всякого порядка, в разные стороны, с дикими и пронзительными криками, так что сначала казалось это Его Величеству забавным, а потом эти крики усилились до того, что Тимашев никак не мог их становить, и Государь, подозвав Тимашева, приказал остановить эти неистовые эволюции, и заметил притом, что если они не слушают команды, то такие быстрые и беспорядочные движения легко могут произвести опасные последствия. Полковник Тимашев уверил Его Величество, что их остановить никак нельзя, и что они сами скоро успокоятся. Такие неистовые их движения, по уверению Тимашева, означают свойственный им восторг, при виде особы Его Императорского Величества.

П.К. Эссен
П.К. Эссен

Сведения о свойстве кумыса сделалось известным императору и государь поручил генералу Эссену к будущей весне отправить из Оренбурга двух опытных башкирцев с несколькими кобылицами (дойными) в Царское село на ферму с той целью, чтоб они приготовляли там кумыс для ея величества императрицы Елизаветы Алексеевны, коей здоровье приметно начало ослабевать. Но приготовляемый в Царском селе кумыс не оказывал такого действия, как в степях оренбургских, и императрица не имела от него пользы.

Близ Оренбурга в степи, на берегу Урала в небольшом доме, похожем на скромную ферму, жил с семейством великобританский миссионер, родом из Шотландии. Цель его водворения в том краю состояла в обращении диких тамошних народов в христианство. У миссионера была дочь, которая влюбилась в одного из госпитальных фельдшеров и вышла за него замуж, с согласия ея отца. Я видел эту чету и от всего сердца порадовался их взаимному счастью; оба они приятной наружности и фельдшер имел некоторую степень образования и в обращении был очень приличен и умен. Жена его явилась к баронету Виллие, как к земляку, и просила у него позволения представить ему своего мужа.

Явясь с мужем и быв обласкана баронетом Виллие, она представила ему просьбу о производстве ея мужа в офицерский чин, потому единственно уважению, что она дочь почтенного миссионера и для нея крайне неприятно и неприлично быть женой простого фельдшера, и что офицерский чин мужа довершит её счастье. Баронет Виллие довел о сем до высочайшего сведения, и его величество в то же время повелел произвести этого фельдшера в14 -й класс. Молодая шотландка чрезвычайно была обрадована такой милостью императора.

В 70 верстах от Оренбурга в Киргизской степи находится Илецка Защита, место замечательное по добыванию там в большом количестве поваренной соли в кристаллах, для добывания коей в прежние времена ссылались в это место преступники по судебному приговору. Ныне это отменено и добыванием соли занимаются тамошние поселяне, которые суть потомки прежних ссыльных и составляют уже довольно значительное население. Император посетил это место, во время приезда туда его величества, почти по всему протяжению пути стояли беспрерывно киргизы, их начальники и князьки с их женами и детьми. Всех их привлекло из степи к дороге любопытство видеть великого в мире императора. С некоторым из князьков и значительных киргизов государь разговаривал чрез переводчика и жаловал им драгоценные подарки, по ходатайству генерала Эссена.

По осмотру Илецкой Защиты государь отозвался: «Место богатое, жаль, что оно не на берегу Волги».

15 сентября, в 8 часу утра государь выехал в Уфу; на переезде между Оренбургом и Уфой император обедал в башкирском ауле, в коем он был встречен начальством аула. Главный начальник предложил его величеству свое национальное кушанье, называемое у них бишбарман, приготовленное из мяса жеребенка с жиром, луком и чесноком. Государь не отказался, отведав сам, рекомендовал и свитским попробовать тут же в его присутствии и нашел самое мясо жеребенка довольно изрядным; но приправа делала это кушанье едва сносным. В Уфу прибыл 16 сентября вечером и остановился в доме, занимаемом губернатором Нелидовым. 17 сентября осматривал все богоугодные заведения и присутствовал при разводе от тамошнего гарнизонного батальона, которым остался вполне доволен и назначил несколько рядовых в гвардейский корпус, по их высокому росту и благовидности.

Вечером государь был на балу, который дан был от города. На этом балу случилось замечательное событие: жена акушера врачебной управы, в доме которого я квартировал и познакомился с этой дамой, когда началась музыка, приняла смелость подойти к императору и ангажировать его пройти с нею польской. Его величество принял ея предложение и прошел несколько с ней в польском. После, подозвав губернатора, спросил, кто это такая дама? На другой день, 18 сентября, по выезде императора из Уфы, его величество позволил губернатору его сопровождать до станции, где был назначен обед, к коему приглашен был и губернатор. За обедом император, благодаря его за гостеприимство, заметил ему, что уфимские дамы, к сожалению, не знают правил приличия и даже вежливости, и что madame l'Accoucheuse (выражение императора) явно показала это своим поступком на балу. Государь приказал губернатору заметить ей это, и чтоб она впредь была вежливее в обществе, где обыкновенно кавалеры ангажируют дам на танцы.

После Уфы путешествие продолжалось по тракту, лежащему при подножии отрогов Уральских гор. Между отрогами Урала есть много частных горных заводов железных и медных, все лежащие на тракте государь осматривал и ему были представлены замечательные изделия заводов.

Златоустовский завод 1910.jpg

1. Егор Николаевич Тимашев, генерал-майор и наказной атаман Оренбургского казачьего войска.

Источник:

  1. Материал предоставил Александр Исковский.

На главную Обсудить на форуме Версия для печати

Назад

 

Наверх

 

На развитие проекта


1 рубль




Orphus

Система Orphus

Вести с форума


«История Оренбуржья»
Авторский проект
Раковского Сергея
© Copyright 2002–2017