Герб Оренбурга История Оренбуржья Герб Орска
Главная О проекте Форум Гостевая книга Обратная связь Поиск Ссылки
Разделы


Библиотека

Видео

Геральдика

Города и села

Живопись

Земляки

Картография

Краеведение

Личности

Музеи

Мультимедийные материалы

Памятники и мемориалы

Разное

Религия

Сигиллатия

Учебные заведения

Фотоальбом

Экспедиции




Ожаровский Владимир Фёдорович (1848–1911)

В. Ф. Ожаровский

В. Ф. Ожаровский

Владимир Фёдорович Ожаровский родился 23 июня 1848 года в Санкт-Петербургской губернии. Потомственный дворянин. Образование получил во 2-й Санкт-Петербургской военной гимназии и в 1-м военном Павловском училище.

По окончании полного курса наук в 1866 году Владимир Ожаровский был зачислен подпоручиком в 64-й пехотный Казанский Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Николаевича полк с прикомандированием к лейб-гвардии Волынскому полку, но в декабре следующего года он переводится в лейб-гвардии Финляндский полк прапорщиком.

В феврале 1872 года за отличие по службе Владимир Ожаровский был произведён в поручики, и с этого дня военная судьба его неуклонно идёт в гору. Но служба лейб-гвардейского офицера проходила не на столичных паркетах, а в самых отдалённых уголках Российской империи. В 1883 году подполковник Ожаровский — командир 1-го пешего батальона Забайкальского казачьего войска, в 1885 — уже полковник, командир 3-го Восточно-Сибирского линейного батальона, в 1888 — исполняющий обязанности коменданта Хабаровска и начальник хабаровского военного полугоспиталя, а в 1890 — командир 71-го, пехотного резервного батальона, в 1891 — командир 38-го пехотного Его Императорского Высочества Великого Князя Сергея Александровича полка, в 1896 — исполняющий обязанности командира 1-й бригады 10-й пехотной дивизии, в 1899 — генерал-майор, командир 1-й бригады 6-й пехотной дивизии, в 1903 году — начальник 58-й резервной бригады.

Начало русско-японской войны В. Ф. Ожаровский встретил командующим 44-й пехотной дивизии, и вместе с ней, в составе 3-й Маньчжурской армии, принимал участие в боевых действиях против неприятеля.

В 1906 году «за отлично-усердную службу и труды, понесённые во время военных действий», Ожаровский был награждён орденом Св. Анны I степени и произведён в генерал-лейтенанты, а 14 декабря того же года назначен оренбургским губернатором и наказным атаманом Оренбургского казачьего войска.

Первая проблема, которую ему пришлось решать сразу же по вступлении в должность, была проблема надвигающегося голода.

Подводя итоги минувшего 1906 года, «Оренбургская газета» писала:

«…В 86 сёлах уезда (Оренбургского. — Авт.) собрано по 2 пуда с десятины, в 42 — по 4 пуда, в 36 — по 6 пудов, в 2 по 7, в 3 по 10 и 1 селении — 8 пудов. То есть, из 211 селений только в 3-х (1,43%) вернули посеянные семена, в других не собрали посеянного (обычно нужно на десяти ну 9–10 пудов). Число безлошадных увеличилось от 10 до 20%, а с одной лошадью от 25 до 40%. 190 тысяч крестьян голодали».

Вникнув в положение дел, Ожаровский распорядился о выдаче нуждающимся продовольствия и семян из общественных хлебозапасных магазинов (всего в течение 1907 года было ссужено более полутора миллионов пудов хлеба).

На помощь голодающим пришли оренбургский отдел Российского Красного Креста, представительство «Трудовой помощи», Союз пастырей и сам Оренбург в лице городских благотворительных организаций. К 25 марта 1907 года было открыто тридцать столовых при училищах, в которых питалось 1718 учащихся. Отпускали бесплатные обеды и городские столовые.

Красный Крест выделил Оренбургу тысячу рублей, Орску триста, Илецку сто рублей на питание голодающим, содержал столовые в 120 сёлах, где было зарегистрировано 503 тысячи едоков (на содержание этих столовых с 1 марта по 1 сентября 1907 года было израсходовано 40114 рублей 74 копейки).

Средства на бесплатное питание населения выделяли Вольно-экономическое общество, московский комитет общественной помощи голодающим, общеземская организация, центральный комитет врачебной и продовольственной помощи, московское городское общество, Самарский комитет общественной помощи, комитет при Дирекции народных училищ. Поступали пожертвования и от частных лиц.

В 1907 году политическое затишье в губернии было нарушено: в феврале убили эконома духовной семинарии в Оренбурге, в августе экспроприировали жалованье у служащих учреждений Министерства земледелия и госимущества. Экспроприация переселенческих денег произошла и в Челябинском уезде, там же был разгромлен ряд винных лавок.

На следующий год ситуация обострилась. Первого мая 1908 года состоялись однодневные политические забастовки рабочих Главных мастерских и завода Эверта, торговых служащих. К этому дню в подпольной типографии напечатали, а затем распространили соответствующие листовки. Была организована маёвка в Сакмарском лесу, участвовало более двухсот рабочих. Казаки и полиция, окружив собравшихся арестовали почти половину из них, отняли красное знамя с надписью «Да здравствует 1 Мая и 8-часовой рабочий день!»

Шестого сентября полиция обнаружила подкоп под зданием бани Беловской политической тюрьмы, в камерах которой находились руководители городского комитета РСДРП С. М. Тамаров, П. И. Тарасов, М. Н. Дегтярёв и другие. В подземном тоннеле, прорытом для побега заключённых, арестовали революционера И. Н. Ивина. Спустя несколько дней последовали новые аресты социал-демократов.

Однако, как писал историк П. Н. Столпянский ещё в 1906 году, «оренбургская действительность представляла мало шансов для рабочего вопроса», поскольку промышленность в губернии была развита очень слабо. Практически ничего не изменилось и в 1908 году. По-прежнему на первом месте по числу рабочих стояла мукомольная промышленность, в которой было занято больше трети всех рабочих; второе место принадлежало металлообрабатывающим предприятиям, за ними следовали лесопильные, просообдирные и винокуренные заводы.

Остроту «рабочего вопроса» в Оренбургской губернии, бесспорно, снимало и то обстоятельство, что некоторые владельцы, по мнению того же П. Н. Столпянского, стремились «придти на помощь рабочим», то есть облегчить и труд, и его условия, и положение самих работников. В 1908 году, например, на рудниках и промыслах Миасского горного округа стали применяться паровые машины; общество Кочкарских золотых приисков организовало для своих служащих и рабочих общество потребителей, доставлявшее им товары и продовольствие по минимальным ценам; Екатеринбургский золотой прииск проводил еженедельные базары, сборы от которых поступали в пользу общества народного образования, а оно, в свою очередь, устраивало для рабочих чтения, спектакли и даже «приобрело кинематограф, демонстрирующий картины в праздничные дни».

Но «борьба» губернатора Ожаровского с инициаторами революционных выступлений была в его деятельности лишь эпизодом. В 1908 году его усилия были вновь, как и в 1907, направлены на борьбу с голодом.

Обстановку того времени передаёт заметка в «Оренбургской газете» за 2 января 1908 года под названием «Снова неурожай, снова голод»:

«…В башкирском селе Алферове башкиры питаются лебедой, причём у 35 семей нет и лебеды, так что староста разделил их по избам 3-х счастливчиков, у которых хотя бы сохранилась лебеда. В Дмитриевской волости голодает 21 тысяча человек, в остальных волостях злополучного Оренбургского уезда голодают 14 тысяч 280 человек».

В связи с усиливающимся голодом, Ожаровский через газету обратился ко всем жителям губернии с призывом о помощи (обращение так и называлось: «Помогите», и печаталось в февральских номерах «Оренбургской газеты» за 1908 год). Вот что писал Ожаровский:

«Объезжая селения трёх волостей Оренбургского уезда, который больше всего пострадал от недорода,… и проверяя лично по возможности на местах размеры и степень нужды населения в продовольствии, я убедился, что продоволъствеиные нужды особо сильны там, потому, что недород наблюдается третий год подряд и поэтому запасов почти нет, скот частью распродан и население разорено. Часть населения этих районов питается невозможным хлебом с примесью лебеды, но скоро и этого хлеба не хватит во многих местах. Вследствие недорода и продажи скота отсутствует кизяк, голодные ютятся в нетопленых помещениях. Бедствие усугубляется тем, что в деревне нет никаких заработков, а цены на хлеб очень высокие. Нужна частная благотворительность: необходим прилив средств. Помните, что на 5–6 рублей можно покормить 100 голодных в день.

Призываю всех добрых людей, проживающих в городах и уездах Оренбургской губернии, откликнуться на мой призыв и явиться на помощь».

По приказанию Ожаровского, Главное управление землеустройства и земледелия выдало голодающим пять тысяч пудов муки сверх нормы в счёт ссуд на хозяйственное устройство, а супруга губернатора, Александра Фёдоровна, организовала благотворительный концерт. По мнению одной из оренбургских газет, концерт в «материальном отношении можно назвать вполне удавшимся, театр был полон».

Убедившись, что неурожаев не избежать, В. Ф. Ожаровский строго следил за тем, чтобы продовольственные запасы и капиталы постоянно пополнялись, и статистические данные тех лет показывают, что губернатору этого удалось добиться. Так, на 1 января 1910 года запасы губернии составляли: хлеба озимого и ярового — 1837020 пудов 22 фунта, капитала — 771197 рублей 15 копеек. Именно эти, сделанные загодя запасы, во многом способствовали тому, что новый, разразившийся летом того же 1910 года неурожай, хотя и сказался неблагоприятно на многих отраслях промышленности, однако катастрофических последствий для губернии не имел.

К сожалению, в 1910 году на оренбуржцев, помимо неурожая, обрушилось ещё одно бедствие: эпидемия холеры. Эпидемия вызвала отток иногородней рабочей силы и, как следствие, значительный спад промышленного производства. Например, кирпичные заводы практически полностью остановились, так как здесь работали, в основном, прибывшие на заработки из других губерний, преимущественно из Пензенской и Симбирской, и они, чтобы уберечься от «поветрия», просто-напросто покинули свои рабочие места.

Но эпидемия, благодаря разумным действиям губернатора, была остановлена довольно быстро.

За четыре с половиной года своего правления, Ожаровскому удалось добиться улучшения результатов во всех сферах деятельности. В сельском хозяйстве успешно развивалось скотоводство. В 1910 году на каждую сотню жителей (население губернии составляло 2120883 человека) приходилось в среднем 182 головы скота, в том числе: лошадей — 45, крупного рогатого скота — 52, овец — 57 голов.

Увеличилась добыча золота в Миасском горном округе. В 1910 году его добыли 190 пудов 34 фунта, что на 24,72 процента больше, чем в 1909 году.

Особенно большие и заметные перемены произошли в сфере народного просвещения. В одном только 1907 году в губернии было открыто 82 новых учебных заведения, оренбургская дума подняла вопрос о введении в городе всеобщего образования. Местная женская прогимназия была преобразована в полную гимназию, было открыто третье городское четырёхклассное училище, еврейская приготовительная школа для детей обоего пола, бесплатная телеграфная школа, рисовальные курсы художника Розанова. В воскресную школу обратилось свыше 400 человек, но могли быть приняты лишь 360.

В 1909 году по инициативе губернатора учреждена была Оренбургская низшая сельскохозяйственная школа 1-го разряда, призванная готовить «сведущих и умелых исполнителей» по сельскому хозяйству вообще и по отраслям в частности: по садоводству, огородничеству и пчеловодству, а также по ремёслам: кузнечно-слесарному, плотнично-столярному и шорному.

В 1910 году число церковно-приходских школ в губернии уменьшилось, но появились новые учебные заведения: три городских училища, девять сельских начальных училищ, два русско-татарских училища, пять казачьих школ, два железнодорожных училища.

Двадцать восьмого марта 1910 года «Оренбургская газета» опубликовала «благодарность генералу Ожаровскому от казачат Нижнеозёрной станицы» за полученные книги. История здесь такая: чтобы восполнить нехватку книг в школах, Владимир Фёдорович на собственные средства издал свой портрет, и вырученные от его продажи деньги передал на покупку и рассылку книг… В письме к губернатору дети писали:

«В возврат за полученные книги нижнеозёрнинские казачата, как мальчики, так и девочки от всей души и маленьких сердчишек своих шлют Вашему Превосходительству искреннюю и сердечную благодарность за предоставленную им Вашим Превосходительством возможность, в свободное от уроков и домашней работы время, почитать какую-нибудь чудесную волшебную сказку, или ознакомиться с жизнью других людей и животных. Крошки-новички и подростки 3-го отделения все искренне желают Вашему Превосходительству всего наилучшего и в особенности всего того, чего Вы сами себе желаете. Как выразители детских чувств и впечатлений, учитель, старший урядник П. Карцев и учительница Залусская».

В культуре и науке также происходили обнадёживающие изменения. Свидетельством роста общественного самосознания служило появление новых печатных изданий. В 1907 году стали выходить «Оренбургский вестник», «Степной край», «Железнодорожная заря», «Зауралье» (в Троицке), «Голос Приуралья», «Приуралье», «Приуральский голос» (в Челябинске), «Еженедельник труда», «Наш путь» и другие.

Второго августа 1910 года в Оренбурге был основан отдел Императорского Всероссийского аэроклуба.

В 1911 году Оренбургская Учёная Архивная Комиссия, соединившись силами и средствами с Императорским Российским Географическим обществом, предприняла всё необходимое для постройки в губернском центре музея Оренбургского края, в просторных помещениях которого разместился бы и исторический архив. Проект замышлялся грандиозный, сметная стоимость приближалась к 150 тысячам рублей. Городская дума отвела под будущее здание хорошее место в 700 кв. сажен в сквере на Кадетской площади, начался сбор пожертвований. Наиболее крупное пособие на первых порах сделал Торговый дом «И. А. Зарывнов с сыновьями», внесший в кассу строительной комиссии тысячу рублей. Сто рублей пожертвовал Феодосии, епископ оренбургский и тургайский.

Пожертвования на постройку музея продолжались и при оренбургском губернаторе Н. А. Сухомлинове.

Деятельность В. Ф. Ожаровского в качестве наказного атамана была плодотворной: в апреле 1910 года группе генералов и офицеров Оренбургского казачьего войска были вручены бухарские награды. Атаману эмир бухарский пожаловал высший орден ханства — Тадж. Фирман о награждении гласил:

«Ввиду уз дружбы и согласия, связывающих Бухару с могущественным Российско-Императорским правительством на благо и спокойствие народов, пожаловали мы Оренбургскому губернатору и наказному атаману генерал-лейтенанту Ожаровскому бухарский орден Тадж, дабы он украсив им грудь свою, пребывал к нам доброжелательным. Эмир Сеид Абдул Ахад. 1303 год.» (восточное летоисчисление. — Авт.).

Орден представлял собой золотую звезду, украшенную крупными бриллиантами большой цены при синей ленте с белыми полосами по кайме. При скрещении концов ленты имелся крупный золотой, покрытый эмалью знак с пряжкой, также украшенный бриллиантами.

Кроме ордена, атаману была пожалована и большая юбилейная звезда.

Факт такого награждения позволяет предположить и об активной «международной» деятельности В. Ф. Ожаровского. Кстати, это была вторая его бухарская награда: первый раз эмир бухарский наградил его в 1908 году орденом Золотой звезды с бриллиантами.

В том же году из состава двух полков 61-й пехотной резервной бригады (241-го пехотного Орского и 242-го пехотного Беляевского полков) были развёрнуты 191-й пехотный Ларго-Кагульский и 192-й пехотный Рымникский полки. В Оренбурге разместился и 24-й мортирный артиллерийский дивизион.

Наказной атаман Ожаровский был удостоен звания почётного казака в посёлках Смелый Магнитной станицы, Варнинский Велико-Петровской станицы, Мертвецовский Богуславской станицы (впоследствии Угольной), в станице Магнитной.

Назначался оренбургский губернатор и почётным мирововым судьёй по Оренбургскому уезду (с 1 апреля 1909 года), но до конца трёхлетнего срока не дожил: 26 мая 1911 года В. Ф. Ожаровский выехал для лечения за границу и там скончался.

Первого сентября 1911 года газета «Верхнеуральский листок» сообщила:

«23 августа в 1 час 20 минут дня в Варшаве скончался от атеросклероза Оренбургский губернатор и наказной атаман Оренбургского казачьего войска, генерал-лейтенант В. Ф. Ожаровский».

В статье указывалось, что перед смертью оренбургский губернатор выразил желание быть погребённым в Варшаве, где в то время стоял лейб-гвардии Волынский полк, в котором он когда-то начинал свою службу.

Последняя воля покойного была выполнена: он похоронен на Вольском православном кладбище близ Варшавы.

Владимир Фёдорович Ожаровский был женат на вдове священника Дебрскаго Александре Фёдоровне, уроженке Оренбургской губернии. Имел детей: от первого брака жены — Александру (1879), Ольгу (1881), Римму (1883) и родных — Фёдора (1889), Михаила (1890) и Сергея (1893).

Последняя запись в послужной список Владимира Фёдоровича Ожаровского была внесена уже после смерти:

«Высочайшим приказом по военному ведомству, состоявшемуся 4 сентября 1911 года, исключен из чинов по казачьим войскам и произведён в чин генерала от инфантерии».

Литература:

  1. В. Г. Семенов, В. П. Семенова. «Губернаторы Оренбургского края». Оренбургское книжное издательство, 1999 г. 400 с. Стр 314–325.

На главную Обсудить на форуме Версия для печати

Назад

 

Наверх

 

На развитие проекта


100 рублей





«История Оренбуржья»
Авторский проект
Раковского Сергея
© Copyright 2002–2019