Герб Оренбурга История Оренбуржья Герб Орска
Главная О проекте Форум Гостевая книга Обратная связь Поиск Ссылки
Разделы


Библиотека

Видео

Геральдика

Города и села

Живопись

Земляки

Картография

Краеведение

Личности

Музеи

Мультимедийные материалы

Памятники и мемориалы

Разное

Религия

Сигиллатия

Учебные заведения

Фотоальбом

Экспедиции




Сухомлинов Николай Александрович (1850–?)

Н. А. Сухомлинов

Н. А. Сухомлинов

Николай Александрович Сухомлинов родился 27 июля 1850 года на Волыни. Потомственный дворянин. Образование получил в 1-м Петербургском кадетском корпусе и Николаевском кавалерийском училище, по выходе из которого в июле 1868 года зачислен корнетом в лейб-гвардии уланский Его Величества полк.

В августе 1872 года Николай Сухомлинов произведён в поручики с утверждением в должности заведующего учебной командой полка, а ровно через год получил свою первую награду: орден Св. Станислава III степени.

Во время русско-турецкой войны 1877–1878 годов находился в действующей армии. Участвовал в сражении при горном Дубняке, во взятии Телишских укреплений, городов Филипополя, Татар-Базарджика, Сан-Стефано, совершил переход через Балканы.

После окончания войны Сухомлинов возвращается в Россию и назначается членом офицерского суда своего лейб-гвардейского уланского полка, затем заведует полковым оружием, в 1881 году производится в ротмистры.

Дальнейшая служба протекает ровно, без сбоев и по восходящей: командир эскадрона улан (1884), командир эскадрона Николаевского кавалерийского училища (1890), командир драгунского полка (1897), командир кавалерийской бригады (1903), начальник кавалерийской дивизии (1909).

Четвёртого сентября 1911 года генерал-лейтенант Сухомлинов был назначен оренбургским губернатором и наказным атаманом Оренбургского казачьего войска. Прибыл в Оренбург и вступил в должность 8 октября 1911 года.

При новом губернаторе авторитет Оренбургского казачьего войска поднялся на небывалую до того высоту. С 16 февраля 1912 года в нём стал числиться великий князь Константин Константинович, в том же году 23 сентября соизволением императора Николая II войску было присвоено старшинство с 1574 года, со времени постройки воеводой Иваном Нагим детинца (острожка) Уфы, в состав гарнизона которого входили и уфимские казаки, «большая часть коих в 1742 году была переселена в город Оренбург и впоследствии вошла в состав Оренбургского казачьего войска».

Тогда же утвердили нагрудный знак оренбургского казака, нескольким полкам присвоили имена наиболее чтимых в войске атаманов и военачальников (Нагого, Могутова, Углицкого, Подурова), другие стали именоваться по названиям тех исторических мест, с которыми было связано становление Оренбургского казачьего войска (так, например, 3-й полк стал Уфимско-Самарским, 6-й — Исетско-Ставропольским). Двадцать второго сентября 1913 года в ознаменование трёхсотлетия царствования Дома Романовых в садике на Войсковой площади была устроена Знаменная изба, впоследствии музей Оренбургского казачьего войска.

Способствовало возвышению авторитета войска и то, что как раз в это время казачьим отделом в Военном министерстве руководил оренбургский казак — генерал-лейтенант Павел Осипович Агапов.

Цесаревич Алексей Николаевич, шеф 1-го полка Оренбургского казачьего войска

Цесаревич Алексей Николаевич, шеф 1-го полка Оренбургского казачьего войска

Пятого апреля 1914 года Николай II принял делегацию наших казаков, которые преподнесли наследнику цесаревичу Алексею Николаевичу войсковую форму и казачье седло, после чего 1-й полк ОКВ начал называться Первым Оренбургским Его Императорского Высочества наследника цесаревича Алексея Николаевича полком. Казаки и офицеры этого славного полка вплоть до февральской революции носили на своих погонах вензель «А» — по первой букве в имени наследника престола.

Среди других наиболее важных событий, выпавших на период правления Н. А. Сухомлинова, следует отметить строительство в 1913 году железнодорожной магистрали Оренбург — Орск (открытие пассажирского и товарного движения состоялось 19 декабря 1914 года) и получение разрешения на строительство железных дорог на Уфу и Казань. Таким образом, Оренбург превращался в крупный транспортный узел…

В том же 1913 году в Оренбурге начала работу первая сессия губернского земского собрания [1]. Особое внимание земцы сосредоточили на «изыскании способов обучения неграмотного народа», на закреплении «крупиц знаний, вынесенных из школ», на расширении сети библиотек.

Не жалел сил и средств на развитие просвещения в крае и Н. А. Сухомлинов. Он ходатайствовал об отпуске пособия на поддержку женского татарского училища, содействовал открытию частной прогимназии госпожи Ю. Маминой, впоследствии преобразованной в гимназию. По сведениям Оренбургской городской управы, в 1913 году в одних только приходских школах города насчитывалось 5300 учащихся, на народное образование было израсходовано более четверти городского бюджета (250 тысяч рублей). На 1914 года городская управа испрашивала из думы 280500 рублей.

При Сухомлинове продолжался сбор пожертвований на постройку музея Оренбургского края, шли хлопоты об открытии судебной палаты, на повестку дня был вынесен вопрос о памятнике в Оренбурге Александру II, прибыл из Уральска (28 мая 1914 года) первый пароход финляндского общества братьев Лайхиа «Уралец»… П. Д. Райский писал, что благосостояние Оренбурга в то время сильно возрастало, но, к сожалению, ход общественных дел затормозила начавшаяся война.

Об объявлении мобилизации в Оренбурге стало известно 17 июля 1914 года в 7 часов вечера. А утром следующего дня указ о мобилизации можно было прочитать во всех местных газетах. В нём, в частности, предписывалось: «…Вызвать со льготы казаков Донского, Кубанского, Терского, Астраханского, Оренбургского и Уральского войска…»

Несколько дней в городе проходили патриотические манифестации, около пятисот человек записались в действующую армию добровольцами. Двадцать первого июля в Казанском кафедральном соборе был проведён молебен «О ниспослании победы русскому оружию», а уже 27 июля на фронт отправился 7-й казачий полк. В этот день из Петербурга пришла телеграмма от Николая II, который обращался к оренбургскому казачеству с такими словами: «…Уверен, что Оренбургские казаки будут на поле брани героями!»

Согласно боевому расписанию, уже через неделю после объявления мобилизации первые второочередные полки ОКВ (с 7-го по 12-й) были направлены в районы развёртывания русской армии. Вслед за ними (с 30 июля по 7 августа) отправились полки третьей очереди: с 13-го по 18-й.

Как и в русско-японскую войну, из второочередных казаков второго и третьего военных отделов ОКВ вновь была сформирована дивизия в составе 9-го, 10-го, 11-го и 12-го шестисотенных полков, 5-й казачьей батареи. Дивизия насчитывала около четырёх тысяч казаков, ста офицеров и имела шесть орудий и восемнадцать пулемётов. Командиром дивизии назначили начальника Оренбургского казачьего юнкерского военного училища генерал-лейтенанта М. Г. Михеева.

Чрезвычайные обстоятельства, созданные войной, внезапное отвлечение массы рабочих рук, а зачастую и единственного работника в семье, — всё это могло вызвать неблагоприятные последствия для своевременного выполнения сельскохозяйственных работ, если бы не была оказана надлежащая поддержка в виде денежных пособий от земства и кредитных обществ или в виде трудовой помощи. В эти дни городская дума приняла постановление об учреждении городского попечительства по призрению семейств нижних воинских чинов, призванных на фронт, а в печати появился призыв оренбургского губернатора Сухомлинова помочь семьям мобилизованных и всем миром посодействовать им в уборке хлеба.

На эти же цели чрезвычайное собрание оренбургского уездного земства, состоявшееся 31 июля 1914 года, постановило выделить свыше ста тысяч рублей, полученных после сокращения некоторых расходов по смете 1914 года. Размер пособий на каждую семью составил: для не имеющих жильё по четыре рубля (из них два рубля на наём жилья и два рубля на отопление), а для имеющих жильё — по два рубля на отопление. Почти сорок тысяч рублей было выделено семьям, имеющим менее двух десятин посева.

Так же за счёт земства стали поступать в села газеты (например, в Оренбургском уезде на село направлялось 344 газеты).

С первых же дней войны одной из основных забот оставшихся в тылу стало устройство госпиталей и санитарных поездов. О формировании в Оренбурге госпиталя на сто коек и открытии шестимесячных кружков сестёр милосердия местные газеты сообщили ещё 23 июля, а 22 августа был образован губернский распорядительный комитет по эвакуации больных и раненых. Лазареты и санитарные поезда оборудовались на средства общественных организаций, частных лиц, членов Императорской фамилии.

Один из комитетов помощи раненым возглавляла великая княжна Татьяна. Её призыв «о содействии сбору в пользу пострадавших от военных действий» был действенно поддержан Н. А. Сухомлиновым, и уже 5 апреля 1915 года на имя оренбургского губернатора поступило следующее послание:

«Николай Александрович.

Осведомившись из доклада Председателя Моего Комитета о содействии Вашем к увеличению средств Комитета путём устройства сеансов и продажи благотворительных марок на пользу близкого Моему сердцу населения, пострадавшего от военных бедствий, выражаю Вам Мою искреннюю признательность. Остаюсь к Вам неизменно благожелательною. Татьяна».

Оренбургский вице-губернатор Л. А. Пушкин

Оренбургский вице-губернатор Л. А. Пушкин

Большую работу по размещению беженцев, распределению в лазареты раненых солдат проводил в губернии Лев Анатольевич Пушкин, внучатый племянник великого поэта.

О том, когда и в каком качестве он появился здесь, хорошо видно из краткого рапорта действительного статского советника камергера Высочайшего Двора Льва Анатольевича Пушкина Его Превосходительству господину оренбургскому губернатору от 1 сентября 1914 года:

«Имею честь сообщить Вашему Превосходительству, что прибыв 31 августа сего года к месту своего назначения, я сего числа вступил в отправление должности оренбургского вице-губернатора».

Лучше помощника Сухомлинову вряд ли можно было желать…

Между тем, ситуация в стране с каждым днём осложнялась. Не была исключением и Оренбургская губерния. Здесь, как и повсюду, из-за притока беженцев, раненых, солдат возникла нехватка жилья, продовольствия, топлива, одежды. Падала заработная плата, росли цены, увеличивались налоги и подати. Несмотря на запрет митингов и забастовок в военное время, в 1915 году было зарегистрировано шесть забастовок, в которых участвовало свыше трёх тысяч рабочих.

Поражения на фронтах, нежелание правительства вникнуть в истинные причины неудач привели к тому, что виноватых стали искать сами люди. Ненависть вызывало всё немецкое, даже исторические названия. В самом начале войны Санкт-Петербург был переименован в Петроград, а 14 апреля 1915 года и оренбургская городская дума собралась ради решения одного вопроса: «О переименовании Оренбурга». Вариантов нового названия города было предложено немало: Ориенград, Ориендар, Яицк, Приуральск, Орельград, Славяно-Георгиевск, Ново-Георгиевск, Сакмаро-Уральск, Неплюевск и другие. Надо отдать должное депутатам думы (гласным, как их тогда называли): они сумели отстоять историческое название города.

Повсюду виделись измена и предательство. В связях с Германией был обвинён родной брат оренбургского губернатора — Владимир Александрович Сухомлинов [2], занимавший с 1909 года пост военного министра. Он был снят с должности и в марте 1916 года арестован.

Арест и следствие по делу брата прямо не отразились на Н. А Сухомлинове, однако именно на это время пришёлся его перевод в Сибирь: 24 мая 1915 года Николай Александрович был назначен Степным генерал-губернатором, командующим войсками Омского военного округа и наказным атаманом Сибирского казачьего войска.

Генерал-лейтенант Н. А. Сухомлинов был женат на дочери тайного советника Крузе Зинаиде Александровне. Имел детей: Владимира (1882) и Георгия (1890). Дата смерти Сухомлинова не установлена.

Примечания

  1. По сведениям, сообщенным Т. Н. Савиновой.
  2. Сухомлинов Владимир Александрович (1848–1926) — генерал от кавалерии, с 1908 года начальник Генерального штаба. В марте 1909 года был назначен военным министром. Уволен по приказанию Николая II 11 июня 1915 года и шесть месяцев провёл в заключении в Петропавловской крепости. После февральской революции Временное правительство вернуло его в крепость. С 10 августа по 12 сентября состоялся суд. Сухомлинов обвинялся в измене, бездействии власти и во взяточничестве. Суд признал доказанным лишь обвинение по второму пункту и приговорил Сухомлинова к бессрочным каторжным работам. После октябрьской революции освобождён по амнистии 1 мая 1918 года и вскоре выехал за границу. Написал «Воспоминания», опубликованные на русском и немецком языках в Берлине.

    Выяснение истины и настоящая оценка личности военного министра ещё впереди. Сейчас несомненно одно: В. А. Сухомлинов многое сделал для пользы русской армии. Он был создателем военной авиации в России, расширил военно-автомобильное дело, усовершенствовал организацию военных сообщений, поставил на должную высоту мобилизационную часть, провёл в Государственной Думе новый закон о воинской повинности, повысил образовательный уровень в армии, произвёл перевооружение артиллерии. При В. А. Сухомлинове Военное министерство было наиболее творческим и результативным по количеству коренных реформ в армии – в сравнении с деятельностью его предшественников…

Литература:

  1. В. Г. Семенов, В. П. Семенова. «Губернаторы Оренбургского края». Оренбургское книжное издательство, 1999 г. 400 с. Стр 326–334.

На главную Обсудить на форуме Версия для печати

Назад

 

Наверх

 

На развитие проекта


1 рубль




Orphus

Система Orphus

Вести с форума


«История Оренбуржья»
Авторский проект
Раковского Сергея
© Copyright 2002–2017