Герб Оренбурга История Оренбуржья Герб Орска
Главная О проекте Форум Гостевая книга Обратная связь Поиск Ссылки
Разделы


Библиотека

Видео

Геральдика

Города и села

Живопись

Земляки

Картография

Краеведение

Личности

Музеи

Мультимедийные материалы

Памятники и мемориалы

Разное

Религия

Сигиллатия

Учебные заведения

Фотоальбом

Экспедиции




Антиалкогольный зигзаг

10 марта 1985 года умер генеральный секретарь ЦК КПСС Константин Устинович Черненко. Это была третья смерть руководителя страны за три года. Похороны первых лиц государства стали происходить с тревожной регулярностью. Социальная атмосфера в стране была зыбкой. полной сомнений и неуверенности. По радио и телевидению звучала траурная музыка, прерываемая скорбными голосами дикторов, которые зачитывали соболезнования и выражения скорби со всего мира. А затем ТВ транслировало и сами похороны. Высшее партийное руководство СССР понимало, что ситуация становится абсурдной, что нужны зримые перемены к лучшему. И, вопреки сложившейся традиции, газета «Правда» 11 марта 1985 года вышла с портретом нового лидера на первой странице, а некролог К.У. Черненко был помешен на второй. Новый генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Сергеевич Горбачев был непривычно молод, подтянут и готов действовать. В первые же недели он начал масштабные преобразования, которые вошли в историю нашей страны тремя громкими лозунгами — Перестройка. Гласность, Ускорение.

К тому времени руководство СССР понимало, что затянувшийся застой во всех сферах жизни необходимо преодолевать и что отложить этот процесс уже не удастся. Нужны были масштабные реформы. Смысл этих реформ озвучил М. Горбачев на апрельском 1985 года Пленуме ЦК КПСС, а затем его развили на XXVII съезде КПСС 1986 года. Предполагалось, что гласность должна вскрыть недостатки социально-экономического развития, перестройка — преобразовать хозяйственные, социальные и политические структуры, ускорение — преодолеть отставание во всех отраслях. При этом декларировалось не изменение существующего социально -политического строя, а творческое его развитие под лозунгом «Больше социализма». В своей книге «Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира» М. Горбачев писал: «Разумеется, Советскую власть мы менять не собираемся, от ее принципиальных основ отступать не будем. Но изменения необходимы, причем такие, которые укрепляют социализм, делают его политически богаче и динамичнее. Была провозглашена новая инвестиционная и структурная политика, предполагавшая переориентировать приоритеты с нового строительства (вся страна была покрыта затянувшимся долгостроем) на техническое перевооружение тяжелой промышленности. Поначалу у М.С. Горбачева был большой кредит доверия уставшего от безвластия и всеобщего дефицита народа. Опираясь на эту поддержку, новый генсек решил провести антиалкогольную кампанию, вызвавшую неоднозначную реакцию в широких слоях населения.

К 1985 году Советский Союз вышел на ведущее место в мире по уровню потребления чистого алкоголя на душу населения. Смертность — особенно мужчин в среднем, трудоспособном возрасте от причин, связанных с применением спиртных напитков, достигла угрожающих размеров. Решено было срочно и кардинально менять ситуацию. 7 мая 1985 года было принято Постановление ЦК КПСС «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма» и вышло Постановление Совета министров СССР N 410 «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма. искоренению самогоноварения. Которыми предписывалось повсеместно «усилить борьбу», предусматривалось значительное сокращение производства алкогольных продуктов, числа мест их продажи. Были определены и строго ограничены – часы торговли спиртным. А Указ Президиума Верховного Совета от 16 мая 1985 года «Об усилении борьбы с пьянством и алкоголизмом, искоренении самогоноварения» подкрепил эту борьбу административными и уголовными наказаниями. К выполнению поставленных задач были привлечены все без исключения организации и предприятия Советского Союза.

Город Бузулук, разумеется, не остался в стороне от этой борьбы. Был создан городской координационный совет по противостоянию алкоголю во главе — конечно же — с секретарем горкома КПСС. Проводились рейды, контролировавшие соблюдение ограничений на торговлю спиртным, читались лекции. Словом, использовалась полная советская обойма разъяснительно-запретительных мер. В народе антиалкогольную кампанию назвали «сухим законом». Большинство женского населения СССР одобряло ее. У мужчин она вызывала в основном отрицание. В целях пропаганды трезвого образа жизни было создано Общесоюзное общество трезвости, филиалы которого открылись практически во всех достаточно крупных организациях и предприятиях. Руководителям всех трудовых коллективов рекомендовалось выписывать журнал «Трезвость и культура». Усилилась административная ответственность за пребывание в общественных местах в нетрезвом виде. Многократно расширили свою деятельность наркодиспансеры. Пьяниц и алкоголиков тысячами отправляли в ЛТП (ЛТП — лечебно-трудовой профилакторий, а проще — зона для алкоголиков). Количество магазинов, торговавших алкоголем, было сокращено настолько, что вся страна покрылась огромными очередями за водкой. Вот один из многих анекдотов того времени на эту тему:

Мужик подбегает к началу огромной очереди за водкой.

— Мужики! Пропустите без очереди — у меня машина стоит!

—   Ты что, мужик, сдурел?! У нас заводы стоят! А ты с какой-то машиной.

И кто знает, чего было больше — бесшабашности или отчаяния — в известном слогане того времени: «Нашу волю не сломить: пили, пьем и будем пить...».

На водку стали выдавать талоны и спецталоны (20 бутылок) на свадьбы и похороны. Хотя и свадьбы партийными и комсомольскими органами настоятельно рекомендовалось организовывать «сухими» — полностью безалкогольными. Правда, полностью «сухих» свадеб практически не было - во время застолья водку наливали в самовар, чайники, бутылки из-под минеральной воды. Из фильмов и спектаклей вырезались сцены с распитием спиртных напитков. На новый, 1986 год, не показали любимую всеми «Иронию судьбы, или С легким паром…». В условиях тотального дефицита водка была всеобщим эквивалентом - практически любую услугу можно было получить в обмен на «белую». Огромных масштабов достигла спекуляция спиртными напитками. Массовый характер приобрело самогоноварение. Административное и уголовное наказание мало кого пугало. Ведь на торговле спиртным можно было хорошо заработать. Это привело к тому, что вскоре из свободной продажи пропал сахар (его тоже стали выдавать по талонам), дешевые конфеты, одеколон и спиртосодержащие жидкости. Количество смертей, связанных с употребление спиртосодержащих суррогатов выросло в сотни раз. С 1985 по 1988 годы в СССР было вырублено 30 процентов виноградников, закрыто более тысячи предприятий, произво­дивших алкогольную продукцию. В их число попали Умновский спиртовый и Бузулукский ликеро-водочный заводы.

Вот что — от имени коллектива БЛВЗ (Бузулукский ликероводочный завод) — об этом писала газета «Под знаменем Ленина» (15 ноября 1991 года) в статье «Бывали дни веселые» уже после приостановления антиалкогольной кам­пании: «В прежние времена все производство ликероводочных изде­лий шло под грифом «Секретно». Официальные власти нас обвинили в спаивании народа. А неофициально по праву считали водку стра­тегическим товаром, жидким золотом. Мы (БЛВЗ) трудились очень напряженно, делали для страны деньги... Линии работали на полную мощность. Был момент, когда магазины и базы оказывались зато­варенными нашей продукцией и под всеми предлогами отказыва­лись ее принимать. В то время завод был самым крупным в области. В год мы выпускали 1 млн 600 тысяч декалитров (32 млн бутылок). Но в 1985 году Егор Лигачев и его команда решили «облагодетельс­твовать» наш пьющий народ, превратить русского мужика в трезвен­ника. Началось печально знаменитое наступление на виноградники и ликероводочные заводы. Сухой закон нас взял за горло...».

В годы антиалкогольной кампании БЛВЗ — предприятие с ве­ковой историей — не прекратил полностью свою работу, но вы­нужден был сократить производство продукции в четыре раза.

Как вспоминает сам М.С. Горбачев, доходы бюджета СССР от продажи алкогольной продукции составляли 170 миллиардов рублей (официальный курс рубля к доллару тогда — 60 копеек за 1 доллар, хотя реальная цена была 3:1). Это были огромные деньги. Антиалкогольная кампания грозила обернуться огромным дефи­цитом бюджета страны. Ради всенародной трезвости советское правительство намеренно пошло на большие жертвы, рассчиты­вая покрыть дефицит бюджета за счет продажи нефти (ее цена тогда составляла 30 долларов за баррель) и многократного увеличения поставок газа в Западную Европу. Это был самый разгар холодной войны и, воспользовавшись благоприятным моментом, США убедили Саудовскую Аравию и Арабские Эмираты снизить цену на нефть до 12 долларов за баррель. Кроме того, было оказа­но давление на правительство ФРГ, и Германия прекратила пос­тавки труб большого диаметра для советских газопроводов.

К 1988 году доходы Советского Союза были на грани коллапса. Стране срочно нужны были деньги. Летом 1988 года на заседании Политбюро ЦК КПСС председатель Совмина СССР Николай Рыжков сказал: «... Нужно срочно кончать с антиалкогольной кам­панией, иначе страна взорвется!». Осенью 1988 года газета «Прав­да» сообщала: борьба с пьянством в ранее объявленном объеме приостанавливается.

Примечание. Нельзя в связи с этой кампанией не помянуть известную русскую поговорку: «Заставь дурака Богу молиться...».

Перегибы, действительно, были. И не только виноградная лоза гибла под то­пором глупости и слепого повиновения букве неправомерных, некомпетентных постановлений и указов. Калечились, а то и ломались судьбы людей, допустивших слабину или не поверивших в абсолют антиалкогольной идеи. В Бузулуке слегка расслабившийся в командировке заместитель начальника областного управления культуры зашел в горком и попался на глаза руководителю координационного ко­митета по борьбе с алкоголизмом... В Оренбурге два лектора обкома даже не ус­пели раскупорить бутылку сухого вина, как уже были переданы милиционером в руки — не в чьи-нибудь, а начальника УВД области генерала Рябова... В обоих случаях биографии «провинившихся» были надолго испорчены, а их перспективы — сломаны. Причем, с должностей снимали в 24 часа, как особо опасных преступ­ников, и даже «умудрялись» записать в трудовую книжку: «За попытку (!) распи­тия спиртных напитков в общественном месте».

Но мощностей, чтобы восстановить прежние объемы произ­водства алкогольных напитков, уже не было. Часть оборудования была продана, часть — демонтирована и растащена. На развалинах Бузулукского ли­кероводочного пытались наладить производство майонеза, розлив подсолнечного масла и т.д. Умновский спиртоводочный завод стоял четыре года. И это были большие потери. Ведь, кроме высококлассного спирта — исходного сырья для Бузулукского ликероводочного производства, он изготавливал пищевую углекислоту, а жи­вотноводству в совхозе «Красногвардеец» поставлял ценный, высокопитательный корм — барду.

23 декабря 1991 года восстановленное умновское производство снова зарабо­тало, выдав 700 декалитров спирта и столько же барды. В Бузулуке водка перестала быть дефицитом только к началу 1992 года.

Из-за неправильно выбранных приоритетов, просчетов в уп­равлении, в развитии экономики, остаточного принципа финан­сирования легкой, пищевой, перерабатывающей промышленнос­ти к концу 80-х началась эра всеобщего дефицита. Практически на все жизненно необходимые товары были введены талоны. Не­довольство многонационального народа огромной страны прав­лением советской номенклатуры достигло пика к 1991 году. Ан­тиалкогольная кампания заметно подорвала авторитет как идей, так и практики перестройки.

 

Н. Макаров

Источники:

  1. Статья предоставлена автором

 


Смотрите также:

На главную Обсудить на форуме Версия для печати

Назад

 

Наверх

 

На развитие проекта


1 рубль




Orphus

Система Orphus

Вести с форума


«История Оренбуржья»
Авторский проект
Раковского Сергея
© Copyright 2002–2017