Герб Оренбурга История Оренбуржья Герб Орска
Главная О проекте Форум Гостевая книга Обратная связь Поиск Ссылки
Разделы


Библиотека

Видео

Геральдика

Города и села

Живопись

Земляки

Картография

Краеведение

Личности

Музеи

Мультимедийные материалы

Памятники и мемориалы

Разное

Религия

Сигиллатия

Учебные заведения

Фотоальбом

Экспедиции




Бузулук в годы Великой Отечественной войны

20 июня 1941 года исполком Бузулукского городского Совета обсуждал самые обыденные вопросы — о текущем ремонте и переоборудовании помещения детской поликлиники, о капиталовложениях на 1941 год по автогужевому транспорту, о введении прогрессивной оплаты труда работникам рынка и другие.

В воскресенье 22 июня почти весь коллектив завода имени Куйбышева отправился на массовку. На зеленом берегу Самары вовсю старались баянисты, звенели песни. День выдался на редкость — тихий, солнечный, небо без единого облачка. Самые нетерпеливые уже барахтались в воде. Смех, визг...

Транзисторов в то время не было. Сейчас уже никто не помнит, кто прибежал из города, кто принес это страшное слово: «война». Одно только слово, но сразу смолкли баяны, оборвались на полуслове песни и даже солнце, казалось, стало меркнуть на глазах. И только те, кто уплыл на другой берег Самары, еще продолжали веселиться, не понимая — почему вдруг наступила тишина...

В тот же день без вызова, без приглашения в горком партии пришли члены городского комитета, депутаты горсовета. И тут же после короткого митинга направились на предприятия, в колхозы и совхозы.

На заводе имени Куйбышева был выходной день, работали только ремонтные службы. Но вскоре после переданного по радио сообщения о нападении фашистской Германии на Советский Союз на завод прибежали многие, кто услышал о великой беде.

— Я являюсь стахановцем на производстве, — говорил на митинге токарь Долгих.— Но в рядах Красной Армии я буду таким же отличником в бою и буду биться с немецкими фашистами до последней капли крови за победу над врагом, за счастье и расцвет нашей прекрасной матери-Родины. Я прошу партийную организацию принять меня в ряды Коммунистической партии.

«Прошу райвоенкомат послать меня добровольцем в Действующую армию. Стрелять умею метко. Ни один фашистский изверг не уйдет от моей пули. За Родину буду биться до последнего патрона, до последнего вздоха», — так писал в своем заявлении восемнадцатилетний токарь завода имени Куйбышева, член Бузулукского горкома комсомола Анатолий Сорокин. Так писали в те дни тысячи молодых бузулучан.

Секретарем горкома комсомола была тогда Г. А. Барсукова. Она вспоминает: «Горком комсомола превратился тогда в боевой штаб. Сотни ребят и девушек приходили сюда. И у всех одна просьба: «Отправьте добровольцами на фронт!» Сутками не уходили домой члены бюро. Молодежь горела желанием пойти в Действующую армию добровольцами. При отправке на фронт бюро принимало юношей и девушек в комсомол. Им тут же вручались комсомольские билеты».

С 1941 по 1945 год из Бузулука на фронт ушло более пяти с половиной тысяч комсомольцев и комсомолок.

«Я никогда не пожалею, что пошла добровольцем. Я спокойно выдержу все и вернусь домой с победой...» — так писала на родину комсомолка Валя Соколова. После выпускного вечера ушла она на фронт. Валя погибла в 1944 году.

Те, кто оставался в тылу, работали за двоих, за троих, за тех, кто ушел защищать Родину.

Газета «Под знаменем Ленина» в каждом номере рассказывала о примерах трудового героизма.

«Секретарь комитета комсомола завода имени Кирова тов. Жуликов проработал полторы смены, не выходя из цеха, и выработал почти четыре нормы. Примеру комсомольского руководителя следует вся заводская молодежь».

«Мы, девушки колхоза имени Куйбышева, — писала в газету бригадир тракторной бригады Н. Колотонова, — заменили ушедших на фронт. Я стала руководить бригадой. Настя Труфанова, Настя Горбунова, Клавдия Пермякова сели за руль тракторов. Сейчас уверенно водят их и выполняют задания на 150 процентов».

На предприятиях города работало 250 молодежных фронтовых бригад. Чести называться так добивалась бригада, в которой все рабочие перекрывали задания.

Горком партии и горсовет перешли на круглосуточную работу. Война ставила каждодневно такое множество задач, что охватить их трудно было и за сутки.

Каждый день на фронт уходили новые и новые команды бузулучан. Надо было позаботиться о том, чтобы это как можно меньше отражалось на выпуске продукции. Предприятия перестраивались на военный лад. В списке выпускаемых изделий все больше места стали занимать «спецпродукция», «спецзаказы».

В Заволжье, на Урал, в Сибирь хлынул поток эвакуированных. Надо было не только размещать их в городе, но и через эвакопункт организовать отправку их в соседние Курманаевский, Андреевский, Грачевский, Державинский и другие районы. Надо было расселить, кормить, устраивать на работу тысячи людей. Если на 1 января 1941 года в Бузулуке было 43 211 жителей, то на 1 января 1942 года уже более 60 тысяч человек.

Половину из 12 школьных зданий пришлось занять под госпитали, под общежития для людей, бежавших от оккупации.

Городскому Совету приходилось принимать тогда такие суровые решения: «В связи с угрозой в уборке урожая занятия в техникумах и 8–10 классах прекратить с 8 по 15 октября с. г. Всех учащихся направить на уборку урожая в совхоз № 8».

Множество всяких решений, связанных с особыми условиями военного времени, принимал тогда горисполком — о размещении предприятий и обеспечении их сырьем, об организации санпропускника, о создании эвакопункта при станции Бузулук, об оказании материальной помощи эвакуированным, об освобождении от занимаемых должностей ответственных работников в связи с призывом в армию и другие.

И в то же время горисполком постоянно думал о будущем, проявлял особую заботу о детях.

В трудные дни декабря 1941 года принимаются решения «Об увеличении расходов детской библиотеке» и «Об организации катка на стадионе «Динамо». Систематически обсуждаются вопросы о назначении пособий многодетным матерям.

В августе-сентябре в город стали прибывать эвакуированные из западных областей, из прифронтовой полосы предприятия.

21 августа на подъездные пути завода имени Куйбышева прибыли два эшелона с оборудованием Бежицкого паровозостроительного завода «Красный Профинтерн» и около ста рабочих и специалистов. Они не стали отдыхать ни одного дня, ни одного часа. Стащив станки с платформ, днем и ночью при свете прожекторов вместе с бузулучанами закладывали фундаменты, монтировали оборудование, вводили его в строй.

Завод получил ответственный заказ: в короткий срок — за полтора месяца — освоить производство боеприпасов. Задача была решена успешно.

В годы Великой Отечественной войны и заводу имени Кирова пришлось потесниться и приютить на своих и без того скромных площадях завод автотракторных инструментов, эвакуированный из причерноморского города Николаева. Наряду с выпуском запасных частей для тракторов завод быстро наладил выпуск продукции для фронта.

Из Черниговской области из города Прилуки в начале октября 1941 года были эвакуированы три фабрики — перчаточная, чулочная и кожгалантерейная. Первые две слили в одну и разместили в подвалах магазинов на улице, которая сейчас носит имя Отакара Яроша. Днем и ночью устанавливали оборудование, подключали электроэнергию. Уже 29 октября выдали первую продукцию — двухпалые армейские перчатки. Потом стали выпускать носки, солдатские обмотки. Было очень трудно, недоедали, недосыпали, работали по 12 часов, а порой и дольше, но все мысли были об одном: как можно больше дать продукции для тех, кто в жестоких боях защищает Родину.

Прижилась в Бузулуке и кожгалантерейная фабрика. В свое время она тоже с честью поработала на нужды обороны. В городском архиве хранятся протоколы заседаний исполкома, по которым можно судить, как трудно решался вопрос с помещениями для фабрики. 3 ноября фабрике был выделен сарай, находящийся на территории ипподрома и еще недостроенный. 21 ноября горсовет решил передать фабрике недостроенное здание библиотечного техникума по улице Горького, 97. Потом кожгалантерейщикам передали еще один сарай. Фабрика тоже работала на оборону — выпускала вещевые мешки, ремни, кисеты и другую продукцию.

Из Брянской области из города Клинцы прибыло оборудование швейной фабрики «Дер-Эмес». В октябре, 1941 года на станции Бузулук выгрузили швейные машины и нехитрый домашний скарб. С оборудованием приехали 17 работниц с детьми. Устроили их бузулукские солдатки и стали помогать им ставить фабрику на ноги. Новому предприятию предоставили помещение на углу улиц Чапаева и Максима Горького.

«На фабрике нет электрооборудования. Сколько должно прибыть еще оборудования — неизвестно. Сырья фабрика не имеет. Срок ввода в эксплуатацию еще не установлен», — так говорилось в докладной записке обкома партии. Но как бы там ни было, начали монтировать машины и уже 4 декабря фабрика выдала первую продукцию. Основными видами ее изделий той поры были телогрейки, стеганые брюки, гимнастерки, армейские брюки — то, что нужно было в первую очередь и фронту и тылу.

Много самой разнообразной продукции давали артели имени VI партсъезда, имени Кирова, имени Чкалова, имени Осипенко, «17 лет Октября», «Третья Пятилетка», предприятия пищевой промышленности.

За 8 месяцев 1942 года по сравнению с таким же периодом 1941 года промышленность Бузулука выросла более чем в четыре раза.

Многие бузулучане отличились в ратном деле, прославили родную землю боевыми подвигами.

Более тридцати тысяч бузулучан ушли на фронт в годы Великой Отечественной войны, 6000 из них не вернулись с полей сражений, 16 — стали Героями Советского Союза, 4 — полными кавалерами ордена Славы.

Иван Карханин повторил подвиг Александра Матросова — закрыл грудью амбразуру вражеского дота, спасая жизнь товарищей, открывая им путь вперед. На странице его комсомольского билета, который хранится в музее ЦК ВЛКСМ, написано: «Погиб смертью храбрых».

Геройски сражался против гитлеровцев танкист Иван Гниломедов. За доблесть и мужество, проявленные в боях на польской земле, младший лейтенант Гниломедов был награжден орденами Красной Звезды и Красного Знамени. Потом начались бои на территории самой Германии. В одном из сражений взвод Гниломедова нанес дерзкий удар по усиленному танковому батальону. Пять советских тридцатьчетверок вступили в жестокую схватку с тридцатью танками и самоходками противника. После того, как заполыхали кострами несколько танков и самоходных орудий, остальные обратились в бегство.

Спустя несколько дней после этого боя советские танкисты ворвались на улицы Берлина. Одним из первых вел свою боевую машину парень из города Бузулука, Герой Советского Союза Иван Гниломедов.

В двадцатисерийной эпопее «Великая Отечественная», в фильме, посвященном освобождению Белоруссии, есть такой эпизод — по центральной улице празднично украшенного Минска идет торжественное шествие, посвященное тридцатилетию Победы. Во главе колонны шли почетные граждане города с широкими алыми лентами через плечо. Вместе с другими знатными людьми шел бывший слесарь вагонного депо станции Бузулук, Герой Советского Союза, танкист Николай Иванович Колычев.

Ломаной линией пролег на карте его нелегкий боевой путь. От маленького городка Трубчевска на Брянщине, потом Чернигов, Харьков, Сталинград, Орша, Витебск, Минск и Кенигсберг. Трудные этапы каждодневного подвига. Был трижды ранен, контужен, горел в танке, терял боевых друзей — на всем тысячекилометровом пути остались дорогие могилы. Начинал службу в Советской Армии рядовым, а уволился в запас в звании подполковника.

В боях за столицу советской Белоруссии перед взводом Николая Колычева была поставлена ответственная задача — прорваться через линию фронта, захватить переправу через реку Свислочь и удержать ее до подхода основных сил бригады.

Три тридцатьчетверки устремились вперед. На танках небольшой десант — саперы и автоматчики. Подавили огнем вражеские пушки, проутюжили с ходу пулеметные гнезда.

К мосту подошли быстро, но он был взорван.

Колычев обнаружил неподалеку еще одну переправу. Танкисты открыли огонь по вражеским точкам на том берегу, а саперы тем временем разминировали мост.

Томительно долго тянутся минуты. Фашистские снаряды рвутся все ближе, огонь все плотнее. Наконец, командир отделения саперов уже с того берега энергично махнул рукой вдоль моста:

— Давай!

Первой, обстреливая фашистов, проскочила через мост командирская машина, за ней второй и третий танки.

— Переправа наша! — доложил Колычев по рации командиру бригады и, назвав свои координаты, добавил: — Пока фрицы не опомнились, поддержите нас.

— Молодец, Колычев! Держись! — гремел в ларингофонах командирский бас.— Посылаю к вам резервную роту...

За этот подвиг Николаю Ивановичу Колычеву было присвоено звание Героя Советского Союза.

...Летом 1944 года на Бузулукский элеватор пришел из села Могутово первый обоз с хлебом нового урожая. На плакате было написано: «Хлебный обоз имени Героя Советского Союза Ивана Тишкуна». Так по-своему отметили земляки подвиг комсомольца.

Представляя его к высшей награде командир полка писал: «Сержант Тишкун Иван Игнатьевич воюет в составе нашего полка с 1943 года. Начиная с гор Кавказа, плавней Кубани, в боях за освобождение Донбасса, Токмака (на р. Молочная) и в приднепровских плавнях — во всех боях всюду и везде он показывал образцы мужества и бесстрашия, чем вдохновлял своих подчиненных на верность Родине. При форсировании р. Днепр и р. Ингулец тов. Тишкун И. И. своим личным беспримерным героизмом под шквальным, ружейным, пулеметным огнем увлекал за собой своих подчиненных, первым вступил на правый берег р. Днепр. При штурме 13.03.44 г. гор. Херсона тов. Тишкун руководил штурмовой группой, проявил в рукопашных схватках непревзойденное мастерство советского бойца».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 июня 1944 года Ивану Игнатьевичу Тишкуну было присвоено звание Героя Советского Союза. Всего месяц не дожил Герой до Великой Победы. Он погиб в бою за Вену 7 апреля 1945 года.

Геройские подвиги совершили танкист Федор Фомин, артиллеристы Иван Карпов и Федор Асеев, летчик-штурмовик Михаил Клименко, пехотинцы Владимир Басманов, Григорий Муханов, Константин Солдатов и другие бузулучане.

Полными кавалерами ордена Славы стали: Б. В. Калмыков, А. П. Ткаченко, В. Пеньков.

У монумента памяти бузулучанам, павшим на фронтах Великой Отечественной, умершим от ран в городских госпиталях, у Вечного огня несколько лет стоял до боли скромный транспарант. Под фигурой солдата в каске и плащ-палатке, с автоматом в руках были написаны суровые и скорбные слова: «Помни: шесть тысяч бузулучан пали за Родину!» Этот плакат потом сняли. А зря. Пусть знают о том, какой дорогой ценой досталась Победа, помнят об этом все поколения, сколько бы их ни приходило в этот мир.

Литература:

  1. «Край родной Бузулукский (Рекомендательный указатель литературы)». Оренбург, 1989 г.
  2. В. Г. Альтов «Бузулук». — Челябинск, Южно-Уральское кн. изд-во, 1980.— 128 с., ил..

Смотрите также:

На главную Обсудить на форуме Версия для печати

Назад

 

Наверх

 

На развитие проекта


1 рубль




Orphus

Система Orphus

Вести с форума


«История Оренбуржья»
Авторский проект
Раковского Сергея
© Copyright 2002–2017