Свидетель века - Константин Григорьевич Евлентьев

Константин Григорьевич Евлентьев
Константин Григорьевич Евлентьев

Константин Григорьевич Евлентьев (1824-1885) - первый бузулукский журналист и краевед. Есть все основания считать, что он был родным племянником знаменитого российского историка Николая Михайловича Карамзина. В свидетельстве о рождении Константина Евлентьева записано: «Сим свидетельствую, что Оренбургской епархии, села Карамзина, по духовному ведомству церкви Преображения Господня, господина коллежского асессора Федора Михайловича Карамзина у крепостной его девицы Агафьи Спиридоновой родился сын Константин, который молитвован и крещен 1824 года декабря 18 дня. Восприемником был священник Григорий Костычев и села Карамзина господина дочь Александра Федоровна». Вскоре после рождения Константин Евлентьев был переведен в мещанское сословие. Он получил сначала домашнее образование, а затем поступил в единственную в губернии гимназию в городе Оренбурге. Всю жизнь Константин Евлентьев много и плодотворно работал (он много лет был журналистом «Ведомостей» в нескольких губерниях Российской империи) и оставил после себя немалое литературное наследство.

Приведенные ниже статьи могут дать читателю некоторое представление о творчестве Константина Григорьевича Евлентьева.

Курганы и клады

В Бузулукском уезде встречается немало курганов - могил монголов и других воинственных племен, издавна переходивших с Востока на запад. Бузулукский уезд, образующий собой небольшой пункт восточноевропейской России в известных местах своих имеет значительное количество курганов. Большинство на них расположены в местах весьма возвышенных, откуда вокруг открываются прелестные картины. Одни из курганов разбросаны группами, другие стоят отдельно, на значительном расстоянии.

Высота курганов различна, и одни из них значительно превосходят другие. Почти все эти могилы в верхней своей части имеют воронкообразные провалы. Некоторые курганы разрывают местные жители в поиске кладов. Чаще всего корыстолюбы находят там принадлежности конской сбруи, конские и человеческие кости. Иногда курганы достигают больших размеров. Заставляющих задуматься о том, сколько времени и труда ушло на их сооружение.

Находят в Бузулукском уезде и татарские клады. В 1847 году государственный крестьянин Графской волости Иван Грибов со товарищами в луговых дачах деревни Ключевой на правой стороне реки Нижний Уран на возвышенной местности нашёл клад из золотых, серебряных и медных монет. Находка Грибова была представлена управляющему Оренбургской палаты государственных имуществ Строповскому в бытность его в Бузулуке. 86 монет из того клада были отобраны для Азиатского музеума Санкт-Петербургской Академии наук и еще 251 передана в Российское археолого-нумизматическое общество.

Известны и другие случаи, когда крестьяне в татарских могилах и кладбищах выкапывали золотые и серебряные вещи и посуду. Поэтому многие задаются вопросом, откуда те татары в прежние времена золото и серебро получали? Известно, что местные жители встречают на берегах некоторых рек Бузулукского уезда следы древней разработки золотоносных жил, а также камешки с вкраплениями золота.

Крестьяне деревни Даниловки Курманаевской волости в глубине одного оврага нашли светлые камешки с блестящими крапинками. Камешки те были кусочками слюды, а те крапинки оказались подлинными частицами самородного золота, о чём и было донесено в Оренбургскую палату государственных имуществ.

Лавочные приказчики

Среди обывателей города Бузулука значительно от других отличаются лавочные приказчики. Они больше своей частью не отличаются щеголеватостью и опрятностью в одежде. Как люди торговые они более заботятся о том, чтобы скорее нажить капитал, а не облагообразить свою наружность. Не отличаются также лавочные приказчики ни роскошью, ни даже обыкновенным довольством в домашней жизни. Они стараются жить скромно. Круг своих знакомств они ограничивают родственниками или торговой братию. Эти как равно и другие причины дают им возможность нажить деньги и торговать «от себя». Правда и то, что они не прочь давать товары в долг знакомым, а незнакомым по верному поручительству. Но они всегда это делают с большой выгодой для себя потому, что человек, покупающий в долг, стыдится рядиться о цене товара. Лавочные приказчики не сострадательны к бедным, они не подают копейку нищему и на просьбу о помощи отвечают «Бог подаст».

К чиновникам лавочные приказчики испытывают какое-то нерасположение, не смотря на то, что чиновники являются всегдашними и выгодными покупателями. Но часто и резко проявляются в характере лавочных приказчиков черты еще более непривлекательные. При продаже покупателям товаров лавочные приказчики прибегают к средствам не совсем позволительным. Так, например, они клянутся, что продают товар себе дороже и, что они уступают его по такой низкой цене только по знакомству. Божба и клятвы составляют у лавочных приказчиков самое главное и убедительное доказательство того, что они не собираются обмануть покупателя. Едва ли покупатель сделает покупку, не выслушав бесчисленное количество божбы и клятв от лавочного продавца.

При продаже товаров лавочные приказчики часто допускают неприличия. Покупатель нередко замечает неудовольствие, выражаемое продавцами, если он пересмотрев товар выходит из лавки без покупки. Нередко бывает, что от досады лавочные приказчики провожают бранными словами покупателей, ничего у них не купивших. Есть и вопиющие примеры нечестного поведения лавочных приказчиков. Например, одна крестьянка купила в лавке ситца. На улице при хорошем свете она рассмотрела, что ситец гнилой. Вокруг крестьянки собрались любопытные. Чего же я, батюшки, делать то буду, заголосила обманутая. Ступай обратно в лавку и попроси приказчика - пусть переменит - посоветовали ей осмотревшие ситец. Между тем все собравшиеся остались ждать, чем все закончится. Женщина отправилась в лавку и через короткое время вышла обратно. На вопрос собравшихся она печально ответила - не поменяли, уже нельзя говорят. И так бедная женщина с горькими слезами отправилась домой.

И так часто бывает, что лавочные приказчики делают подмену хорошего сукна на сукно тронутое гнилостью. Из чего следует вопрос – неужели лавочные приказчики торгуют так низко и дешево своей совестью с позволения своих хозяев или же они продают свою честь тайно для собственной выгоды. Впрочем, есть средство как заставить лавочных приказчиков быть в делах осмотрительнее и совестливее. Обман при покупке и продаже преследуется законом так же строго как и воровство и кража согласно 2257 странице 1 книги 15 тома Свода законов. В настоящее время есть судебные следователи, в обязанности которых лежит обследование таких преступлений. Стоит только покупателю в случае намерения купить что либо, брать с собой товарищей. Если при этой покупке будет допущен обман, прямо обращаться к следователю. Представленная покупателем вещь, посредством которой он был обманут, будет доказательством совершения преступления, а товарищи обманутого станут свидетелями и потому следователь не имеет права отказаться от производства следствия.

Народные суеверия

Нужно признаться, что всем нам в той или иной степени присущи суеверия, тем более присущи они нашему народу. Суеверия эти так вошли в плоть и кровь, что ничуть не поражают своей нелепостью. Рассказы про знахарей, ворожбу и порчу стали неотъемлемой частью нашей жизни.

То чего все больше всего боятся - это конечно же порча.

Порчу наводят обыкновенно маленькую в виде мухи, нитки, волоса, зернышка. При благоприятных для нее условиях она в человеке разрастается. Сперва она ничего не говорит и не мучает того, в ком сидит. Если испорченный догадается, что в него посажена порча, будет морить ее в себе, то она может погибнуть и испорченный человек излечится. Если же порчу не задушать, не изводить, то она развивается и даже начинает говорить. Но не так как говорят обычно люди. Когда порча заговаривает в человеке, то предварительно с ним делаются судороги, грудь высоко поднимается и случается сильный прилив крови к голове. Из горла, точно из груди вырываются неестественные, поражающие ужасом дикие, грубые, бессвязные звуки, которые с трудом можно составить в слова - это порча называет своего отца или мать, то есть того кто ее навел. Порча начинает хвастать, что теперь уж ее ничем не изгонишь, просит себе пищи-молока и пряников. А всего горького, особенно табаку она не переносит. О горьких продуктах при ней лучше не упоминать, а иначе она начинает сильно бить и метать того, в ком сидит. Начинает страшно ругаться, бросаться в злобе на других людей. Так как в подобном припадке силы больного перенапряжены, то он скоро ослабевает и без чувств падает на пол или на лавку. И в этот момент становится видно как большой клубок бьется в его груди и подступает к горлу. Тут уж нужна скорая помощь больному, чтобы порча его не задушила, ее нужно отвлечь от горла к желудку для этого срочно делают щелок из горячей воды и золы и щелоком этим - чаще всего мутным, стараются напоить больного. Иногда бывает, что в горло порченного вливают по три полных ковшика. Когда же порчу ублажают и делают то, что она хочет, то она бывает ласкова, не бранится, говорит сносно и предсказывает судьбу того, кто ее об этом просит и угощает ее пряниками, орешками, изюмом и прочими сладостями. Если же порчу хотели уничтожить, уморить в испорченном, да не успели этого сделать, то после, выросши и окрепши, она хвастается своей хитростью и изворотливостью. Теперь уж порченному не помочь никакими травами и зельями. А когда испорченный человек умирает, порча из него выползает и ее стараются скорей бросить в топящуюся печь и быстро захлопывают заслонку, чтобы порча не убежала - иначе беда. Порча, брошенная в печь после долгих визжаний наконец сгорает, пепел от нее развеивают в прах, чтобы и помину о ней не было. Если же вылезшую из человека порчу изрубить, то кусочки ее будут шевелиться, содрогаться и попытаются срастись в целое.

Одна женщина шла летом на покос, проходя мимо одного дома, она увидела стоявшего на крыльце мужчину, который начал над ней зло насмехаться и ругать бранными словами. Выведенная из терпения она ответила мужчине обидными словами. Женщина эта пошла далее и, вдруг, видит, что перед ней летает муха. Муха крупная надоедливая и никак не возможно ее отогнать. Замахала крестьянка руками, выругалась, а муха как будто того и ждала - залетела ей в рот и сразу покатилась холодная как лед прямо на сердце. Сердце у женщины после этого так заныло, что мочи нет. Это, как говорят, порча есть захотела. Крестьянка сразу догадалась, кто ее испортил и принялась порчу изводить едкими травами и при помощи наговоров знахарки. Поэтому порча в ней развиться не успела, но потихоньку шевелилась на сердце под ложечкой и сосала его. От чего женщина стала много есть и сильно растолстела.

Другая порченная женщина, вытравляя разными зельями свою порчу, пришла поздно вечером в соседский дом под предлогом какой-то безделицы и выкинула тут у порога свою порчу. По ее уходу, домашние заметили, что за порогом что-то трепещется. Подошли ближе и стали переворачивать какой-то живой кусочек мяса вичкой, выдернутой из веника. Затем поддели этот кусочек на лопату и вынесли на улицу на снег, чтобы лучше рассмотреть и не заметили, как порча от них скрылась. Тогда все решили, что порча обратно вернулась в ту женщину, из которой была выжита.

Кроме порчи случается и одержимость. В одном селе в старушку-знахарку вселились два чертенка - иванка. Иванки эти были один добрый а другой злой. Добрый всегда говорил правду, злой иванка часто обманывал. В том селе, где жила старушка однажды заводилась свадьба. Родственники из соседнего села, отправляясь на свадьбу в пятницу, поэтому для следующих четырех молочных дней напекли много скоромного. Но не удержались, а сразу же и наелись своей стряпни. Старушка-знахарка, узнавши об этом у своих иванков, пришла в тот дом, где намечалась свадьба и со смехом обо все рассказала. Когда родственники из соседнего села приехали на свадьбу они подтвердили рассказ старушки и попросили ее поведать, что делается у них дома в их отсутствие. Немножко замявшись знахарка повелела своим иванкам – «ступайте в это село, в такой-то дом и узнайте, что там теперь делается». Иванки знахарке поведали, что по отъезду какая-то старушка осенила крестом все окна и двери и проходу в дом им не было. Но они ухитрились проскользнуть с задней ограды и увидели, что оставшиеся дома домашние стряпают пельмени. А между тем хозяйский кучер украл два мешка муки и спрятал в своем подвале.

После свадьбы вернувшиеся домой гости узнали, что все рассказанное знахаркой было правдой. Домочадцы о пропажи муки ничего не знали. Позвали кучера и стали его допрашивать. Кучер сначала отпирался, но когда ему подробно рассказали как он унес муку, то посчитав, что кто-то из домашних его видел, сознался в своем преступлении.

Старушка-знахарка за свои труды денег не берет. А берет она только водочку и прянички. Иванки ее пробавляются только водочкой и пряничками.

Умирают знахари-колдуны очень страшно. Старик-знахарь в одном селе приближался уже к смерти своей от дряхлости. А в народе есть такое поверье, что если знахарь перед смертью не передаст свои тайны знахарства другому, то не умереть ему спокойно - черти его замучат и душу вытянут. Вот старик колдун стал думать - кому передать давившую его обузу знания. Был у него племянник - молодой парень. Старик к нему и так и сяк - парень не соглашается. Страшно перенимать эту тайну и много чертей видится при этом. Так и не поддался парень на уговоры. Старик так и умер в мучениях, не сумев никому навязать свое знание. Домашние положили старика в гроб в холодную избу, что была через сени. Маленькая девочка - внучка старика была послана за чем-то в холодную избу, где лежал колдун. Только дверь отворила, как тут же зашлась благим матом. Мать девочки бросилась узнать причину рева. А за ней поспешили и все домашние. И всем им привиделось, что мертвец будто живой сидит в гробу и смотрит на них с угрозой.

Со страху все выбежали вон из дома. Переполошили всех соседей. Собрались люди со всей улицы. Пришли смотреть. А мертвец уже лежит в гробу как ни в чем не бывало. Но с того времени пошла молва, что по ночам старик колдун ходит по селу и тихо стучит в окна.

Сказание о Бузулуке

В 1781 году в судьбе Бузулукской крепости произошел переворот: Бузулукская крепость названа городом Бузулук. День открытия города был днем торжества для обывателей крепости. Высочайший указ Императрицы Екатерины Великой, учреждающий город, был прочитан в церкви после Божественной литургии в присутствии коменданта и всех обывателей. В последовавшем за прочтением Высочайшего указа благодарственном Господу богу молебствии провозглашено было многолетие Великой Учредительнице городу и всему Ее Августейшему Дому, при чем бузулукские казаки произвели ружейную стрельбу; весь этот вожделенный для обитателей Бузулукской крепости день юные горожане веселились, был колокольный звон, а вечером город был иллюминирован. Комендантом в Бузулукской крепости был в то время премьер-майор Герасим Иванович Мосолов.

1785 год ярко отмечен в хронике Бузулука. Этот год был тяжелою годиною для города. В Бузулуке ждали главного начальника Оренбургского края, ехавшего из города Оренбурга в Санкт-Петербург. Горожане встретили наместника у Оренбургских или Овечьих ворот, причем из крепости сделаны были в честь его пушечные выстрелы. Любопытные обыватели следовали за генерал-губернатором к его квартире. Наместник остановился в доме заседателя Уездного суда поручика Дмитрия Никитича Спичинского, имевшего двухэтажный деревянный дом у Водяной башни Бомбардир, паливший из пушки, поспешил за любопытными и второпях не погасил хорошенько фитиля, брошенного им в пороховой амбар (амбар этот находился у Овечьей башни, на том месте, где стоял старый угловой дом купца Пудовкина). Генерал-губернатор не переменил еще лошадей как пороховой амбар взорвало и страшный начался пожар. Наместник вышел из своей квартиры, отдав приказание вывести свой экипаж за город, что и было исполнено руками усердных обывателей. Огонь, усиливаемый ветром, скоро превратил в пепел весь и без того небольшой городок. При этом бедственном событии сгорело до 300 обывательских домов, 2 церкви и 6 человек обывателей, пороховой амбар, от которого произошел пожар, соляной амбар, запасный хлебный магазин и тюремная изба. При этом случае сгорело все деревянное укрепление новой Бузулукской крепости. Даже обывательские гумна за речкой Домашкой и кустарник там растущий не ушли от разрушительного огня. От пожара остался единственный казенный соляной амбар, который существует в городе и поныне. Этот амбар в 1785 году стоял тоже у Овечьей башни. При обновлении города после пожара он был перенесен за черту города, а ныне находится в самом городе у дома А. Племянникова.

После плачевного события, постигшего Бузулук, половина обывателей осталась в одном платье. Горожане обступили наместника, прося не оставить их в бедственном положении. Генерал-губернатор барон Иосиф Андреевич Игельстром переночевал на углу за Овечьими воротами и на утро, оказав денежное пособие самым бедным обывателям, отправился обратно в Оренбург, чтобы принять скорейшие меры к воссозданию города. Игельстром прибыл в Бузулук часов в 8 утра, пожар закончился ближе к вечеру. Описанный нами бедственный пожар случился в Бузулуке 26 мая 1785 года. Комендантом в городе тогда был секунд-майор Александр Иванович Львов.

После пожара в ожидании нового плана для постройки города обыватели выгоревшего Бузулука жили на родном пепелище. Судебные места на время переведены были в ближайшую к городу крепость Елшанскую. К осени того же несчастного года был получен новый план. По этому чертежу земляное укрепление прежней Бузулукской крепости было уничтожено: вал срыт и ров завален, прежняя площадь упразднена, а кладбище перенесено за город на нынешнее его место. Лес на постройку новых домов большей частью срублен был у подножия Атаманских гор, где произрастал отличный строевой лес.

Погоревшим произведена была в 1875 году заимообразная раздача ржи из ближайших сельских запасных магазинов. Раздачу хлеба производил земский исправник подпоручик Иван Марычев. В 1791 году воссоздание города довершено было сооружением новой деревянной церкви во имя Архистратига Михаила с приделом Святого Чудотворца Николая, которая и ныне стоит на том самом месте, где была сооружена благочестием жителей обновленного Бузулука. Комендантом в крепости был секунд-майор Василий Семенович Соболев, ревностный строитель Архистратига-Михайловского храма и самый дельный из бузулукских комендантов. Казаки, кроме линейной службы, по прошествии времени командировались на службу в армию и во внутренние губернии, а в последние времена участвовали в походах против врагов отечества. Белопахотные солдатские дети, по первому требованию правительства, шли на 15-летнюю царскую службу в солдаты. Если у отца было 2 или более сыновей, то один из них должен по его выбору остаться свободным от службы. Его оставляли на поддержание домоводства.

С открытием города и учреждением судебных мест в Бузулуке тотчас явились гражданские чиновники и образовались купеческое и мещанское сословия.

Окрестности Бузулукской крепости при ее основании были еще девственны и изобильны во всех отношениях: в них водились разные породы диких животных: коз, оленей, медведей, диких лошадей, свиней и прочее; было несметное множество дичи; произрастали в несметном изобилии различные породы ягод, а о богатстве в угодьях для хозяйственного быта и говорить излишне. «Выедешь теперь в поле», — говорят старожилы, — «посмотришь вокруг, и невольно взмахнешь руками: куда все делось!» — Так к сожалению, почти всегда и везде бывает, где только не поселится грубый человек: он с нерасчетливостью и эгоизмом истребляет и опустошает богатства матери-природы.

Материал подготовил Н. Макаров

Источники:

  1. Статья предоставлена автором

 


Смотрите также:

На главную Обсудить на форуме Версия для печати

Назад

 

Наверх