Герб Оренбурга История Оренбуржья Герб Орска
Главная О проекте Форум Гостевая книга Обратная связь Поиск Ссылки
Разделы


Библиотека

Видео

Геральдика

Города и села

Живопись

Земляки

Картография

Краеведение

Личности

Музеи

Мультимедийные материалы

Памятники и мемориалы

Разное

Религия

Сигиллатия

Учебные заведения

Фотоальбом

Экспедиции




Газовые котлы покупаем на gaz71.ru в Туле.

Путятин Абрам Артемьевич (?–1769)

Герб князей Путятиных

Герб князей Путятиных

Щит разделен горизонтально надвое; в верхней части в лазуревом поле золотой крест; в нижней части в червленом поле, серебряная литера. Щит покрыт княжеской мантией и увенчан российско-княжеской шапкой

В декабре 1764 года оренбургским губернатором был назначен тайный советник генерал-майор князь Абрам (Авраам) Артемьевич Путятин.
В 1727 году Путятин был определён солдатом в Суздальский пехотный полк.

Князь Путятин в чине бригадира принимал участие в так называемой Семилетней войне (русско-прусская война 1756–1762 годов). Это явствует из приказа, который полководец граф П. А. Румянцев отдал в 1761 году, накануне осады и взятия Кольберга:

«…Приказано от меня как генерал-поручику и прусскому губернатору Суворову [1], так определённому к приготовлению того подвозимого провианта бригадиру князю Путятину… старание прилагать и более провианта и овса в Померанию для будущих тамо войск подвозить, доставляя оной туда сухим путём или из Кенигсберга морем, а особливо в Лебе и Столпеминду, да по занятии вами и в Ригинвальде».

В 1762 году, по окончании войны, князь Абрам Артемьевич Путятин был произведён в генерал-майоры, а через два года, вернулся в Оренбургский край его губернатором.

Главная заслуга князя Путятина на этом посту — упорядочение земельных владений в крае, прекращение того беспорядка, какой имел здесь место в те годы, — он отчётливо просматривается из публикуемого чуть ниже фрагмента его пространной записки. Но прежде скажем о том заметном в русской истории событии, которое и послужило поводом для её написания.

Четырнадцатого декабря 1766 года высочайшим манифестом было объявлено о создании в Москве законодательной комиссии для сочинения проекта нового Уложения [2] и о выборе в неё депутатов от всех сословий. Губернаторы получили право присутствовать в комиссии или присылать сведения об усмотренных ими нуждах и недостатках во вверенных их управлению краях и губерниях.

Оренбургский губернатор Путятин с его обострённым чувством справедливости не мог не воспользоваться такой возможностью, и 10 декабря 1767 года послал в законодательную комиссию обстоятельную записку, в которой детально, по пунктам, изложил причины, следствия и пути исправления чинимого произвола в отношении казённых земель.

Путятин писал, что все земли, лежащие по левую сторону новой московской дороги, если ехать из Оренбурга к Казани, никогда не были башкирскими, а всегда принадлежали короне, приписаны к Оренбургскому уезду и заселены. И вот эти-то казённые земли разворовываются. А дело в том, что в своё время указом Сената служащим при Оренбургской комиссии штаб-офицерам и статским чинам, за усердную их службу были жалованы участки из порожних земель, «по пропорции чинов». Помещики эти, «облакомясь первыми дачами, начали покупку земли у башкирцев, не справляясь, имели ли продавцы права на земли, только бы был башкирец и им продал; покупали земли по малой цене, писали в крепостях обширнейшие округа, вёрст по 200 и более и, не имея возможности заселить купленную землю, перепродавали её другим». Уфимская провинциальная канцелярия не имела надлежащего наблюдения и писала на эти земли крепости, не справляясь, имеют ли продавцы на них право, а когда он, князь Путятин, потребовал от сей канцелярии копии крепостных записей, ему ответили, что все документы сгорели вместе с архивом в пожаре 1759 года.

Князь Путятин просил распоряжения считать эти земли казёнными и потому принять их обратно в казну без всякого вознаграждения покупателей, потому что башкирцы никогда бы не осмелились продавать не принадлежащие им земли, если бы не было происков и научения покупщиков.

Далее оренбургский губернатор сообщал, что точно такие же вымышленные покупки и аренды земель делаются в Уфимской и Исетской провинциях.

Беспокоило Путятина и то обстоятельство, что очень много земель заняли новокрещёные татары, из которых «ни один добровольно креститься не пожелал, кроме как будучи приведён за воровство к пытке и казни», почему и просит: «Новокрещён в Оренбургскую губернию к поселению из внутренних губерний отнюдь не увольнять».

Обсуждались в комиссии и законы о купечестве, при этом почти все депутаты из купцов требовали запретить крестьянам и разночинцам торговать чем бы то ни было, даже «произведениями земли» и своими домашними рукоделиями.

Ещё Неплюев в свое время жаловался в Сенат на русских купцов, он писал, что легкомысленные купцы приводят торг в упадок, обманывая азиатцев товарами, и просил тогда Сенат, «чтоб купцы не давали торговать своим именем пахотным татарам, крестьянам и подлому купечеству и подложно не называли их своими прикащиками».

Путятин также был озабочен злоупотреблениями иногородних купцов и делал всё возможное для дальнейшего развития торговли и упрочения собственного купечества. В частности, на основании привилегии, данной Оренбургу 7 июня 1743 года, князь всегда удовлетворял просьбы казаков о перечислении их из казачьего звания в купеческое, имея в виду, что «просители умножат число купечества, которого в Оренбурге очень мало, и в купеческом звании сделают казне приращение платежом купеческого оклада и различных торговых пошлин».

Лютеранская церковь (кирха). Построена в 1772 году.

Лютеранская церковь (кирха).
Построена в 1772 году.

Сохранился указ Иностранной коллегии от 25 января 1766 года на имя оренбургского губернатора князя Путятина, в котором рекомендовалось, в рассуждении невежества азиатцев, «всегда при погрешностях поступать снисходительно, дабы в делаемом расширении коммерции не применять помешательства и не отлучить азиатцев от Оренбургского торгу.»

Однако «отлучали азиатцев от торгу» не столько строгости оренбургских властей, сколько высокие торговые пошлины и продолжающееся своевольство купцов. Препятствовали развитию торговли и разбои на дорогах, и набеги на русские границы. Случались и уводы обитателей Оренбургского края в плен.

Чтобы предупредить такие случаи, Путятин в 1768 году предписал войсковому атаману Могутову сделать распоряжение, чтобы из крепостей по реке Яику давался приличный конвой из казаков для охраны от киргизов заводских служителей и рабочих, когда они будут отправляться за реку Яик в степь «для приискания и разработки руд».

В свою очередь и князь Путятин, как старый солдат, с пониманием относился к нуждам казаков… Государство выплачивало казакам за службу совершенно мизерные суммы, да и то не регулярно. В делах войскового архива хранился вопросный лист, составленный по указу Военной коллегии в 1758 году. Из него видно, что атаман исетских казаков получал 60 рублей, хорунжий — 30, писарь — 20 рублей. Казакам, занятым на фортификационных работах, платили по 10 копеек с лошади, пешим — по 5 копеек на день, «но оные, хотя и с переменою употребляются, но по отдалённости от домов в пропитании себя и в кормлении лошадей несут немалую нужду, а особливо в удобные времена, и домашних своих работ лишаются, отчего впредь к продолжению службы могут придти в несостояние. Находящиеся же при глинопромывальных и каменотесных работах, на каждый месяц получают по два рубля, а в бытность при домах жалованья и провианта никакого не получают».

Компенсировать своё скудное жалованье казаки имели возможность лишь за счёт земельных наделов, и распоряжения губернатора во многом способствовали справедливому решению этого вопроса. Так, 16 июля 1767 года, по повелению князя Путятина, командир нижнеяицкой дистанции майор Краузе и депутат с казачьей стороны сотник Стефан Могутов «учинили отвод земли жителям Переволоцкой крепости и был составлен план ея».

Не были освобождены казаки и от воинского постоя, что сильно обременяло их и без того скудный семейный бюджет. В сентябре 1768 года Путятин предложил войсковому атаману Могутову разъяснить казакам Бердской слободы, что «служители Алексеевского полка, стоящие у них на квартирах, хотя и имеют право довольствоваться от хозяев квартир, однако могут требовать только то, что у хозяев найтится может, а чего нет, того они, служители, требовать не должны и не могут».

В войсковом архиве Оренбургского казачьего войска хранился указ князя Путятина об отставке сотника Углицкого (приводим его как образец внимательного отношения оренбургского губернатора к отставным казакам):

«…Согласно указа 18 февраля 1762 года о вольности дворянства отставлен по слабости здоровья с награждением чинов ротмистра и с сим Её Императорского Величества указом отпущен на его пропитание в гор. Самару или где ему в разсуждении лучшаго по старости его пропитания в до великороссийских городах жить пожелает и так всякого звания людям рекомендуется ему, Углицкому, в бытность его в той отставке обид и налогов никаких ему не чинить, но паче за его верные службы являть к нему всякое благодеяние. Дан в Оренбурге с приложением моея печати сентября 15 дня 1767 года Её Императорского Величества Самодержавнейшей Всероссийской и Всемилостивейшей Государыни моей тайный советник оренбургский губернатор и кавалер Авраам Путятин».

Вообще чувство справедливости было неотъемлемым свойством натуры князя. Когда у оренбургских лютеран возникла крайняя нужда в правильном устройстве своего прихода (у них не было ни пастора, ни кирхи), губернатор сделал об этом в 1767 году представление Екатерине II, и та своим указом от 16 ноября 1767 года велела «учинить» в Оренбурге, по примеру прочих крепостей, должность дивизионного проповедника для лиц лютеранского закона.

Первый проповедник Филипп Вернбюргер прибыл в Оренбург 12 марта 1768 года, и тогда же лютеране приобрели дворовое место, а через несколько лет построили здесь деревянную кирху.

Второго октября 1768 года обер-комендант Оренбурга генерал-майор Николай Яковлевич Ланов сообщил ордером войсковому атаману Могутову, что тайный советник князь Абрам Артемьевич Путятин пожалован в сенаторы, почему все нерегулярные войска поручены ему — генерал-майору Ланову.

В 1769 году князя А. А. Путятина не стало.

Абрам Артемьевич имел трёх сыновей: Алексея, Николая и Ивана.

Николай Абрамович Путятин (1744–1818), — камергер (1786), тайный советник (1795), член Конторы строителей домов и садов (впоследствии гоф-интендантская контора).

Примечания

  1. Суворов Василий Иванович (1707–1775) — генерал-аншеф, «был…в войне с прусским королём в армии главным при Провиантском департаменте и губернатором Прусского королевства». Отец генералиссимуса А. В. Суворова.
  2. Уложенные комиссии - временные коллегиальные органы в XVIII веке, созываемые для кодификации законов, вступивших в силу после Соборного Уложения 1649 года.

Литература:

  1. В. Г. Семенов, В. П. Семенова. «Губернаторы Оренбургского края». Оренбургское книжное издательство, 1999 г. 400 с. Стр 80–86.

На главную Обсудить на форуме Версия для печати

Назад

 

Наверх

 

На развитие проекта


100 рублей





«История Оренбуржья»
Авторский проект
Раковского Сергея
© Copyright 2002–2018