Герб Оренбурга История Оренбуржья Герб Орска
Главная О проекте Форум Гостевая книга Обратная связь Поиск Ссылки
Разделы


Библиотека

Видео

Геральдика

Города и села

Живопись

Земляки

Картография

Краеведение

Личности

Музеи

Мультимедийные материалы

Памятники и мемориалы

Разное

Религия

Сигиллатия

Учебные заведения

Фотоальбом

Экспедиции




похоронный дом ритуал

Вязмитинов Сергей Кузьмич (1744–1819)

С. К. Вязмитинов

С. К. Вязмитинов

Сергей Кузьмич (Козьмич) Вязмитинов [1] родился 17 (18) октября 1744 года. В 1754 году, в возрасте десяти лет, был записан унтер-офицером в обсервационный корпус, в 1761 году произведён в прапорщики и определён на службу в ландмилицкий полк Украинского корпуса.

Через десять лет С. К. Вязмитинов, уже в чине подполковника, служит адъютантом у графа П. А. Румянцева-Задунайского, бывшего в ту пору губернатором Малороссии, ещё через шесть производится в полковники и назначается командиром Астраханского пехотного полка, за успешное командование которым в 1784 году получает чин бригадира, а в 1786 — генерал-майора, в том же году ему поручается формирование Астраханского гренадерского полка, после чего он становится его командиром.

В русско-турецкую войну (1787–1791) Вязмитинов командует Екатеринославским корпусом и участвует во взятии Хотина (1788), Аккермана и Бендер (1789). Награждён орденом Св. Владимира II степени.

В 1790 году Вязмитинова ставят правителем Могилёвского наместничества и командиром Белозерского егерского корпуса, ему удаётся продемонстрировать недюжинные организаторские способности: за считанные дни и с большой экономией для казны он строит на Двине целый гребной флот (70 судов). Такое мимо Екатерины II незамеченным пройти не могло…

В 1793 году С. К. Вязмитинова производят в генерал-поручики и на следующий год назначают сенатором и симбирским и уфимским генерал-губернатором.

Одним из первых документов, адресованных на имя нового генерал-губернатора Вязмитинова, был указ Военной коллегии от 23 декабря 1794 года, предписывающий произвести пятую генеральную ревизию до окончания 1796 года. Требовалось, чтобы «никто не оставался без переписи и чтобы каждый внесён был в ведомость, состоянию ему свойственную».

Если это требование было выполнено, то в 1796 году, по данным пятой ревизии, в Уфимском наместничестве (то есть в Уфимской и Оренбургской губерниях) проживало: положенных в оклад (платящих подушную подать) — 233316 человек, неположенных в оклад — 119918, всего — 353234 человек.

Указ этот ещё раз подтверждает, что Сергей Кузьмич Вязмитинов вступил в должность симбирского и уфимского генерал-губернатора в конце 1794 года, а не в 1793 году, как указали известные уфимские краеведы XIX века Р. Г. Игнатьев и Н. А. Гурвич в «Хронологическом перечне лиц, состоявших во главе управления духовного и гражданского Оренбургским краем и Уфимской губернией, от построения г. Уфы до настоящего времени» (то есть до 1883 года; неточности были допущены ими при обозначении годов службы и других начальников края). Эта ошибка кочует теперь из одного издания в другое.

Настоящую дату подтверждает и «Дневник» М. С. Ребелинского — уфимского чиновника, ежедневно записывавшего происходящие события в течение двадцати лет с 1792 по 1812 год (рукопись дневника хранится, по сведениям Г.Ф. и З.И.Гудковых, в Башкирской книжной палате). Там есть такие записи:

«24 октября (1794. — Авт.) новости таковы, что определён наместник сюда Вязмитинов.

1 ноября (1794. — Авт.) получен указ о бытии здесь генерал-губернатором Вязмитинову…»

В 1795 году генерал Вязмитинов был назначен командиром Оренбургского корпуса. Полковник Лев Николаевич Энгельгардт, сестра которого Александра была замужем за Вязмитиновым, в своих «Записках» писал:

«Он (Вязмитинов. — Авт.) уговорил меня перейти под (своё) начальство, чтобы быть вместе с моей сестрой. Почему в 1795 году дан мне был третий Оренбургский полевой батальон, и так я переместился в столь отдалённый край».

Как командир Оренбургского корпуса, Вязмитинов имел и особое поручение: «Возводить порядок среди киргизов и настоять на избрании ими ханом приверженца России — Ишима».

А. Болотов, писатель и естествоиспытатель восемнадцатого столетия, так описывал в своём дневнике церемонию выборов киргиз-кайсацкого хана:

«Нынешним летом (в 1795 году. — Авт.) избран был… новый хан киргизский, по воле императрицы. Странная церемония: султаны или начальники их сажали его на особом войлоке, называемом ими кошмою, на лошадь, потом снимали долой и, посадив на войлок сей, долгое время качали, говоря что-то. Потом посадив опять на лошадь, а войлок в клочки расщипывали и по себе разделяли. Ему же отдавалась честь княжеская и от своих и от наших войск. Платье богатое парчовое, шапка от двора лисья чёрная бурая, полукафтанье бархатное, и процессия пышная».

Верность Ишима русскому правительству не вызывала сомнений, и 20 октября 1796 года императрица окончательно утвердила его в ханском достоинстве.

Однако избрание Ишима в ханы только увеличило беспорядки в степи, и сам он, несмотря на все меры, предпринимаемые для своей безопасности, скоро был убит шайкой Сарыма Датова.

В дневнике А. Болотова (1795) есть запись и о самом «губернаторе Пермском» генерал-майоре Вязмитинове. Несмотря на лаконичность и неточность в названии должности, она, без сомнения, интересна и ценна:

«Молва и приезжие сказывали, что он (Вязмитинов. — Авт.) очень хороший человек и, однако, тамошнего исправника изготовил в ссылку за взятки, сей даже до того забылся, что при ревизии брал с души по рублю с тамошних чудных и диких и глупых народов, и набрал многие тысячи…»

В 1796 году Вязмитинов был назначен шефом Московского мушкетёрского полка. В том же году из состава шести полевых батальонов Оренбургского отдельного корпуса были созданы три мушкетёрских полка: Уфимский и Рыльский, позднее прославившиеся в Бородинском сражении, и Бутырский, хорошо показавший себя в итальянском и швейцарском походах А. В. Суворова.

При Вязмитинове численность Оренбургского казачьего войска постоянно росла. В 1795 году в Оренбургский край было сослано 578 душ обоего пола из Донского казачьего войска, и все они были зачислены в Оренбургское войско. Девятнадцатого августа того же года в войсковую канцелярию поступило предписание Вязмитинова о зачислении в казаки, по их желанию, выходцев из Польши, бывших запорожцев Осипа Мережецкого, Григория Голубничаго, Игнатия Дахи и Андрея Нестеренко. Все четыре запорожца были записаны казаками в Нижнеозёрную крепость.

Зачислялись в войско и иностранцы. Так, 8 сентября 1796 года зачислен был крещёный турок Степан Егорович Бакиров, взятый в плен у Анапы в 1792 году. Турок оказался грамотным, и его назначили ротным писарем.

Записали в казаки, также по распоряжению Вязмитинова, одного молдаванина и принявших православие персиян и башкирцев, всех по трое.

При Вязмитинове Оренбургский край не испытывал особых потрясений, и деятельность губернатора была плодотворной и служила к облегчению тягот всех сословий. Например, до Вязмитинова с тептярей и бобылей ежегодно брали налоги до 85 копеек в год. Кроме денег, налоги платились рожью и крупой. Это было непосильным бременем, так как тептяри, помимо налогов, содержали на свой счёт пятисотенный казачий полк. После обращений губернатора к правительству, тептяри и бобыли стали платить на пять копеек меньше, а налоги продуктами были отменены вовсе.

В 1796 году образовались затруднения с доставкой соли в Челябинск, Троицк и Верхнеуральск, и Вязмитинов со свойственным ему административным талантом, добился снабжения этих городов солью из других источников. Ситуация нормализовалась.

С Сергеем Кузьмичом в дружеских отношениях был наш земляк, великий поэт и государственный деятель Г. Р. Державин. В письме Д. М. Мертваго в Оренбургскую губернию (17 июля 1796 года) Державин так отзывался о Вязмитинове:

«Я и сам совершенную цену знаю почтенного человека. Дай Бог, чтобы он в нашем краю побыл подолее и был благополучен».

Однако быть «подолее» в Оренбургском крае С. К. Вязмитинову не пришлось.

Двенадцатого декабря 1796 года вышел указ «О новом разделении государства на губернии», и, согласно ему, Россия была разделена на 34 губернии, в числе которых «повелено быть Оренбургской губернии, что до сего была Уфимской». Военным губернатором Оренбургской губернии стал генерал от инфантерии барон Осип Андреевич Игельстром, Вязмитинов же, указом от 16 декабря, назначен был «военным губернатором в Чернигов и управлять малороссийской губернией».

Отправляясь к новой должности, Сергей Кузьмич поручил командование войсками Оренбургского корпуса генерал-майору Тренбулату, а Оренбургское и Ставропольское казачьи войска и тептярский полк — уфимскому губернатору.

О дате отъезда Вязмитинова в упомянутом «Дневнике» М. С. Ребелинского записано:

«16 декабря (1796. — Авт.) получен указ, чтоб здешнему генерал-губернатору быть военным губернатором Чернигова».

В должности черниговского военного губернатора Вязмитинов пробыл всего два дня. Об этом в «Записках» Л. Н. Энгельгардта читаем:

«Зять мой… пожалован военным губернатором в Каменец-Подольск, на другой день прибыл новый курьер с известием, что вместо того он назначен в Чернигов, куда он отправился в самой скорости, и только что там пробыл два дня, пожалован был комендантом в Петропавловскую крепость»,

Столь стремительное и неожиданное назначение Вязмитинова в Петербург Павлом I позволяет предположить, что именно Вязмитинова подразумевал Сергей Тимофеевич Аксаков, описывая одно из своих ранних детских воспоминаний — о том, как восприняло уфимское общество известие о смерти Екатерины II и о вступлении на престол Павла I (6 ноября 1796 года):

«…Неуспели мы получить известия от кого-то бегущих мимо, что «государыня скончалась», как раздался в соборе колокольный звон и, подхваченный другими десятью приходами, разлился по всему городу…

Все были в негодовании на В**, нашего, кажется, военного губернатора или корпусного командира — хорошенько не знаю, который публично показывал свою радость, что скончалась государыня, целый день велел звонить в колокола и вечером пригласил всех к себе на бал и ужин. Я сейчас подумал, что губернатор В** должен быть недобрый человек, тут же я услышал, что он имел особенную причину радоваться: новый государь его очень любил, и он надеялся при нём сделаться большим человеком. Я прогневался на В** ещё больше: зачем он радуется, когда все огорчены. Сначала я слышал, как говорила моя мать, что не надо ехать на бал к губернатору, и как соглашались с нею другие, и потом вдруг все решили, что нельзя не ехать.

Мать не спорила, но сказала, что останется дома. Поехал и мой отец, но сейчас воротился и сказал, что бал похож на похороны и что весел только В**, двое его адъютантов и старый депутат, мой книжный благодетель, С. И. Аничков, который не смог простить покойной государыне, зачем она распустила депутатов, собранных для совещания о законах, и говорил, что «пора мужской руке взять скипетр власти…»

Итак, в 1797 году С. К. Вязмитинов становится комендантом Санкт-Петербургской (Петропавловской) крепости, а затем членом Военной коллегии и управляющим Комиссариатским департаментом, дела которого находились в крайнем запущении. Умелому организатору удалось быстро навести порядок во вверенном ведомстве и пошить для армии обмундирование нового образца, чем он «упрочил милостивое отношение к себе государя». В 1798 году Павел I произвёл Вязмитинова в генералы от инфантерии.

Через год Сергей Кузьмич по собственному прошению уходит в отставку, но Александр I, едва взойдя на престол, вновь возвращает его на службу. Сначала Вязмитинов был назначен вице-президентом Военной коллегии, а после основания Министерства военно-сухопутных дел определён на пост военного министра (первого в истории России).

Трудную задачу создания и организации нового ведомства Вязмитинов решил успешно. При нём в русской армии были начаты и завершены следующие преобразования: учреждена на время коллегия Военного министерства, реорганизованная позже в департамент, упорядочена деятельность Военной коллегии, инженерная часть отделена от артиллерийской и учреждена особая Инженерная экспедиция, объединены Провиантский и Комиссариатский департаменты, реформирован генерал-аудиторат, преобразовано управление крепостями и артиллерией и учреждены особые комитеты для рассмотрения проектов по улучшению артиллерии, в войсках введена на новых началах дивизионная организация, сформировано земское ополчение и т.д.

В 1802 году военный министр Вязмитинов и юстиц-министр Г. Р. Державин стали инициаторами продления именных указов Петра III и Екатерины II о том, чтоб дворян, не дослужившихся до обер-офицерского чина, прежде двенадцати лет службы их в отставку не увольнять. Однако московские дворяне, спровоцированные особым мнением «либерала» графа Потоцкого, устроили настоящую демонстрацию.» …А глупейшие или подлейшие души (московские дворяне. — Авт.) не устыдились бюсты Державина и Вязмитинова, яко злодеев выставить на перекрёстках, не проникая в то, что попущением молодого дворянства на праздность, негу и своевольство без службы, подкапывались враги отечества под главную защиту отечества», — писал Державин.

Отъезжая в 1805 году на фронт (шла русско-прусско-французская война), Александр I поручил Вязмитинову управление столицей со званием главнокомандующего, которое он носил во время отсутствия императора.

В 1808 году, устав от службы, Сергей Кузьмич вновь уходит в отставку, но по образовании Государственного Совета в 1810 году, назначается его членом. Через два года Александр I утвердил Вязмитинова председателем Комитета министров, ему было поручено руководство полицией и управление Санкт-Петербургом.

Во время Отечественной войны 1812 года, Вязмитинов был одним из шести высших государственных деятелей России, которые 5 августа 1812 года на заседании чрезвычайного комитета приняли постановление о назначении М. И. Кутузова главнокомандующим.

Одиннадцатого июня 1813 года Вязмитинов, как начальник гарнизона Санкт-Петербурга, стал организатором прощального парада в связи с доставкой в столицу тела умершего спасителя Отечества — Кутузова.

Охрана императора также находилась в ведении Вязмитинова. Но, по всей видимости, полиция слишком переусердствовала, так как 6 января 1816 года на имя министра полиции Вязмитинова поступил высочайший указ, в котором было изложено следующее:

«…Я узнаю, что полиция во время моих путешествий… воспрещает подание прошений ко мне в собственные руки.

Такое действие полиции, в некоторой мере удаляющее от моего сведения нужды жителей обозреваемых мною частей государства, никогда не могло быть согласным с моим желанием».

Более никто не мешал государю встречаться со своими подданными…

В 1816 году Сергей Кузьмич был назначен военным губернатором Петербурга, а ещё через два года, 18 августа 1818 года, возведён в графское достоинство.

Судя по сохранившимся изображениям, первый военный министр имел следующие ордена: Св. Андрея Первозванного, Св. Владимира, Св. Анны и Св. Станислава I степени.

Вязмитинов, по воспоминаниям современников, очень любил театр и даже сам написал в 1781 году оперу «Новое семейство». Как и Державин, он — член (с 1811 года) и один из попечителей общества «Беседы любителей русского языка».

Скончался граф Вязмитинов 15 октября 1819 года в Санкт-Петербурге. Сообщая о его смерти Аракчееву, Александр I писал:

«Смерть Сергея Козьмича меня весьма опечалила и расстраивает в моих соображениях».

Жена Вязмитинова, статс-дама Александра Николаевна, урождённая Энгельгардт, умерла в 1848 году, пережив мужа почти на тридцать лет.

Супруги Вязмитиновы похоронены в Санкт-Петербурге, в Лазаревской усыпальнице Александро-Невской лавры.

Детей не имели.

Примечания

  1. Основателем дворянского рода Вязмитиновых считается потомок древних литовских князей Николай Витоватый, правнук которого Венедикт Станиславович Витоватый в начале семнадцатого столетия поселился около города Вязьмы и стал писаться Вязмитиновым.

Литература:

  1. В. Г. Семенов, В. П. Семенова. «Губернаторы Оренбургского края». Оренбургское книжное издательство, 1999 г. 400 с. Стр 136–144.

На главную Обсудить на форуме Версия для печати

Назад

 

Наверх

 

На развитие проекта


1 рубль




Orphus

Система Orphus

Вести с форума


«История Оренбуржья»
Авторский проект
Раковского Сергея
© Copyright 2002–2017