Герб Оренбурга История Оренбуржья Герб Орска
Главная О проекте Форум Гостевая книга Обратная связь Поиск Ссылки
Разделы


Библиотека

Видео

Геральдика

Города и села

Живопись

Земляки

Картография

Краеведение

Личности

Музеи

Мультимедийные материалы

Памятники и мемориалы

Разное

Религия

Сигиллатия

Учебные заведения

Фотоальбом

Экспедиции




Оренбург в период революции и гражданской войны

Когда в 1917 году в Оренбург пришла телеграмма о свержении самодержавия, местные власти постарались скрыть эту весть от рабочих. Но 2 марта оренбургские большевики получили из Петрограда телеграмму о Февральской революции от старого члена партии Петра Алексеевича Кобозева. Сосланный в 1915 году в Оренбург, он вскоре стал во главе местного комитета РСДРП, вел большую революционную работу вместе с братьями Александром и Георгием Коростелевыми, Семеном Кичигиным, Дмитрием Саликовым и другими большевиками.

В Оренбурге на углу улиц Кашириных и «Правды» стоит двухэтажное здание с колоннами. До революции в нем размещалась городская дума. Теперь здесь детский сад и спортивный клуб. А тогда, в начале марта семнадцатого года, получив телеграмму от Кобозева, именно сюда, созванные большевиками, пришли рабочие Оренбурга на митинг. Спустя несколько дней, 8 марта в этом здании состоялось первое заседание городского Совета рабочих депутатов. Его председателем был избран токарь железнодорожных мастерских, видный большевик, член партии с 1905 года Александр Коростелев. В тот же день на гарнизонном митинге избрали Совет солдатских депутатов. Позднее, в середине марта, оба Совета объединились в Оренбургский Совет рабочих и солдатских депутатов.

В этом же доме через год в марте 1918 года состоялся первый губернский съезд Советов, который избрал первый губисполком. Его председателем избрали Самуила Цвиллинга, заместителями — Александра Коростелева и Ивана Мартынова.

Весть о том, что в Петрограде произошла Великая Октябрьская революция, положившая начало социалистической эпохе, пришла в Оренбург 26 октября 1917 года. В тот же день атаман казачьего войска Дутов, при поддержке реакционного казачества и соглашателей меньшевиков и эсеров, поднял мятеж. Он хотел превратить Оренбург в центр Оренбургского, Уральского и Сибирского казачества, создать контрреволюционный фронт по линии Саратов — Самара — Уфа — Троицк — Челябинск, а затем вместе с донским казачеством двинуться на Москву и реставрировать власть буржуазии. Осуществление этого плана направлялось англо-американскими империалистами.

Первыми шагами дутовцев были разгром редакции большевистской газеты «Пролетарий» и арест партийных руководителей. Были распущены все демократические организации, запрещены собрания, митинги, введен комендантский час.

В ответ на действия Дутова объявили забастовку рабочие главных железнодорожных мастерских и депо. К ним примкнули кожевники, рабочие завода «Орлес», мукомолы, пекари. Стачка стала всеобщей. Для руководства ею организовался Центральный стачечный комитет во главе с большевиками И. И. Андреевым и К. Н. Котовым. Комитет потребовал немедленно освободить арестованных дутовцами Александра Коростелева, Семена Кичигина, Ивана Лобова и других большевиков.

Памятник П. А. Кобозеву, одному из руководителей Оренбургской партийной организации в годы революции и гражданской войны

Памятник П. А. Кобозеву, одному из руководителей Оренбургской партийной организации в годы революции и гражданской войны

14 (27) ноября 1917 года в Караван-сарае состоялось заседание Совета рабочих и солдатских депутатов. Был создан Оренбургский военно-революционный комитет во главе с Самуилом Цвиллингом. На первом заседании комитет утвердил приказ № 1 по Оренбургскому гарнизону, по которому вся власть в городе и гарнизоне переходила в руки военно-революционного комитета.

Дутов отреагировал на это немедленно. В Караван-сарай ворвались казаки. Все участники исторического заседания были арестованы. После допроса дутовцы бросили в тюрьму 25 руководящих деятелей Совета.

Оставшиеся на свободе большевики Константин Котов, Иван Андреев и другие через молодую работницу Соню Бажанову установили связь с товарищами, которые томились в дутовской тюрьме. В подполье был организован отряд Красной гвардии во главе с Андреем Левашовым и Константином Котовым. По поручению П. А. Кобозева, находившегося в Бузулуке, машинист Феодосии Кравченко привез через фронт в тендере паровоза оружие для оренбургских красногвардейцев.

В условиях строжайшей конспирации стали готовить побег из тюрьмы.

— Побег наметили на 10 часов вечера 12 (25) декабря 1917 года, — рассказывал мне Петр Васильевич Кузнецов, один из тех, кому в ту ночь удалось вырваться на волю. — Сигналом к началу действий должен был послужить каравай хлеба, переданный с воли. Если операция откладывалась — тогда принесли бы табак. Во время ужина узнали: Бажанова передала хлеб. Значит там все готово, дело за нами. В 10 часов Самуил Моисеевич Цвиллинг запел «Отречемся от старого мира». По этому сигналу мы быстро разоружили караульных. По приготовленным заранее лестницам перебрались через тюремную стену. И вот нас уже встречают товарищи. Должен сказать, что отлично подготовил наш побег отряд Красной гвардии под руководством Левашова и Котова. Все 32 большевика, бежавших из тюрьмы, были надежно укрыты. Цвиллинг и Александр Коростелев, тщательно загримированные, переправились через линию фронта в Бузулук, где Кобозев собирал красные отряды для наступления на Оренбург.

В Красную гвардию шли добровольцы. Вскоре она насчитывала в своих рядах более 300 человек. Однако силами только этого отряда невозможно было обеспечить успех вооруженного восстания. Большевики Оренбурга направили делегацию железнодорожников состоявшую из паровозных машинистов Ильи Германа и Петра Бебина к В. И. Ленину просить военную помощь для освобождения города.

Записка В. И. Ленина об оказании экстренной военной помощи рабочим Оренбурга.

Записка В. И. Ленина об оказании экстренной военной помощи рабочим Оренбурга.

26 ноября делегация была принята В. И. Лениным. Он внимательно всех выслушал, расспросив о положении в Оренбурге и написал записку:

«В штаб (Подвойскому или Антонову)

Податели — товарищи железнодорожники из Оренбурга. Требуется экстренная военная помощь против Дутова. Прошу обсудить и решить практически поскорее. А мне черкнуть, как решите».

 

И вот в Бузулук к П. А. Кобозеву, назначенному Советом Народных Комиссаров чрезвычайным комиссаром по борьбе с дутовщиной, стали прибывать отряды из разных городов Урала, Поволжья и Петрограда. В декабре 1917 и январе 1918 года вопрос о положении на Оренбургском фронте четыре раза обсуждался на заседании Совета Народных Комиссаров.

Первое наступление красных отрядов из Бузулука на Оренбург пришлось приостановить после неудачного боя под Каргалой. Второе наступление развивалось успешно. Утром 18 (31) января 1918 года отряды под командованием П. А. Кобозева и С. Д. Павлова вступили в Оренбург. 12–25 марта состоялся первый губернский съезд Советов. Он одобрил внешнюю и внутреннюю политику Советского правительства, избрал губернский исполнительный комитет во главе с С. М. Цвиллингом.

Недобитые белоказачьи полки ушли в станицы и оказывали яростное сопротивление Советской власти. Когда вспыхнул белоказачий мятеж в районе Илецка, туда был направлен сформированный в срочном порядке, еще не обстрелянный красногвардейский отряд из рабочих-железнодорожников. Его повел председатель губисполкома Самуил Цвиллинг. В станице Изобильной отряд попал в засаду и погиб почти полностью. Бойцы отряда и их командир дрались отчаянно, но силы были слишком неравны. Весной 1928 года органами ОГПУ были арестованы 19 бывших офицеров и кулаков, которые возглавили зверскую расправу над отрядом Цвиллинга. На процессе выяснилась во всех подробностях страшная картина преднамеренного, заранее подготовленного убийства красногвардейцев. Эта зверская расправа была учинена 2 апреля 1918 года с благословения Дутова его приспешниками.

В ночь с 3 на 4 апреля 1918 года отряд дутовцев под командованием полковника Корчакова и войскового старшины Лукина злодейски напал на Оренбург. Бой вспыхнул сразу в нескольких местах. Белоказаки рвались к центру города. Им удалось потеснить застигнутых врасплох красногвардейцев, захватить вокзал, прорваться к Хлебному переулку, где размешались губисполком и штаб Красной гвардии.

В Панкратовском доме на углу Гостинодворской и Дворянского переулка отчаянно дрались с врагом матросы. Но дутовцев было вдесятеро больше. Израненных и избитых матросов выбрасывали из окон четвертого и пятого этажей на мостовую. Бывший Дворянский переулок стал Матросским в память о погибших тут балтийцах.

Особенно тяжело пришлось красногвардейцам, расквартированным в здании юнкерского училища. Ко многим из них приехали погостить жены и дети. Дутовцы рубили их шашками, не щадя никого.

Тревожно гудели гудки железнодорожных мастерских и «Орлеса», с ними перекликались паровозы на станционных путях. Весь рабочий Оренбург поднялся на защиту города. К обеду наступил перелом. Вместе с подоспевшими красногвардейцами рабочие отряды заставили бандитов поспешно бежать из Оренбурга.

Об этом набеге по прямому проводу В. В. Куйбышев доложил В. И. Ленину. Владимир Ильич ответил, что немедленно примет меры для оказания помощи.

Вновь в Оренбург из разных городов страны — Витебска, Жлобина, Екатеринбурга, Челябинска, Верхнеуральска — были присланы военные подразделения.

Весной 1918 года начался мятеж чехословацкого корпуса. Охватил он и Оренбургскую губернию. Белочехи заняли Бузулук. Белоказачьи полчища снова ринулись к Оренбургу. Оренбург оказался отрезанным от центра Советской России. Оживилась контрреволюционная дутовщина. Телеграфисты отстукивали воззвание губкома РКП (б): «Советы Оренбурга и губернии в смертельной опасности... Банды Дутова... с четырех сторон наступают на Оренбург...» И снова надрывно звучали над городом гудки. Оренбуржцы очень хорошо знали, что такое дутовщина.

В Хлебном переулке в двухэтажном особняке, где размещался штаб обороны Оренбурга, ночи напролет горел свет, решался вопрос о судьбе города. Линия фронта неумолимо приближалась к Оренбургу.

27 июня совещание руководителей партийного комитета, губисполкома и командования советских войск под руководством члена Реввоенсовета Восточного фронта П. А. Кобозева решило эвакуировать город. По трем направлениям уходили красные войска. Главные силы под командованием Зиновьева (более ста эшелонов) отходили к Актюбинску, уральские отряды Блюхера и Каширина — к Белорецку и Верхнеуральску, а отряды Красношекова — к Орску.

Утром 3 июля в город ворвались белоказаки. И сразу начался контрреволюционный террор. Каждый день дутовцы расстреливали большевиков, захваченных в плен красноармейцев, всех, кому не по душе пришлись порядки войскового контрреволюционного правительства. Только в Оренбургской тюрьме было расстреляно более 500 человек. Дутовские контрразведчики зверски убили видных большевиков С. А. Кичигина, М. Н. Бурзянцева, Б. Я. Нуриманова, Б. Шафеева. Тысячи рабочих, солдат, крестьян были вывезены в Сибирь и на Дальний Восток «поездами смерти».

Когда, не выдержав, рабочие послали к Дутову депутаиию, чтобы заявить протест против массовых репрессий, он прогнал рабочих, цинично выкрикнув:

— Мой суд выносит только три рода наказания: смерть, смерть, смерть!

Несмотря на жесточайший террор, уцелевшие в городе большевики вели в подполье работу по сплочению революционных сил. Интенсивно велась подготовка к наступлению на Оренбург и в Актюбинске, и в Бузулуке. Пришел час, когда сил стало достаточно для нанесения победного удара.

В конце декабря началось наступление Красной Армии на Оренбург. Со стороны Самары шли части Первой армии под командованием Г. Д. Гая, 2 января 1919 года от Актюбинска двинулись в наступление части Туркестанской армии. В суровых зимних условиях они настойчиво продвигались на север, заняли Акбулак и Илецк. Из района Сорочииской наступала на юго-восток 24-я Симбирская железная дивизия.

«22 утром почти одновременно, как со стороны Ташкента, так и от Бузулука, город Оренбург был занят нашими войсками», — телеграфировал в Москву П. А. Кобозев.

В тот холодный январский день в Оренбурге Советская власть была установлена навсегда. Но борьба на этом еще не окончилась.

25 марта состоялась вторая Оренбургская губернская конференция большевиков. Она поставила новые мирные задачи по укреплению Советской власти и народного хозяйства.

Однако выпускать винтовку из рук было рано. Враги революции никак не могли смириться с поражением. Они все еще надеялись повернуть историю вспять. Особую угрозу представлял Колчак. Его армия, получившая огромную помощь от многих империалистических государств, перешла в наступление. Под натиском его войск пали Уфа, Белебей, Стерлитамак, Бугуруслан. Враг рвался к Волге, что создавало реальную опасность для всей Советской Республики.

Образованная Южная группа войск Восточного фронта должна была двумя группами нанести удар по врагу севернее Бузулука, в районе Шарлыка.

Для подготовки контрудара по Колчаку из Оренбурга отводились Первая и Туркестанская армии.

Нависла угроза над недавно освобожденным от дутовцев Оренбургом. С трех сторон город окружали враги. Первый казачий корпус наступал с юга, из зауральных степей; второй — шел к городу с востока в междуречье Урала и Сакмары; корпус генерала Бакича угрожал Оренбургу с севера и северо-востока. Дутовцы так были уверены в успехе наступления, что даже поспешили назначить коменданта Оренбурга «для быстрого приведения города в порядок».

Клуб имени Дзержинского. Здесь формировались и вооружались красногвардейские полки 1919 года, проходил первый губернский съезд комсомола

Клуб имени Дзержинского. Здесь формировались и вооружались красногвардейские полки 1919 года, проходил первый губернский съезд комсомола

Судьба Оренбурга, казалось, была решена. Но снова тревожно гудели гудки. Коммунисты поднимали рабочих на защиту родного города. По предложению М. В. Фрунзе из оренбургских рабочих и крестьян стали создаваться добровольческие полки. Состоявшаяся в апреле общегородская конференция профессиональных союзов и фабрично-заводских комитетов, на которой выступил председатель Оренбургского губкома партии И. А. Акулов, постановила: «...призвать все рабочие организации и трудящееся крестьянство Оренбургской губернии для мощного отпора врагам пролетариата и крестьянства, немедленно мобилизовать всех рабочих, способных носить оружие, для защиты завоеваний революции, силы же тех рабочих, которые по возрасту не могут встать в боевые ряды, должны быть брошены на обслуживание тыла Красной Армии». Запись в полки шла всюду. 700 активных штыков выставил завод «Орлес», 1200 рабочих взялись за оружие в железнодорожных мастерских. Становились в строй швейники, печатники, мукомолы, кожевники.

В армию шли целыми семьями. Женщины, старики, дети рыли окопы, подносили патроны, доставляли в окопы пищу, помогали раненым бойцам.

Особенно тяжелое положение переживал Оренбург в апреле и мае 1919 года. Заняв станицу Нежинскую, белые находились всего в 7 километрах от города.

Когда враг захватил Нежинку, выйдя на ближние подступы к Оренбургу, начальник обороны города Эдуард Вилумеон сам повел в бой только что сформированные рабочие полки. Рабочие смело бросились в штыки. Белоказаки дрогнули и стали отступать. Когда Нежинка уже была взята, вражеская пуля настигла Вилумсона. Его отправили в лазарет. Начальником обороны Оренбурга стал Михаил Великанов.

Сформированные из оренбургских рабочих 210-й, 217-й, 218-й, 216-й стрелковые полки героически отражали натиск врагов.

Оборона города длилась несколько месяцев. Рядом с отцами сражались сыновья.

...В нескольких километрах от окраин шли бои. То в одном, то в другом конце города взрывались снаряды. Вот один из них упал недалеко от клуба коммунистов. Но собравшаяся здесь молодежь продолжала митинг. На повестке дня один вопрос — создание Коммунистического Союза Молодежи. Выступил А. А. Коростелев, говорили молодые рабочие. И, наконец, началась запись. В этот день в комсомол вступило около ста юношей и девушек. 23 июня стал днем рождения комсомола в Оренбурге.

Молодые активно участвовали в обороне города, проводили первые массовые субботники, в рядах Красной Армии добивали колчаковские, деникинские и врангелевские войска. Это о них, героях гражданской войны писал Николай Асеев: «...выросли мы в пламени, в пороховом дыму».

Бой на реке Салмыше. С картины Е. Тихменева

Бой на реке Салмыше.

С картины Е. Тихменева

Жестокие бои развернулись на берегах широко разлившего полые воды Салмыша. Бакич бросил в наступление весь свой корпус. Используя паромы и рыбачьи лодки, белые части форсировали Салмыш и вышли на правый берег.

На рассвете 26 апреля начался Салмышский бой, которому было суждено войти в историю. Беспримерный героизм и мужество проявили тут воины 277-го Орского полка. Жестокий и кровавый бой продолжался до позднего вечера. К ночи корпус генерала Бакича перестал существовать. Лишь немногим удалось перебраться вплавь через холодные воды вешнего Салмыша.

Спустя два дня, 28 апреля из района Бузулука перешла в наступление на Колчака Южная группа войск Восточного фронта под командованием М. В. Фрунзе,

Героическая оборона Оренбурга продолжалась 120 дней и ночей. Белоказаки подошли к самому городу. В эти тревожные дни В. И. Ленин дважды телеграфно напоминает М. В. Фрунзе о тяжелом положении Оренбурга и о необходимости оказания помощи защитникам города. Большевистская крепость над Уралом выстояла и победила в трудной борьбе. Этот подвиг был высоко оценен молодой Республикой Советов. В протоколе № 42 заседания Президиума ВЦИК, состоявшегося 8 октября 1920 года, сказано коротко:

«Ходатайство Главнокомандующего всеми вооруженными силами Республики удовлетворить, рабочих гор. Оренбурга за их боевую деятельность, героизм и боевые подвиги, проявленные при защите города Оренбурга во время наступления Колчака, наградить Почетным Революционным Знаменем».

— Страна никогда не забудет этого героического подвига, — скажет потом, вручая оренбуржцам темно-вишневое бархатное знамя с золотым шитьем, член ВЦИК, секретарь Центрального комитета партии Емельян Ярославский.

В пороховом дыму гражданской войны, под гул артиллерии родилась комсомольская организация Оренбуржья. Стоял жаркий летний день 23 июня 1919 года. В здании бывшей купеческой биржи (сейчас это клуб имени Дзержинского) проходило собрание молодежи. Парни и девчата пришли сюда из окопов, с заводских и фабричных окраин, чтобы создать комсомольскую организацию. С докладом выступил Александр Коростелев. Михаил Нестеров, Василий Александров, Сергей Кабаев, Нюра Курилова, Иван Ломакин, Пера Жук, братья Василий и Дмитрий Беловы и многие другие их сверстники стали первыми комсомольцами Оренбурга. Их было 109. Положение на фронте было настолько тревожным, что после собрания почти все комсомольцы ушли в окопы под Нежинку, отстаивать свой, осажденный почти со всех сторон город.

В жаркие августовские дни 1919 года воины Туркестанского фронта и части Оренбургского гарнизона прорвали оборону противника и перешли в решительное наступление. Враг был разбит в Актюбинских степях.

24 августа 1919 года в «Письме к рабочим и крестьянам по поводу победы над Колчаком» В. И. Ленин писал: «Красные войска освободили от Колчака весь Урал и начали освобождение Сибири. Рабочие и крестьяне Урала и Сибири с восторгом встречают Советскую власть, ибо она выметает железной метлой всю помещичью и капиталистическую сволочь, которая замучила народ поборами, издевательствами, поркой, восстановлением царского угнетения».

Героическая борьба оренбуржцев, в невероятно тяжелых условиях отстоявших свой город, заинтересовала Алексея Максимовича Горького. В июне 1927 года он написал письмо одному из активных 43 участников гражданской войны, а потом директору оренбургского музея Александру Яковлевичу Закурдаеву с просьбой помочь собрать воспоминания, которые он рассчитывал использовать в работе над книгой об обороне Оренбурга. Закурдаев рассказал об этой просьбе активным борцам за Советскую власть в Оренбуржье. Подробные материалы; о борьбе с дутовщиной подготовили братья Николай и Иван Каширины, Андрей Левашов и другие ветераны. Закурдаев отправил воспоминания Алексею Максимовичу. Ранняя смерть помешала великому писателю выполнить свой замысел.

19 сентября жители Оренбурга встречали агитационно-инструкторский поезд, с которым прибыл Председатель ВЦИК М. И. Калинин. В связи с победами на Восточном фронте и окончательным освобождением Оренбургской губернии от белых банд этот день был объявлен праздничным. На торжественном митинге М. И. Калинин и М. В. Фрунзе горячо поздравили рабочих Оренбурга с большой победой — полным разгромом полчищ Колчака и Дутова.

Постановлением ВЦИК от 8 октября 19

20 года рабочие Оренбурга за массовый героизм и боевые подвиги, проявленные при защите города, были награждены Почетным революционным знаменем ВЦИК.

Вручая знамя, видный деятель партии Емельян Ярославский сказал: «Страна никогда не забудет этого героического подвига».

 

Председатель ВЦИК М. И. Калинин в Оренбуржье. Сентябрь 1919 г.   Почетное революционное знамя ВЦИК оренбургским рабочим вручает Е. М. Ярославский. Октябрь 1920 г.

Председатель ВЦИК М. И. Калинин в Оренбуржье. Сентябрь 1919 г.

 

Почетное революционное знамя ВЦИК оренбургским рабочим вручает Е. М. Ярославский.
Октябрь 1920 г.

 

Литература:

  1. «Оренбург. Путеводитель-справочник». Челябинск, Южно-Уральское кн. изд-во, 1977. — 204 с. с ил.
  2. В.Г. Альтов «Города Оренбургской области». Челябинск, Южно-Уральское кн. изд-во, 1974. 254 с. с ил.
  3. «Орденоносное Оренбуржье». (Сб. статей). Челябинск. Южно-Уральское кн. изд., 1068. 392 с. Сост. Мячин Н. И.

На главную Обсудить на форуме Версия для печати

Назад

 

Наверх

 

На развитие проекта


1 рубль




Orphus

Система Orphus

Вести с форума


«История Оренбуржья»
Авторский проект
Раковского Сергея
© Copyright 2002–2017