Герб Оренбурга История Оренбуржья Герб Орска
Главная О проекте Форум Гостевая книга Обратная связь Поиск Ссылки
Разделы


Библиотека

Видео

Геральдика

Города и села

Живопись

Земляки

Картография

Краеведение

Личности

Музеи

Мультимедийные материалы

Памятники и мемориалы

Разное

Религия

Сигиллатия

Учебные заведения

Фотоальбом

Экспедиции




История города Медногорска

Медногорск называют городом-садом. И это — по законному праву. Он — один из самых зеленых городов Оренбуржья. Чуть ли ни с первого дня тут завели такой порядок: жизнь в новом доме люди начинают с посадки деревьев, а затем бережно растят их. И тот большой парк, который отделяет центральную часть города от промышленной зоны, создавали все жители вместе, на коммунистических субботниках. Каждый посадил в городе около десяти деревьев.

Медногорск — самый горный из всех городов Оренбуржья. Раскинулся он к западу от Орска в отрогах Губерлинских гор. Дома поднимаются от более или менее ровной подошвы гор, почти от берега Блявы к вершинам, к башне телевизионного ретранслятора, ставшей высотным ориентиром города.

Недавно центр города украсило монументальное здание Дома Советов. Поставлено оно на холме в самом торце улицы Советской. Дом Советов и развевающийся над ним алый с синей полосой государственный флаг России видны с разных точек города. И город — молодой, зеленый, красивый — тоже хорошо виден из широких окон Дома Советов.

Чуть ниже монументальное с шестиколонным портиком здание Дворца культуры металлургов. За ним главная площадь города с памятником Ленину. Дальше на холме — новое здание индустриального техникума.

По Советской улице — жилые, административные, культурно-бытовые здания и маленькая площадь перед одним из первых в области широкоэкранным кинотеатром «Урал». На площади — памятник Серго Орджоникидзе. Ему, выдающемуся деятелю Коммунистической партии, народному комиссару тяжелой промышленности во многом обязан Медногорск своим рождением. В местном краеведческом музее, созданном стараниями летописца города Александра Михайловича Мозгунова, можно прочитать постановление коллегии Наркомтяжпрома, которое Орджоникидзе подписал 11 мая 1933 года:

«1. В системе Главзолото создать ударное строительство комбината «Блява».

2. На подготовительные к строительству работы ассигновать в 1933 году 2,5 миллиона рублей...»

Это было начало крупной стройки, одной из многих, которые разворачивала страна, взявшая единственно верный курс на индустриализацию. Это было начало нового города, рожденного Октябрем, первыми пятилетками, так же, как Магнитогорск, Кузнецк, Комсомольск-на-Амуре.

Но истоки Медногорска уходят дальше... 1 января 1915 года на железнодорожной ветке Оренбург — Орск был торжественно открыт первый и единственный туннель. Началась прокладка колеи дальше на восток. Тогда же примерно на месте нынешнего вокзала была поставлена будка путевого обходчика. Позднее перед входом в туннель построили разъезд № 10.

В 1929 году в Орске обосновалась крупная геологоразведочная экспедиция. На берегах речушки Блявы работала поисковая партия, которую возглавлял горный инженер азербайджанец Мамед Осман-оглы Мамедов. Это был интересный человек — участник гражданской войны, бывший военный атташе СССР в Турции, выпускник горной и промышленной академий.

Первые же скважины наткнулись на красный железняк. Мощность пласта была небольшой. Мамедов получил приказ: ликвидировать геологоразведочную группу. Но он считал, что поиски надо продолжать. Своими соображениями он поделился с известным геологом профессором Николаем Константиновичем Разумовским. Тот сразу же отозвался телеграммой: «Если вы копнете глубже, то под железной шляпой наткнетесь на медную руду». Поддерживал Мамедова и главный инженер Орско-Халиловсной геологической базы Иосиф Леонтьевич Рудницкий.

Мамедов вместе с рабочими продолжал бурение. И вот победа! Пройдя через слой красных железняков, наткнулись на пласт колчедана. Старейшина оренбургских геологов И. Л. Рудницкий писал: «Мощность блявинской железной шляпы доходит до 35 метров. Ниже идет основная порода колчедана, которая содержит медь, золото и другие ценные металлы».

О Блявинском месторождении заговорила вся страна. После детального изучения стало ясно, что речь идет о крупном месторождении сульфидных руд, имеющем форму линзы. Толщина ее достигала 200 метров.

Под строительство рудника и комбината были отведены земли совхоза «Овцевод», размещавшегося в селе Усерген. Начальником строительства был назначен опытный инженер Бронислав Юрьевич Кудиш, а главным инженером Евгений Федорович Кожевников (ныне министр транспортного строительства СССР). Управление строительства разместилось в поселке Блява.

Начиналась стройка трудно — почти все земляные работы выполнялись вручную. На всю площадку был только один паровой экскаватор. В бараках-общежитиях была невероятная скученность.

В феврале 1934 года электровоз вывез из штольни первый состав вагонеток с рудой — Блявииский рудник выдал первую продукцию для испытаний. Еще год спустя, в апреле 1935 года началась регулярная отгрузка руды Карабашскому и другим медеплавильным заводам Урала.

30 мая 1936 года состоялся торжественный митинг, посвященный закладке главного корпуса медно-химического комбината, сооружение которого начиналось в шести километрах от рудника.

В те же дни в поселке Никитино, названном так в память о первом парторге стройки Николае Марковиче Никитине, погибшем в автомобильной катастрофе, начал работать опытный завод — уменьшенная копия будущего комбината. Отрабатывалась технология переработки блявинских руд.

До тех пор заводы, которые перерабатывали сульфатные руды, выбрасывали в воздух тысячи кубометров сернистых газов. А теперь газ, который в ходе плавки руды получали в ватержакетных печах, отсасывался и, пройдя через систему аппаратов, превращался в бурую жидкость, которая выливалась из трубопровода на склад и, застывая, преобразовывалась в ярко-желтые кристаллы. В конце 1938 года на опытном заводе были получены первые тонны отечественной газовой серы. С подъездных путей ушел первый железнодорожный состав с совершенно новой для Оренбуржья продукцией, полученной из газа.

Когда академик А. Е. Ферсман побывал на Блявинском комбинате и познакомился тут с новым способом использования сернистых газов, он признал, что этот способ «вносит глубочайший переворот не только в экономику использования колчеданных месторождений, но и во все серное дело. Его хозяйственное значение огромно».

Много сил было затрачено пока опытный завод выдал первую серу и штейн — полупродукт, из которого получают медь. Сколько переживаний было и у инженеров, и у первого горнового Федора Родионовича Чекопасова, и у его молодых помощников — вчерашних рабочих — строителей, и у первого директора комбината Владимира Николаевича Осиева в те трудные дни, когда несколько раз печь задували, а она гасла. «Козла» приходилось разбивать кувалдами, вытаскивать глыбы из печи и начинать все сначала.

— Когда первый раз пробили шпур и во все концы полетели брызги металла, — вспоминает о тех днях один из первых строителей города, потом опытнейший горновой, старший мастер металлургического цеха, Герой Социалистического Труда, депутат городского Совета Иван Тихонович Матвиенко, — мы со страху кинулись врассыпную. Все ребята сельские, ничего подобного в жизни не видели. Федор Родионович собрал нас, терпеливо объяснил, показал, как работать с шуровкой. «Все надо делать смело!» — на всю жизнь запомнились мне его слова...

Выпуск серы, а позднее и серной кислоты в широких масштабах был организован на Медногорском медно-серном комбинате, который стал первым в Советском Союзе (и вторым в мире) предприятием, выпускающим и медь и серу одновременно. Уместно сказать, что производство серы в области резко возрастает с пуском Оренбургского газоперерабатывающего комплекса. Только первая его очередь, рассчитанная на переработку 15 миллиардов кубометров газа в год, будет давать ежегодно 350–400 тысяч тонн серы.

Площадь имени Ленина в Медногорске

Площадь имени Ленина

В середине тридцатых годов в стране остро ощущался недостаток меди, никеля, цинка, других цветных металлов. Поэтому строительство предприятий цветной металлургии находились под особым контролем партии и правительства. 4 января 1936 года в Кремле члены Политбюро ЦК ВКЩб) принимали работников промышленности цветных и редких металлов. На встрече были И. В. Сталин, Г. К. Орджоникидзе, К. Е. Ворошилов. Начальник «Орскхалилстроя», уполномоченный Наркомтяжпрома по стройкам Орского индустриального района С. М. Франкфурт доложил об открытых в районе Орска месторождениях никелевых и медных руд, о том, что ускоренными темпами ведется строительство Орского никелевого комбината и Блявинского медно-серного комбината.

16 февраля 1937 года руководителей строительства Блявинского комбината принял Серго Орджоникидзе. Он внимательно познакомился с проектом комбината, с новым технологическим процессом производства и обязал директоров заводов-поставщиков в кратчайший срок выполнить заказы комбината. Для ударной стройки были дополнительно выделены оборудование и материалы.

И вот, наконец, настал памятный день, о котором и поныне хорошо помнят ветераны. О нем напоминает интереснейший документ, который бережно хранится в музее:

«ПРИКАЗ № 32

По Блявинскому медно-серному комбинату «Ормедь» от 29 января 1939 года.

10-й разъезд.

Приказываю:

Задувку трех ватержакетных печей № 2, 4, 6 начать в 00 часов 31 января 1939 года.

Директор комбината «Ормедь» Осиев».

В последнюю январскую ночь были задуты первые печи. На трудовую вахту стали обер-мастер Ф. Р. Чекопасов, молодые горновые И. Т. Матвиенко, С. С. Замай, Ф. Г. Григорьев, В. Н. Буйный, И. Ф. Сметанников и другие.

Потом настал долгожданный час выпуска металла. В плавильном цехе собрались и строители, и металлурги, и химики. Пробито шпуровое отверстие и, озарив цех ослепительным пламенем, полилась тугая струя металла. Встретили ее могучим рабочим «Ура!». Это произошло в ночь с 3 на 4 февраля 1939 года. С тех пор вот уже более тридцати пяти лет, днем и ночью, в будни и в праздники, в любое время года, не переставая, гудят плавильные печи, продолжается таинство рождения ценного металла.

В марте 1939 года XVIII съезд партии записал в своем постановлении: «Закончить строительство Прибалхашского медеплавильного Средне-Уральского и Блявинского комбинатов».

С годами комбинат расширялся, набирал силу, осваивал новую продукцию.

Летом 1959 года в металлургическом цехе строители закончили сооружение участков сократительной плавки и конвертирования. Это был новый крупный шаг в развитии комбинат. В печах сократительной плавки бедные медью штейны переплавляются в богатые. А затем уже из обогащенного штейна в конверторах варят черновую медь, а отходящий сернистый газ идет на переработку в цех серной кислоты. В канун 42-й годовщины Октября, 5 ноября 1959 года, сорокатонный конвертор выдал первую черновую медь. Так на медно-серном комбинате сложился полностью завершенный цикл производства.

Вступил в строй новый сернокислотный цех.

В первые годы комбинат выпускал только один вид готовой продукции — серу. С годами ассортимент продукции расширялся все больше. Потребителям стали отгружать кроме серы черновую медь с золотом и серебром, серную кислоту, черновой свинец. Восемь видов продукции выпускает сейчас комбинат.

Опыт медногорских металлургов и химиков широко используют в братских странах. По просьбе польских металлургов специалисты из Медногорска помогли пустить комбинат в городе Легница, отработать там технологию производства меди. В Германской Демократической Республике на народном предприятии имени Эрнста Тельмана взяли на вооружение опыт бригады горнового Василия Ивановича Дули, которая одной из первых в Оренбургской области добилась чести носить почетное звание бригады коммунистического труда. Ученик Матвиенко Дуля первым на комбинате освоил процесс на печи сократительной плавки. Мастерству металлургов бригады Василия Дули газета, выходящая в ГДР, посвятила целую страницу. Ее теперь можно увидеть в Медногорском музее.

Медно-серный комбинат сегодня — это высокомеханизированное предприятие. Очень много сделано тут для того, чтобы стал легче труд горновых, уменьшилась загазованность, улучшались условия труда.

Как не похоже это на те условия, в которых начинали свой трудовой путь ветераны комбината. Один из них Ф. Р. Чекопасов сорок четыре года нес вахту у плавильных печей. Двенадцатилетним мальчонкой, еще в 1910 году начинал свой трудовой путь на заводе английского промышленника Уркварта, потом трудился на советских предприятиях. В Медногорске работал с основания опытного завода, был обер-мастером, одним из-первых на комбинате награжден орденом Ленина.

— Начну сейчас молодым ребятам рассказывать, как работали в старину, не верят даже, — говорит Федор Родионович. — Мальцом пришел я на завод. В таком возрасте сейчас ребятишки в пятый класс еще ходят... С такими же, как я, катал вручную вагонетки, на тачках отвозил горячий шлак, задыхаясь от жары и газов. И заметьте, при таких тяжелых условиях работали по 12 часов. Отпуск, пособие по больничному листу, дом отдыха, курорт, премии, награды — мы даже не знали, что такие слова существуют... Это теперь рабочему человеку все блага — не ленись только.

...Много лет давал сырье комбинату Блявинский рудник. Но с годами запасы руды стали иссякать. В металлургический цех пошла руда Гая. Но Блявинская площадка далеко еще не сказала своего последнего слова. Немало меди еще осталось в ее недрах. И как только в Медногорске узнали, что в Свердловской области на Дегтярском руднике с помощью ученых успешно применили гидрометаллургию, туда отправилась группа инженеров. И вот спустя год после прекращения добычи в карьере заработала опытно-промышленная установка по выщелачиванию законтурных руд.

Суть этого метода состоит в том, что в скважины, пронизывающие пласты, содержащие медные руды или остатки их, закачивается предварительно окисленная вода. Она «забирает» из пласта медь и стекает в приготовленный для нее лоток. Потом в насыщенный медью раствор добавляют железные отходы. В результате химической реакции медь выпадает в осадок. Дальше из раствора извлекается железо. После осветления вода снова готова к употреблению.

Осадок, о котором говорилось выше, больше чем наполовину состоит из меди — это отличное сырье для металлургов. Причем, на Блявинском руднике каждый литр «рассола» приносит из недр в полтора раза больше меди, чем намечалось проектом. Поэтому свою проектную мощность установка перекрыла уже в первый месяц работы.

Так Блявинский рудник, имеющий почти сорокалетний производственный стаж, стал обретать вторую молодость. Но это только начало. Инженеры института «Унипроыедь» разрабатывают проект строительства на Бляве гидромедьзавода. Используя новейшие достижения науки и техники здесь будут добывать чистейшую порошковую медь.

Вместе с комбинатом росли поселки у разъезда Медный, Никитино, Ракитянка. 8 апреля 1939 года Президиум Верховного Совета РСФСР принял Указ: «Поселки разъезда Медный Кувандыкскою района... преобразовать в город Медногорск». Так на карте Оренбуржья появился первый город, выросший в области в годы Советской власти, город, названный именем металла, давшего ему жизнь.

Медногорск строился и рос при монопредприятии — медно-серном комбинате. Но так продолжалось недолго.

В июне 1941 года первые группы медногорцев отправились в Действующую армию защищать Родину. А спустя несколько месяцев на подъездных путях медно-серного комбината стали выгружаться составы с оборудованием эвакуированного на Урал Тульского завода. Этому старейшему предприятию, основанном еще при Петре I, суждено было обосноваться в поселке Никитино. Каменная коробка строившейся брикетной фабрики медно-серного комбината стала главным корпусом нового завода. Под один из его цехов использовали гараж комбината. Часть станков работала под легкими навесами-времянками или вообще под открытым небом. Инженерные службы разместились в клетушках, сараях, в старых железнодорожных вагонах. Зима в 1941/42 году была необычайно суровой. Во многие помещения не успели провести паровое отопление. Голыми руками нельзя было прикасаться к металлу. Переносить холод было особенно трудно при скудных военных пайках.

Невероятно трудно приходилось и с жильем. Людей размещали везде, где только можно было, — в Никитино и Ракитянке, в городе и на станции Блява, и даже в Рысаево и в Кувандыке. К сменам рабочих доставляли поезда, но из-за заносов они порой не могли пробиться к Медногорску. Поэтому многие ночевали на заводе — под батареями парового отопления, на столах, где было теплее.

Приходилось очень трудно, но несмотря ни на что уже в декабре сорок первого завод стал выдавать продукцию для фронта, а в марте сорок второго вышел на рубеж запланированного объема производства.

По режиму военного времени работал в те дни и медно-серный комбинат, и другие предприятия города. Как сообщалось в докладной записке в Госплан СССР в сентябре 1943 года: «Промышленность города Медногорска, составляющая около 20 процентов от всей промышленности области и представляющая производство меди и серы, увеличилась в 8 раз».

С первого дня войны в области развернулось социалистическое соревнование трех городов — Оренбурга, Орска и Медногорска. Позднее в него включились Бузулук и Бугуруслан. И не раз побеждали в соревновании предприятия молодого города Медногорска. Не раз завоевывали они ведущие места во Всесоюзном социалистическом соревновании. В 1942 году, например, на второе место в соревновании металлургов страны вышел коллектив медно-серного комбината.

Весной 1943 года медногорцы вместе с оренбуржцами послали подарки партизанам Белоруссии — звено самолетов, автомашины, 450 винтовок, 3 передвижных механических мастерских, продукты, аптечки, белье, обмундирование.

Когда пришла долгожданная Победа, кончилась «ратная» работа и для медногорцев. В сорок пятомТульский завод быстро перестроился на выпуск мирной продукции, стал изготавливать детали для еельскохозяйственных машин. Спустя год он был передан министерству электротехнической промышленности. Сегодня завод «Уралэлектромотор» — один из крупнейших в СССР поставщиков электродвигателей. Каждый двенадцатый электромотор в стране выпускается в Медногорске. И кроме того на «УЭМ» делают магнитные пускатели, электропылесосы «Уралец», товары народного потребления. Если в 1950 году за сутки поступало на склад готовой продукции 100 электромоторов, то теперь более двух тысяч, а в год более полумиллиона. Двигатели составили целое большое семейство, мощностью от 1,5 до 7,5 киловатта. Среди них — специальные пыле- и влагозащитные для сельского хозяйства. Этим моторам первым на заводе присвоен Государственный знак качества. В 1974 году завод выпускал со знаком качества 16 видов продукции.

На заводе в разгаре реконструкция. Введен в строй инженерный корпус — мозг завода. Построен чугунолитейный цех. Строится аппаратный корпус. Обрели современный вид и другие цехи, доставшиеся в наследство от военных лет. С помощью монтажников с венгерского Чепельского завода введена в строй первая в Советском Союзе автоматическая линия по механической обработке станин электродвигателей. Готовится к монтажу автоматическая линия, сделанная в ГДР. Несравнимо улучшились бытовые условия рабочих.

Продукция «Уралэлектромотора» демонстрировалась на международных выставках в Англии, Германской Демократической Республике, во Вьетнаме, Турции и других странах. 53 государства Европы, Америки, Азии и Африки покупают сейчас электромоторы и другие изделия с маркой Медногорского завода.

Преобразился, помолодел микрорайон электромашиностроителей. На месте старых бараков выросла новая улица Моторная, построен заводской дом отдыха и пионерский лагерь на реке Кураганке, средняя и две восьмилетних школы, столовая на 500 с лишним мест, стадион, несколько детских садов. Строится Дом культуры, застраивается новая улица, Комсомольская.

В коллективе завода немало людей заслуженных. Старейшим, тем, кто начинал создавать «Уралэлектромотор» на новом месте, присвоено звание «Заслуженный ветеран завода». Это слесарь энергоцеха Иван Дмитриевич Громов, мастер электромоторного цеха Иван Дмитриевич Тимофеев, фрезеровщик инструментального цеха Иван Петрович Показеев, директор завода Василий Николаевич Смиренский, заместитель директора Николай Иванович Радченко и многие другие. Электрообмотчица Вера Васильевна Ильясова избрана депутатом Верховного Совета РСФСР, электрообмотчица Мария Дмитриевна Шилова участвовала в работе XXIII съезда партии, а шлифовщица Зинаида Федоровна Шур была делегатом XXIV съезда КПСС. Формовщик Газизьян Салихьянович Вабамухаметов, электрообмотчица Мария Алексеевна Бокастова, мастер инструментального цеха Григорий Степанович Корсунов, старший мастер Александр Николаевич Болдырев и другие электромашиностроители награждены орденами Ленина.

Недавно Медногорску исполнилось 35 лет. Город растет, мужает. Его население увеличивается с каждым годом. На главной улице привлекает внимание плакат: «В нашем городе 12 тысяч человек учатся в школах, техникумах, профессионально-технических училищах». Это значит, что каждый третий житель Медногорска повышает свое образование. А если к этому добавить заочников, а также тех, кто занимается на различных курсах, в системе партийного и комсомольского просвещения, то учащихся окажется еще больше.

В городе — индустриальный техникум, медицинское училище; 3 профтехучилища — металлургов, электромашиностроителей и строителей; 10 средних и восьмилетних школ; музыкальная школа; Дворец культуры металлургов; Дом культуры горняков; Дом пионеров; 16 детсадов и яслей.

— А если заглянуть в завтрашний день Медногорска, каким он будет? — на этот вопрос я попросил ответить председателя городского Совета депутатов трудящихся Ивана Филипповича Реву.

— Город наш так расположен, что свободных мест для застройки жилья в центральной части уже нет, — сказал товарищ Рева. — Поэтому в будущем все жилищное и культурно-бытовое строительство развернется в новом, южном микрорайоне. Проведены изыскательные работы, проектировщики разрабатывают удобную планировку района. Будут построены наряду с пятиэтажными и первые в городе девятиэтажные дома. Разумеется, новый район сразу же будет озеленяться... Рядом с городом нет крупной речки или озера. Эту недоработку природы пришлось исправить, ущелье перегородили плотиной. Теперь у нас есть водоем с зеркалом более 40 гектаров. Кстати, туда запустили рыбу и любители ухи уже оббивают берега водоема. Построен отличный профилакторий медно-серного комбината. Строится Дом культуры машиностроителей. Думаем открыть Дом юного техника. Будет сооружен перекидной мост через железнодорожные пути на станции Медногорск.

В Медногорске живут и трудятся Герои Социалистического труда И. Т. Матвиенко, П. Д. Алексеев, 3. С. Рахмангулов.

...В городском музее можно увидеть сувениры из всех частей света — их прислали моряки теплохода «Медногорск» — передового корабля Черноморского пароходства, награжденного орденом Трудового Красного Знамени. Большая дружба у горожан с экипажем теплохода. Они переписываются, сообщают друг другу о трудовых успехах. По далеким морям и океанам теплоход под советским флагом гордо несет славное имя Медногорска — города-труженика.

Литература:

  1. В. Г. Альтов «Города Оренбургской области». Челябинск, Южно-Уральское кн. изд-во, 1974. 254 с. с ил.

На главную Обсудить на форуме Версия для печати

Назад

 

Наверх

 

На развитие проекта


1 рубль




Orphus

Система Orphus

Вести с форума


«История Оренбуржья»
Авторский проект
Раковского Сергея
© Copyright 2002–2017